ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » ФСИН России, ФСИН город Москва » ФКУ СИЗО-1 УФСИН РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ "МАТРОССКАЯ ТИШИНА"


ФКУ СИЗО-1 УФСИН РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ "МАТРОССКАЯ ТИШИНА"

Сообщений 41 страница 49 из 49

1

Федеральное казенное учреждение "Следственный изолятор № 1 Управления Федеральной службы исполнения наказаний по г. Москве"
В народе называют просто "Матросская тишина"
СИЗО-1 Москва Матросская тишина

В Полиции, КАЗ, ИВС, СИЗО, ИК, КП, УИИ Москвы и Московской области. Бесплатная консультация юриста, адвоката по уголовному делу, аресту, мере пресечения, обжалованию приговора, УДО.

Почтовый адрес СИЗО-1 Москва Матросская тишина:
107076, Москва, ул. Матросская тишина, д. 18

Контактные телефоны СИЗО-1 Москва Матросская тишина:
Дежурная часть: 8-499-268-43-56
Факс: 8-499-268-43-56

Электронная почта СИЗО-1 Москва Матросская тишина: fgu_iz_77_1@mail.ru

Начальник учреждения СИЗО-1 Москва Матросская тишина:
Клочек Владимир Леонидович

На нынешнем месте расположения следственного изолятора в 1771 году Екатериной II был основан смирительный дом для «предерзостных», который находился в ведении Общества презрения.
В 1870 году дом переименован в Московскую исправительную тюрьму, которая была устроена на 300 мужчин и 150 женщин. После 1917 года тюрьма была разорена, затем вновь восстановлена и расширена.
История «Матросской тишины», значившейся в архивных документах как Тюрьма № 14, начинается с конца 1946 года.
В 1947 году она состояла из двух режимных корпусов общей вместимостью более двух тысяч человек.
В 1949 году был построен третий режимный корпус. До 1953 года здесь располагалась специальная тюрьма с отдельным входом со стороны нынешней психиатрической больницы № 3 им. В.А. Гиляровского. В 1949 – 1950 годах в отдельных камерах содержались военные преступники – нацисты, которые ждали приговора трибунала. В специальной тюрьме в этот же период содержались инженеры, изобретатели, ракетчики.
В 1950-1951 годах были сделаны надстройки режимных и административного корпусов. На крышах первого и второго режимных корпусов были надстроены прогулочные дворы, в которых и в настоящее время осуществляется прогулка заключенных.
Расширение корпусов на территории «Матросской тишины» обусловлено прекращением существования других тюрем города: Сретенской детской колонии, Таганской тюрьмы и Новинской женской тюрьмы.
В связи с разделением тюрем на областные и городские в 1956 году «Тюрьма № 14» была переименована в «Тюрьму № 1».
После смерти Л. Берии в третьем режимном корпусе стали содержать малолетних преступников, вплоть до 1997 года. Здесь несовершеннолетние заключенные получали среднее образование и одновременно зарабатывали деньги на приобретение товаров для личного пользования в ларьке СИЗО, работая в картонажных мастерских, изготавливая мелкий ширпотреб (елочные игрушки, конверты и т.д.).
С 1982 года началось расселение жилищного фонда сотрудников, располагавшегося в административном здании (в третьем подъезде находилось семейное общежитие для сотрудников тюрьмы) и в доме справа от него. После реконструкции в переоборудованных и реконструированных корпусах разместилась больница на 706 мест, в которой получают квалифицированное лечение подозреваемые и обвиняемые, прибывающие на лечение из следственных изоляторов города Москвы.
В 1997 – 1999 годах были проведены капитальный ремонт и незначительная реконструкция третьего режимного корпуса. С августа 1999 года в этом корпусе открылось туберкулезное отделение больницы.
С 1990 года функционирует столовая для личного состава. В 1997 году был пущен в эксплуатацию пищеблок, вновь построенный и оснащенный новым оборудованием.
В 1985 году началось строительство ЦТП, а в 1987 году он был сдан в эксплуатацию.
В 1991 – 1993 годах был проведен капитальный ремонт пятого режимного корпуса, в жилых секциях которого размещались осужденные отряда хозяйственного обслуживания. В настоящее время это благоустроенный жилой корпус, оснащенный новым сантехническим оборудованием.
При тесном взаимодействии руководства учреждения с руководством Московского государственного медицинского стоматологического университета, начиная с 2003 года на базе больницы СИЗО-1 открыты кафедры: фтизиатрии, терапии, дерматовенерологии, хирургии, медико-социальной экспертизы, инфекционных болезней, стоматологии.

Графики работы комнат приема передач СИЗО-1 Москва Матросская тишина

Понедельник
09:00 – 16:00
09:00 – 17:00

Вторник
09:00 – 16:00
09:00 – 17:00

Среда
09:00 – 16:00
09:00 – 17:00

Четверг
09:00 – 16:00
09:00 – 17:00

Пятница
09:00 – 15:00
09:00 – 16:00

Суббота
09:00 – 16:00
09:00 – 17:00

Воскресенье
09:00 – 16:00
09:00 – 17:00

4-й понедельник месяца – санитарный день

0

41

В СИЗО у адвоката изъяли подписанное во время свидания соглашение об оказании юрпомощи
По мнению сотрудников изолятора, передав подзащитному документ на подпись и получив его назад, адвокат нарушил требования Закона о содержании под стражей о переписке с заключенными
19 Июня 2018
Законодательство
Уголовно-исполнительное право
«Адвокатская газета»

Адвокат Михаил Убушаев рассказал «АГ», что до этого сотрудники изолятора чинили и другие препятствия его профессиональной деятельности, в частности отказывая в предоставлении свидания без разрешения следователя и угрозами вынудив уничтожить другое соглашение об оказании юридической помощи. Исполнительный вице-президент ФПА Андрей Сучков назвал действия сотрудников СИЗО вопиющим нарушением закона, которое следует обжаловать в суд.

Адвокат АП г. Москвы Михаил Убушаев сообщил «АГ» о серии нарушений его профессиональных прав, допущенных сотрудниками СИЗО «Матросская тишина», которые препятствуют ему в осуществлении адвокатской деятельности, а его подзащитного лишили права на квалифицированную юридическую помощь.

Михаил Убушаев пояснил, что он принял на себя защиту бывшего сотрудника правоохранительных органов, который обвиняется в совершении должностных преступлений в составе группы лиц. Поскольку первоначально соглашение было заключено в интересах обвиняемого с третьими лицами, 17 мая адвокат прибыл в СИЗО «Матросская тишина» для встречи с подзащитным и получения его согласия на оказание юридической помощи.

Однако администрация СИЗО отказала защитнику в предоставлении свидания под предлогом отсутствия у него «разрешения от следователя», несмотря на наличие у него ордера и адвокатского удостоверения. Михаил Убушаев указал начальнику СИЗО на незаконность такого требования, однако тот лишь предложил жаловаться на его действия.

Именно так адвокат и поступил, однако в ответе на жалобу, полученном из Управления режима и надзора ФСИН России, было указано, что никаких нарушений администрацией СИЗО не было допущено, поскольку в соответствии с законодательством при предоставлении подозреваемому или обвиняемому свиданий с защитником сотрудники следственного изолятора должны располагать информацией о вступлении адвоката в уголовное дело. «Но такое подтверждение истребуется не от адвоката, а от органов предварительного расследования или суда», – указано в ответе ведомства.

Сам начальник СИЗО в ответ на жалобу адвоката также указал, что свидания предоставляются только «лицам, вступившим в уголовное дело в качестве защитника». При этом он подчеркнул, что только следователь уполномочен принимать решение о вступлении в уголовное дело адвоката в качестве защитника, а соответствующей информации о процессуальном статусе Михаила Убушаева в СИЗО не поступало.

После этого адвокат все-таки получил не предусмотренное УПК разрешение от следователя и 13 июня представил его сотруднику СИЗО-1, после чего ему было предоставлено свидание с подзащитным. Однако при этом на входе в следственный кабинет старший по КПП подверг защитника личному досмотру, в ходе которого стал изучать адвокатское досье. На замечание о том, что он не имеет права этого делать, сотрудник СИЗО не реагировал, а вернув документы адвокату, сообщил, что заключенный не имеет права подписывать какие-либо документы и что если это произойдет, то они будут изъяты. На это Михаил Убушаев ответил, что принес только соглашение об оказании юридической помощи, которое его подзащитный должен подписать, если согласится на участие адвоката в его деле.

Соглашение было подписано, однако на выходе из следственного кабинета сотрудники СИЗО, как и предупредили ранее, потребовали выдать им документ. Возражения и указания на то, что соглашение составляет адвокатскую тайну, не действовали, более того, они стали угрожать защитнику. Своими действиями они вынудили Михаила Убушаева порвать соглашение и только после этого вернули ему удостоверение адвоката и позволили покинуть изолятор.

Как пояснил защитник, он не стал сразу же обращаться с жалобами в суд по поводу произошедшего, так как стремился уберечь своего подзащитного от негативных последствий, а также рассчитывал, что ситуацию удастся урегулировать мирно. Поэтому 15 июня он вновь прибыл на свидание с подзащитным и вновь предупредил сотрудников СИЗО, что принес соглашение, которое необходимо подписать, так как это необходимо для выполнения поручения на защиту.

На выходе из кабинета повторилась прошлая ситуация: группа сотрудников изолятора потребовала от адвоката выдать им соглашение. После того, как адвокат отказался, его подвергли личному досмотру и составили протокол, согласно которому соглашение об оказании юридической помощи изъято в связи с нарушением ст. 20 и 21 Закона о содержании под стражей, регулирующих порядок переписки с подозреваемыми и обвиняемыми, заключенными под стражу.

Михаил Убушаев заявил, что положения этих статей не распространяются на соглашения об оказании юрпомощи между адвокатом и его подзащитным, однако его доводы были проигнорированы. Более того, сотрудники изолятора прямо заявили, что для заключения такого соглашения он, а одновременно и его подзащитный должны подать заявление на имя начальника СИЗО и только после разрешения администрации учреждения – заключить его. Кроме того, адвокату было запрещено передавать подзащитному материалы уголовного дела, а именно протоколы допроса в качестве обвиняемого.

Поскольку ситуацию не удалось урегулировать, а сама она дошла до абсурда, Михаил Убушаев подготовил жалобу в суд о признании действий сотрудников «Матросской тишины» незаконными. В жалобе он указал, что они допустили существенные нарушения положений действующего законодательства, направленных на обеспечение адвокатской тайны, в том числе нарушили право его подзащитного на получение квалифицированной юридической помощи.

«Первоначальный недопуск к подзащитному, а равно и дальнейшие противоправные действия, выразившиеся в изучении адвокатского досье, изъятии соглашения на оказание юридической помощи, направлены на воспрепятствование деятельности адвоката, на разглашение адвокатской тайны, а также пособничество следственным органам, которые в настоящее время делают все возможное, чтобы оказать давление на моего подзащитного, чтобы он не дал показания против следователей, которые совершили должностные преступления», – указал в жалобе Михаил Убушаев.

В комментарии «АГ» защитник пояснил, что действия сотрудников СИЗО привели к тому, что он не может в полной мере выполнять поручение на защиту. «Мои процессуальные права сильно ограничены – я не могу сделать адвокатский запрос без номера соглашения, а для этого договор необходимо зарегистрировать в коллегии. При этом само соглашение изъято как незаконная переписка, и возвращать его никто не собирается. Вернуть удастся только через судебное обжалование», – отметил он.

ФПА подготовила законопроект о конфиденциальности общения защитников с доверителями в местах содержания под стражей
Согласно поправкам, конфиденциальность переписки или передачи документов в ходе свидания адвоката с его подзащитным может быть ограничена исключительно судом

Исполнительный вице-президент ФПА РФ Андрей Сучков, ознакомившись с ситуацией, назвал действия сотрудников СИЗО абсолютно незаконными. «В апреле прошлого года ст. 49 УПК РФ дополнили нормой о предоставлении адвокату еще до вступления в уголовное дело свидания с подозреваемым, обвиняемым для получения его согласия на участие адвоката в деле в качестве защитника. Понятно, что в случае достижения такого согласия оно оформляется соглашением об оказании юридической помощи и на него распространяется режим адвокатской тайны. Данный составленный адвокатом документ не является даже перепиской между адвокатом и доверителем или обменом документами между ними, т.е. не подпадает под ту спорную ситуацию, для разрешения которой рабочая группа ФПА РФ разработала законопроект о беспрепятственном обмене документами в СИЗО между защитником и доверителем и запрете цензуры их переписки. Определенно, данное вопиющее нарушение закона следует обжаловать в суд», – прокомментировал Андрей Сучков.

Михаил Убушаев добавил, что намерен обратиться не только в суд, но и в Минюст, и к руководству ФСИН, кроме того, он поставит в известность Комиссию АП г. Москвы по защите прав адвокатов: «Вопрос нужно поставить ребром, чтобы в дальнейшем такая практика не применялась к другим защитникам».

Глеб Кузнецов
19 Июня 2018
Законодательство, Уголовно-исполнительное право

0

42

Глава ОНК считает, что в СИЗО "Матросская тишина" нарушаются права на переписку с судами
Общество 21 июня

Вадим Горшенин заявил, что администрация изолятора отказывалась направлять в суд ходатайства заключенных, требуя, чтобы они приобретали за свой счет конверты и марки

МОСКВА, 21 июня. /ТАСС/. Представители Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) утверждают, что выявили нарушения прав заключенных на переписку с судами в СИЗО федерального подчинения "Матросская тишина".

Как сообщил ТАСС председатель ОНК Москвы Вадим Горшенин, в четверг члены комиссии осуществили проверку данного следственного изолятора. "Администрация СИЗО отказывалась направлять в суд ходатайства заключенных, требуя, чтобы они приобретали за свой счет конверты и марки, что противоречит нормативным актам", - сказал он.

Как пояснил председатель ОНК Москвы, утвержденные Минюстом правила предусматривают, что заключенные не оплачивают расходы по отправке жалоб в адрес судов, прокуратуры, иных государственных контролирующих органов власти, а также уполномоченных по правам человека. В то же время, по его словам, руководители других столичных СИЗО заявили, что в возглавляемых ими учреждениях от заключенных не требуют оплачивать судебную переписку.

Горшенин отметил, что в ходе проверки содержащиеся в "Матросской тишине" люди пожаловались членам ОНК на задержки при отправке и получении как судебной, так и личной почтовой корреспонденции. "Заключенные показали письма из московских судов, которые передавались заключенному администрацией СИЗО через три недели после отправки, и сроки обжалования судебного решения были пропущены. Была жалоба и на сроки доставки писем интернет-системой "ФСИН-письмо": оно шло неделю, и это, кстати, платная услуга по пересылке электронных писем", - рассказал председатель ОНК. По его словам, руководитель СИЗО заявил членам комиссии, что не несет за это ответственность, возложив ее на "Почту России" и службу поддержки интернет-системы "ФСИН-письмо".

tass.ru/obschestvo/5313219

0

43

СТОЛИЧНЫЕ СИЗО УВЕЛИЧАТ ЗАПАСЫ БУТИЛИРОВАННОЙ ВОДЫ В СВЯЗИ С ЖАРОЙ
25.06

Администрация столичных следственных изоляторов принимает дополнительные меры с связи с жарой в Московском регионе. Об этом сообщил Агентству городских новостей «Москва» представитель столичного управления ФСИН Сергей Цыганков

«УФСИН по Москве принимает дополнительные меры, чтобы помочь арестованным в столичных следственных изоляторах пережить жаркий период времени. Для этого разработан комплекс мер - начиная от постоянного контроля температурного режима в камерах, обеспечения работы систем приточно-вытяжной вентиляции и проветривания камер во время прогулок арестованных», - сказал он.

По его словам, руководителям СИЗО рекомендовано по возможности устанавливать в камерах бытовые вентиляторы. Более того, родственникам предоставлена возможность передавать вентиляторы в камеры - разумеется, после соответствующего осмотра, чтобы избежать передачи в емкостях вентиляторов запрещенных предметов.

«Рекомендуется по возможности увеличить продолжительность прогулок, организовать регулярный медосмотр лиц, страдающих сердечно-сосудистыми заболеваниями, заболеваниями органов дыхания и гипертонией, и установить медицинский контроль за санитарно-гигиенической обстановкой и качеством приготовления пищи. Безусловно, усилен контроль за хранением скоропортящихся продуктов, чаще проводится влажная уборка камер и коридоров режимных корпусов, а также служебных мест сотрудников СИЗО. Руководителям СИЗО предложено увеличить запасы бутилированной питьевой воды в магазинах учреждений, во всех камерах иметь бачки с охлажденной питьевой водой», - добавил С.Цыганков.

0

44

Дело о вымогательстве 11 млн рублей в "Матросской тишине" вернули в прокуратуру
общество суды
28 июня
ТАСС
Юрий Машков

Преображенский районный суд вернул прокурору дело о вымогательстве 11 миллионов рублей у предпринимателей в СИЗО "Матросская тишина". Об этом сообщает Агентство "Москва" со ссылкой на представителя суда.

Дело было возвращено в прокуратуру из-за серьезных нарушений уголовно-процессуального закона во время предварительного следствия. Судебный процесс начался еще в октябре прошлого года.

По делу проходят бывший начальник оперативного отдела СИЗО Михаил Захаров, его подчиненные Валентин Базаев, Павел Петран, Антон Девятаев, Анатолий Осмачко, криминальный авторитет Елдару Векуа и его знакомая, врач-рентгенолог Фатима Найфонова.

По данным следователей, Захаров вступил в сговор с криминальным авторитетом, находившемся в изоляторе, и еще тремя подчиненными. Сообщники вымогали крупную сумму у бизнесмена, обвинявшегося в мошенничестве при реконструкции аэропорта в Казани. Деньги соучастники требовали перевести на банковские карты, ранее оформленные на подконтрольных лиц.

0

45

Москва хочет допросить экс-посла США Макфола
Экс-посол США в Москве Майкл Макфол
Global Look Press
Komsomolskaya Pravda
ПОЛИТИКА
7 ИЮЛЯ 2018

Официальный представитель Генпрокуратуры Александр Куренной рассказал, кого из американских чиновников Россия хотела бы допросить по делу главы фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера. Среди прочих он назвал бывшего посла США в Москве Майкла Макфола.

«Майкл Макфол, бывший посол США в России, под его руководством в 2009-2010 годах компилировались докладные записки в Госдепартамент США из Москвы о ходе следствия по делу Магнитского», — заявил Куренной.

В конце мая Браудера задержали в Испании в связи с запросом России. Однако спустя некоторое время его выпустили. В 2013 году в России заочно осудили Браудера на девять лет заключения по делу о финансовых махинациях. В 2008 году по делу об уклонении от уплаты налогов был задержан аудитор Hermitage Capital Сергей Магнитский. В 2009 году он умер в СИЗО «Матросская тишина», после чего Браудер обвинил в смерти Магнитского российские власти.

0

46

Госдеп назвал абсурдными обвинения РФ в адрес американцев по делу Браудера
Международная панорама 18 июля
Пресс-секретарь ведомства Хезер Науэрт призвала российские власти действовать совместно с минюстом США

НЬЮ-ЙОРК, 18 июля. /ТАСС/. Госдепартамент считает абсурдными обвинения в отношении американских официальных лиц, в том числе представителей спецслужб, которых Россия подозревает в совершении противоправных действий на ее территории. Об этом заявила в среду на регулярном брифинге руководитель пресс-службы Госдепартамента Хезер Науэрт. Трансляция брифинга шла на сайте Госдепа.

"Утверждения российского правительства абсурдны, - заявила она. - Они хотят допросить 11 американских официальных лиц, о которых говорило российское правительство. Мы не поддерживаем утверждения, с которыми выступило правительство России. Генеральной прокуратуре РФ хорошо известно о том, что США отвергли российские обвинения на этот счет, они были отвергнуты судом Южного округа Нью-Йорка".

"Мы призываем российские власти действовать совместно с министерством юстиции США, чтобы преследовать тех россиян, которые совершили правонарушения, а не выступать с фальшивыми обвинениями в адрес господина Браудера и других людей", - добавила Науэрт.

Позиция РФ

Имя Браудера упомянул в понедельник президент России Владимир Путин на пресс-конференции в Хельсинки по итогам саммита РФ и США. Он отметил, что спецпрокурор Роберт Мюллер, расследующий утверждения о вмешательстве России в президентские выборы в США, может воспользоваться российско-американским договором от 1999 года о взаимной помощи по уголовным делам, чтобы допросить 12 предполагаемых сотрудников военной разведки России, которым в минувшую пятницу власти США предъявили заочные обвинения.

Как подчеркнул президент, в таком случае Москва будет ставить вопрос взаимности таких действий. Путин указал, что Москва будет ожидать от американской стороны, чтобы в США в присутствии российских следователей допросили американских официальных лиц и представителей спецслужб, которых в РФ подозревают в совершении противоправных действий на территории России. Это, в частности, касается дела основателя фонда Hermitage Capital Уильяма Браудера.

Во вторник в Генпрокуратуре РФ заявили, что готовы направить в США запрос для допроса сотрудников американских спецслужб и госслужащих в рамках расследования уголовного дела в отношении Браудера.

Дело Браудера

По данным российского следствия, деловые партнеры Браудера незаконным образом заработали в России более $1,5 млрд, не заплатив налоги ни в России, ни в США. Деньги они перевели в США, направив их на избирательную кампанию Хиллари Клинтон.

Браудер в 2012 году активно выступал за принятие Конгрессом США "акта Магнитского", который предусматривает применение санкционных мер в отношении ряда российских должностных лиц.

Аудитор Hermitage Capital Сергей Магнитский был арестован по обвинению в создании для фонда незаконных схем уклонения от уплаты налогов. Находясь под следствием, он обвинил в коррупции ряд российских чиновников. В ноябре 2009 года Магнитский умер в московском СИЗО "Матросская тишина".

Мюллер Роберт Клинтон Хиллари Путин Владимир Владимирович США Россия
ТАСС
tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/5385853

0

47

Замглавы ФСИН: никакого наследия ГУЛАГа в уголовно-исполнительной системе сегодня нет
Валерий Максименко рассказал "Интерфаксу" о выводах из скандалов с насилием над осужденными и, напротив, их привилегированным положением

Москва. 8 января. INTERFAX.RU - Заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко рассказал в интервью обозревателю "Интерфакса" Кириллу Мазурину об итогах года, в том числе, выводах из скандалов с насилием над осужденными и, напротив, их привилегированным положением, работе с кадрами, перспективах блокировки мобильной связи в колониях и следственных изоляторах и шансах на возвращение ведомства в структуру МВД.

- Валерий Александрович, каким для Службы стал 2018 год, какие знаковые позитивные и негативные события его характеризуют?

- В уходящем году в российской уголовно-исполнительной системе (УИС) произошли существенные изменения, которые коснулись как сотрудников, так и лиц, находящихся в местах лишения свободы. Одним из ключевых событий стало вступление в силу закона "О службе в Уголовно-исполнительной системе..", работа над которым велась на протяжении почти 20 лет - с 1998 года, с того самого момента, когда наша служба была переведена из ведения МВД в ведение Минюста.

Преобразования, связанные с гуманизацией уголовного законодательства, коснулись и лиц, находящихся в местах лишения свободы. Вы помните – в июле был принят закон о внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса РФ, касающихся порядка зачета времени содержания лица под стражей до вынесения приговора и срока отбывания наказания в виде лишения свободы. В связи с поправками свыше 9600 осужденных уже вышли на свободу, а более чем 73 тысячам человек, включая 1111 несовершеннолетних преступников, снижен срок отбывания наказания.

В то же время нельзя не отметить и ряд аспектов негативного характера, в частности, факты неправомерного применения силы к осужденным. Да, такие случаи, к сожалению, еще встречаются, но здесь считаю важным подчеркнуть – то, что они становятся общеизвестными – это результат нашей работы, работы не одного года, а последних шести лет – мы сделали пенитенциарную систему открытой, ФСИН без прикрас.

Эта идея родилась в 2012 году, когда ФСИН возглавил Геннадий Александрович Корниенко. Было принято решение – ничего ни от кого не скрывать, ни от нашего общества, ни от западных коллег и партнеров. Если на самом деле какое-то беззаконие происходит в тюремной системе, то изменить эту ситуацию можно только открыв правду. На сегодняшний день ФСИН стала настолько открытой и настолько демократичной, что, на наш взгляд, общество еще к этому не готово, к этой степени открытости, не готово увидеть это, осознать и "переварить".

Да, иногда становится страшно, как в случае с истязанием Евгения Макарова в ярославской колонии, но наше достижение за эти шесть лет – люди, которые побывали в тюрьме, перестали бояться говорить правду о том, что они видели. Уже дошло до того, что осужденные репортажи ведут прямо из колонии, я имею в виду Вячеслава Цеповяза.

То есть то, чего мы добились – это реальная демократия, как бы кому это смешно ни показалось, и эти изменения необратимы. Правозащитники и члены Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) говорят, что такой открытой, как сейчас ФСИН не была никогда.

- Раз уж вы вспомнили Макарова и Цеповяза - какие принципиальные выводы сделаны по этим ситуациям - неправомерному применению силы и, наоборот, - по вольготному режиму содержания отдельных осужденных?

- Тема с Макаровым ударила по ФСИН конечно очень больно, но мы все равно благодарны журналистам - вскрыли больное место и это позволило навести порядок. Что тут можно сказать, наша позиция такова - если в учреждении что-то не так – виноват всегда начальник. Все начинается с руководителя учреждения. Например, СИЗО "Матросская тишина" (СИЗО-1 УФСИН по Москве - ИФ) - там недавно из-за скандала с вип-камерами уволили начальника, не буду называть его фамилию. Он не контролировал ситуацию. Всю работу выполняли его заместители, которые делали что хотели. Похожая картина сложилась в СИЗО "Медведь" (СИЗО-4 УФСИН по Москве), где начальник попустительствовал подчиненным, которые скооперировались с подследственными-бандитами и вымогали у других арестантов деньги. Группу разоблачили, бандиты получили дополнительные сроки, кто-то даже "ушел" на пожизненный, и несколько работников изолятора также были осуждены.

Или обратный пример, бывший начальник СИЗО-1 ФСИН России, так называемого "Кремлевского централа" Иван Павлович Прокопенко. Его уговорить применить безосновательно какие-либо меры к подследственному - перевести в другую камеру, подсадить к кому-то, чтобы оказать давление - нет и точка. Кто бы ни попросил - следователь, начальник какого-то подразделения - несите документ, только так. Он стоял четко на букве закона и права заключенных там всегда соблюдались в полном объеме.

Что касается событий в ярославской (избиение осужденного Макарова - ИФ) и амурской (привилегированное положение осужденного Цеповяза - ИФ) колониях, как вы знаете, возбуждены уголовные дела, ряд наших бывших сотрудников содержатся под стражей, расследование еще не завершено.

Руководство региональных управлений ФСИН, в чьей подведомственности находились колонии, привлечено к строгой дисциплинарной ответственности. Кроме этого, как мы уже сообщали, проведена масштабная проверка всех пенитенциарных учреждений в стране, в ходе которой выявлено около 170 нарушений, связанных с применением физической силы и специальных средств в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных. При этом нужно отметить, что из всех выявленных нарушений лишь три связаны непосредственно с порядком применения физсилы и спецсредств, кроме того в более чем 100 случаях отсутствовала видеофиксация фактов применения, также выявлен 61 факт непредоставления материалов проверок по фактам применения силы в органы прокураторы. По итогам проверки ответственные руководители получили взыскания, а материалы переданы в следственные органы.

- Подвигли эти инциденты вашу службу к разработке дополнительных мер по контролю за соблюдением прав заключенных и законности действий персонала учреждений?

- Разумеется. Эти ситуации показали, что важна не только работа с кадрами, но и усиление технического контроля в учреждениях УИС.

Мы стали первыми из ведомств, кто внедрил в работу сотрудников видеорегистраторы. И именно благодаря этим устройствам история с Макаровым стала достоянием общественности. Пока еще не дошло до тотального наблюдения, но оно будет таким, хотя и потребует больших денег. Сегодня в колониях и СИЗО эксплуатируются более 22 тысяч комплектов переносных видеорегистраторов, а также порядка 150 тысяч камер охранного телевидения. В целях полного визуального покрытия так называемых "слепых зон" в наших учреждениях дополнительно требуется установить еще порядка 40 тысяч видеокамер. При этом, за 2018 год количество носимых видеорегистраторов, которые используются непосредственно при надзоре за подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными выросло на 5,5%.

Помимо технической стороны, сейчас при каждом начальнике регионального подразделения ФСИН работают помощники по соблюдению прав человека, места лишения свободы регулярно посещают представители общественных наблюдательных комиссий, международных и всероссийских правозащитных организаций. Кроме этого, руководство территориальных органов и члены ОНК регулярно проводят прямые линии и приемы граждан. По каждой жалобе проводится проверка. Если она подтверждается, принимаются все меры, вплоть до возбуждения уголовного дела. Также мы проводим анализ всех чрезвычайных происшествий и на его основе направляем в регионы обзоры и указания о проведении мероприятий, направленных на снижение количества происшествий и преступлений. Как видите, мы уделяем вопросам контроля самое пристальное внимание.

- С чем вы связываете сокращение тюремного населения почти в два раза, по сравнению с 2010 годом?

- Идет гуманизация нашего уголовного законодательства и это очень серьезное проявление демократии. Таких осужденных, которые еще несколько лет назад попадали в колонию за украденный в магазине кусок сыра, я на сегодняшний день не знаю. Люди сидят только за тяжкие и особо преступления – преступления против личности, торговлю наркотиками. Мы часто слышим – идет "закручивание гаек", а я говорю нет, вот пример – в два раза меньше людей сидит в тюрьме. И я вижу, что это сокращение будет продолжаться.

Мы, кстати, были в американских тюрьмах, видели, как там сидят люди. Вы знаете, если бы у нас была хотя бы десятая доля подобного, был бы такой шум, что история с Макаровым показалась бы детским садом. Такого института, как наши общественные наблюдательные комиссии, нет ни в одной стране мира. Есть что-то подобное во Франции, но там этих наблюдателей назначают из числа бывших судей, следователей, полицейских. У нас их выбирают, и у нас членом ОНК может стать кто угодно – от домохозяйки до политолога. И это еще одно проявление демократии.

На сегодняшний день в исправительных учреждениях содержится менее 470 тысяч человек. В новейшей истории России это самое маленькое количество осужденных, отбывающих наказание в колониях. Для сравнения - в январе 2010 года эта цифра составляла 733 тысячи человек, в начале 2013 года - 588 тысяч, в 2017 году - 523 тысячи, а в начале этого года - уже менее полумиллиона человек.

- А каково, на ваш взгляд, оптимальное для России число заключенных в колониях и СИЗО?

- Полагаю, цифры должны быть сопоставимы с более благополучными с точки зрения уровня преступности странами - где-то несколько десятков человек на 100 тысяч жителей. Сейчас у нас чуть менее 400 осужденных на 100 тысяч россиян. Так что стремиться еще есть куда.

- Чем принципиально отличается современная УИС от ГУЛАГа? Сохранилось ли от ГУЛАГА какое-либо наследие, от которого не удается избавиться?

- На мой взгляд, никакого наследия ГУЛАГА в нашей системе сегодня нет. Давно канули те времена в лету. Если понимать под сутью ГУЛАГА массовое нарушение прав человека, массовые репрессии, неправосудные приговоры, расстрелы, пытки, выбивания показаний, то как это можно соотнести с сегодняшней ситуацией? Мне такое сравнение вообще кажется некорректным. А если кто-то из наших сотрудников бьет заключенного, это не наследие ГУЛАГА, это, простите за выражение, мозгов нет у конкретного работника, который работать не хочет, или ему терпения не хватает. Если вернуться к истории с Макаровым – он в одного сотрудника плюнул, другого послал куда-то. Так они, вместо того, чтобы элементарно задокументировать факт нарушения режима и применить предусмотренное законом взыскание, сами допустили противоправные действия. Когда человек работать не хочет, думать головой не хочет, в него плюнули – он за дубинку. Мы с этим боремся жестко, бескомпромиссно избавляемся от таких горе-работников.

К сожалению, встречаются отдельные факты нарушения прав осужденных. Так, совсем недавно мы выявили грубые нарушения трудового законодательства в отношении осужденных в ИК-14 в Мордовии, начальник учреждения был отстранен от работы, при этом Служба сама заявила об этих фактах общественности, что еще раз говорит о том, что мы не скрываем наших проблем.

- Расскажите о состоянии и перспективах ведомственной медицины, каковы показатели, в том числе прогнозируемые, заболеваемости, смертности осужденных?

- Сегодня мы констатируем пятикратное снижение смертности от туберкулеза за последние три года. Кто-то сочтет это несущественным, но ведь это жизни наших людей. У нас прогрессивные и очень эффективные методики лечения туберкулеза - их у нас запрашивают тюремные службы Норвегии, Швейцарии и Африки, где сегодня произошел всплеск этого заболевания.

Кроме этого, мы сломали коррупциогенную систему, при которой региональные руководители устраивали "конкурсы" среди местных аптек и в результате были поставки лекарств весьма сомнительного качества и срока годности. Сейчас наш поставщик - крупнейший производитель медикаментов - "Ростех", мы получаем качественные, эффективно действующие препараты. Результат налицо - по итогам 9 месяцев этого года общая смертность в учреждениях УИС по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилась на 12,6%.

Также оптимизирована работа с судебными органами в части освобождения осужденных, представленных в суд в связи с болезнью. В этом году освобождено 1770 человек - более чем на 5% выше показателя прошлого года (1681 человек). Наши медучреждения обеспечены необходимым объемом лекарств для проведения высокоактивной антиретровирусной терапии ВИЧ-инфекции.

Всё это внушает оптимизм.

- Насколько известно, финансирование Федеральной целевой программы (ФЦП) развития УИС с каждым годом сокращается. Как это отражается на строительстве пенитенциарных учреждений?

- Да, к сожалению, за 2007-2016 годы в соответствующее постановление правительства РФ было внесено 11 изменений, сокративших объем финансирования в целом на 18,8 млрд рублей в ценах соответствующих лет. Это повлекло сокращение на четверть ее программных мероприятий. Из запланированных к строительству 26 следственных изоляторов, в которых условия содержания подследственных соответствуют международным стандартам, было сдано в эксплуатацию пять. Еще было возведено 9 СИЗО, отвечающих требованиям российского законодательства.

В период на 2019-2026 годы программой предусматривается проектирование и строительство следственного изолятора на 1200 мест в Московской области, СИЗО на 2000 мест в Москве и режимного корпуса на 800 мест в СИЗО в Зеленограде.

- Есть ли уже какие-либо передовые наработки по вопросу ограничения сотовой связи в пенитенциарных учреждениях? Какова перспектива решения этой проблемы, в частности, в московских СИЗО?

- Пока вопрос остается открытым. Работает межведомственная группа, совместно с сотовыми операторами готовятся предложения в правительство. Но единого технического решения проблемы блокировки сотовых сигналов в отдельно взятом учреждении пока не выработано. Если речь идет о колонии где-нибудь в тайге - там одну две "соты" отключил и нет проблем. А если учреждение находится в городской черте, такой вариант оставит без связи целые районы вокруг - мы с этим уже сталкивались, в том числе, в Москве. Получается, что проще само учреждение убрать за пределы города, как например, было сделано в Санкт-Петербурге. Мы СИЗО "Кресты" вывели в пригород, в Колпино и там мобильная связь теперь полностью блокирована. Сейчас тот же самый вопрос прорабатываем в Москве - с начала нового года мы будем строить за пределами МКАД, возможно совместно с мэрией, новый большой следственный изолятор, примерно на 5000 мест. Туда переселим "Бутырку" и другие изоляторы. Мы полагаем, что он будет построен очень быстро. Сейчас со специалистами правительства Москвы подбираем место – предварительно это будет либо север либо юг. Мы освободим центр столицы от наших тюрем. Так что через несколько лет знаменитый Бутырский замок, 1776 года постройки, где в свое время содержался Емельян Пугачев, прекратит свою работу.

- В последние годы периодически звучат предложения вернуть ФСИН в структуру МВД. Насколько вероятна эта процедура?

- Я не думаю, что будет принято такое решение. Как члены Совета Европы мы выполняем определенные обязательства и одно из них – разделение функций уголовного преследования гражданина и его содержания под стражей. И мы видим реальное улучшение в сфере защиты прав человека - стала разрушаться система, при которой розыск, следствие и арест находились в компетенции одного ведомства (МВД). Когда человек находился в руках одних органов, происходили действительно страшные вещи – пресс, давление, насилие, что угодно. Сегодня эта система практически сломана. Приведу пример – персоналу следственных изоляторов категорически запрещено принимать у полицейского конвоя доставленных из суда или со следственного эксперимента арестованных, если у них имеются какие-либо травмы. Кроме этого, материалы о таком факте обязательно передаются руководству органа МВД, в следственный комитет и прокуратуру. И это правило неукоснительно соблюдается. В Смоленске несколько лет назад был исключительный случай - в СИЗО приняли подследственного с явными признаками внешнего воздействия. Он умер через 24 минуты. После этого мы уволили всю "вертикаль", в том числе начальника изолятора.

Так вот, благодаря такому разделению, сегодня случаев насилия в отношении подследственных стало меньше в разы.

- Есть ли сегодня какие-либо аспекты, вызывающие беспокойство у руководства Службы?

- Недавно правозащитник Андрей Бабушкин сказал, и я с ним согласен, что, посещая колонии и СИЗО, он видит моральную усталость и моральный износ сотрудников, даже молодых. В их глазах такая тоска, такая безнадега. Зарплаты небольшие, работа каждый день в тюрьме, каждый день общение с преступниками, многие из которых отбывают наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления, социально неблагополучные, обозленные на жизнь и проецирующие свои чувства и эмоции на окружающих. Нагрузка, психологическое давление на сотрудников колоссальное. И Бабушкин предложил активизировать работу по психологической поддержке сотрудников ФСИН.

Чтобы исправить ситуацию уже делается немало - в уголовно-исполнительной системе работают более 3000 психологов, из них специализируются на работе с личным составом 358 сотрудников, осуществляют психологическую работу и с осужденными и сотрудниками – 2035 человек. В исправительных учреждениях и следственных изоляторах функционируют более 1100 кабинетов психологической помощи, в этом году психологами проведено более 360 тысяч обследований сотрудников, более 180 тысяч индивидуальных консультаций, 50 тысяч групповых психокоррекционных мероприятий. Специалисты обследуют сотрудников в обязательном порядке при приеме на службу, при прохождении стажировки, при перемещении по службе, при решении вопроса о несении службы с оружием, по заявкам начальников подразделений и в других случаях. Наши психологи изучают российский и международный опыт, участвуют и побеждают в конкурсах профессионального мастерства, активно взаимодействуют с психологами других силовых структур.

Есть еще одна проблема – мы видим рост случаев нападения осужденных на персонал учреждений и связываем это отчасти с тем, что сотрудники не хотят применять спецсредства, когда это необходимо. Потому что потом полгода-год придется ходить по следователям, прокурорам, судам, оправдываться и отписываться, доказывая правоту, еще и под уголовное дело можно попасть. Не так давно мы побывали по обмену опытом в американском штате Нью-Йорк, и там такой случай был - полицейский применил оружие, застрелил человека. Судья говорит, положите руку на Библию, вы чувствовали угрозу жизни со стороны подозреваемого? Он отвечает, да, чувствовал. Судья молотком по столу хлоп – "дело закрыто". Я не говорю, что нам надо с них пример брать, но может быть найти какую-то золотую середину.

- Чего бы вы пожелали в Новом году коллегам и тем, за кем они надзирают?

Коллегам желаю, чтобы в Новом году было как можно меньше тяжелых ситуаций по службе, профессионального и карьерного роста, терпения и выдержки при работе с осужденными и, конечно каких-то общечеловеческих моментов - счастья, здоровья, благополучия семьям.

Осужденным хотелось бы пожелать, чтобы в Новом году они были законопослушными, успешно работали, учились, получали новые профессии и, в конце концов, чтобы побыстрее закончился срок пребывания в местах лишения свободы и они достойно вернулись в общество.

0

48

Замглавы ФСИН: никакого наследия ГУЛАГа в уголовно-исполнительной системе сегодня нет
Есть обновление от 14:10 → Сотрудники ФСИН приняли роды в новгородской мужской колонии
Валерий Максименко рассказал "Интерфаксу" о выводах из скандалов с насилием над осужденными и, напротив, их привилегированным положением

Замглавы ФСИН: никакого наследия ГУЛАГа в уголовно-исполнительной системе сегодня нет
Заместитель директора ФСИН Валерий Максименко Фото предоставлено пресс-службой
Москва. 8 января. INTERFAX.RU - Заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний Валерий Максименко рассказал в интервью обозревателю "Интерфакса" Кириллу Мазурину об итогах года, в том числе, выводах из скандалов с насилием над осужденными и, напротив, их привилегированным положением, работе с кадрами, перспективах блокировки мобильной связи в колониях и следственных изоляторах и шансах на возвращение ведомства в структуру МВД.

- Валерий Александрович, каким для Службы стал 2018 год, какие знаковые позитивные и негативные события его характеризуют?

- В уходящем году в российской уголовно-исполнительной системе (УИС) произошли существенные изменения, которые коснулись как сотрудников, так и лиц, находящихся в местах лишения свободы. Одним из ключевых событий стало вступление в силу закона "О службе в Уголовно-исполнительной системе..", работа над которым велась на протяжении почти 20 лет - с 1998 года, с того самого момента, когда наша служба была переведена из ведения МВД в ведение Минюста.

Преобразования, связанные с гуманизацией уголовного законодательства, коснулись и лиц, находящихся в местах лишения свободы. Вы помните – в июле был принят закон о внесении изменений в статью 72 Уголовного кодекса РФ, касающихся порядка зачета времени содержания лица под стражей до вынесения приговора и срока отбывания наказания в виде лишения свободы. В связи с поправками свыше 9600 осужденных уже вышли на свободу, а более чем 73 тысячам человек, включая 1111 несовершеннолетних преступников, снижен срок отбывания наказания.

В то же время нельзя не отметить и ряд аспектов негативного характера, в частности, факты неправомерного применения силы к осужденным. Да, такие случаи, к сожалению, еще встречаются, но здесь считаю важным подчеркнуть – то, что они становятся общеизвестными – это результат нашей работы, работы не одного года, а последних шести лет – мы сделали пенитенциарную систему открытой, ФСИН без прикрас.

Эта идея родилась в 2012 году, когда ФСИН возглавил Геннадий Александрович Корниенко. Было принято решение – ничего ни от кого не скрывать, ни от нашего общества, ни от западных коллег и партнеров. Если на самом деле какое-то беззаконие происходит в тюремной системе, то изменить эту ситуацию можно только открыв правду. На сегодняшний день ФСИН стала настолько открытой и настолько демократичной, что, на наш взгляд, общество еще к этому не готово, к этой степени открытости, не готово увидеть это, осознать и "переварить".

Да, иногда становится страшно, как в случае с истязанием Евгения Макарова в ярославской колонии, но наше достижение за эти шесть лет – люди, которые побывали в тюрьме, перестали бояться говорить правду о том, что они видели. Уже дошло до того, что осужденные репортажи ведут прямо из колонии, я имею в виду Вячеслава Цеповяза.

То есть то, чего мы добились – это реальная демократия, как бы кому это смешно ни показалось, и эти изменения необратимы. Правозащитники и члены Общественных наблюдательных комиссий (ОНК) говорят, что такой открытой, как сейчас ФСИН не была никогда.

- Раз уж вы вспомнили Макарова и Цеповяза - какие принципиальные выводы сделаны по этим ситуациям - неправомерному применению силы и, наоборот, - по вольготному режиму содержания отдельных осужденных?

- Тема с Макаровым ударила по ФСИН конечно очень больно, но мы все равно благодарны журналистам - вскрыли больное место и это позволило навести порядок. Что тут можно сказать, наша позиция такова - если в учреждении что-то не так – виноват всегда начальник. Все начинается с руководителя учреждения. Например, СИЗО "Матросская тишина" (СИЗО-1 УФСИН по Москве - ИФ) - там недавно из-за скандала с вип-камерами уволили начальника, не буду называть его фамилию. Он не контролировал ситуацию. Всю работу выполняли его заместители, которые делали что хотели. Похожая картина сложилась в СИЗО "Медведь" (СИЗО-4 УФСИН по Москве), где начальник попустительствовал подчиненным, которые скооперировались с подследственными-бандитами и вымогали у других арестантов деньги. Группу разоблачили, бандиты получили дополнительные сроки, кто-то даже "ушел" на пожизненный, и несколько работников изолятора также были осуждены.

Или обратный пример, бывший начальник СИЗО-1 ФСИН России, так называемого "Кремлевского централа" Иван Павлович Прокопенко. Его уговорить применить безосновательно какие-либо меры к подследственному - перевести в другую камеру, подсадить к кому-то, чтобы оказать давление - нет и точка. Кто бы ни попросил - следователь, начальник какого-то подразделения - несите документ, только так. Он стоял четко на букве закона и права заключенных там всегда соблюдались в полном объеме.

Что касается событий в ярославской (избиение осужденного Макарова - ИФ) и амурской (привилегированное положение осужденного Цеповяза - ИФ) колониях, как вы знаете, возбуждены уголовные дела, ряд наших бывших сотрудников содержатся под стражей, расследование еще не завершено.

Руководство региональных управлений ФСИН, в чьей подведомственности находились колонии, привлечено к строгой дисциплинарной ответственности. Кроме этого, как мы уже сообщали, проведена масштабная проверка всех пенитенциарных учреждений в стране, в ходе которой выявлено около 170 нарушений, связанных с применением физической силы и специальных средств в отношении подозреваемых, обвиняемых и осужденных. При этом нужно отметить, что из всех выявленных нарушений лишь три связаны непосредственно с порядком применения физсилы и спецсредств, кроме того в более чем 100 случаях отсутствовала видеофиксация фактов применения, также выявлен 61 факт непредоставления материалов проверок по фактам применения силы в органы прокураторы. По итогам проверки ответственные руководители получили взыскания, а материалы переданы в следственные органы.

- Подвигли эти инциденты вашу службу к разработке дополнительных мер по контролю за соблюдением прав заключенных и законности действий персонала учреждений?

- Разумеется. Эти ситуации показали, что важна не только работа с кадрами, но и усиление технического контроля в учреждениях УИС.

Мы стали первыми из ведомств, кто внедрил в работу сотрудников видеорегистраторы. И именно благодаря этим устройствам история с Макаровым стала достоянием общественности. Пока еще не дошло до тотального наблюдения, но оно будет таким, хотя и потребует больших денег. Сегодня в колониях и СИЗО эксплуатируются более 22 тысяч комплектов переносных видеорегистраторов, а также порядка 150 тысяч камер охранного телевидения. В целях полного визуального покрытия так называемых "слепых зон" в наших учреждениях дополнительно требуется установить еще порядка 40 тысяч видеокамер. При этом, за 2018 год количество носимых видеорегистраторов, которые используются непосредственно при надзоре за подозреваемыми, обвиняемыми и осужденными выросло на 5,5%.

Помимо технической стороны, сейчас при каждом начальнике регионального подразделения ФСИН работают помощники по соблюдению прав человека, места лишения свободы регулярно посещают представители общественных наблюдательных комиссий, международных и всероссийских правозащитных организаций. Кроме этого, руководство территориальных органов и члены ОНК регулярно проводят прямые линии и приемы граждан. По каждой жалобе проводится проверка. Если она подтверждается, принимаются все меры, вплоть до возбуждения уголовного дела. Также мы проводим анализ всех чрезвычайных происшествий и на его основе направляем в регионы обзоры и указания о проведении мероприятий, направленных на снижение количества происшествий и преступлений. Как видите, мы уделяем вопросам контроля самое пристальное внимание.

- С чем вы связываете сокращение тюремного населения почти в два раза, по сравнению с 2010 годом?

- Идет гуманизация нашего уголовного законодательства и это очень серьезное проявление демократии. Таких осужденных, которые еще несколько лет назад попадали в колонию за украденный в магазине кусок сыра, я на сегодняшний день не знаю. Люди сидят только за тяжкие и особо преступления – преступления против личности, торговлю наркотиками. Мы часто слышим – идет "закручивание гаек", а я говорю нет, вот пример – в два раза меньше людей сидит в тюрьме. И я вижу, что это сокращение будет продолжаться.

Мы, кстати, были в американских тюрьмах, видели, как там сидят люди. Вы знаете, если бы у нас была хотя бы десятая доля подобного, был бы такой шум, что история с Макаровым показалась бы детским садом. Такого института, как наши общественные наблюдательные комиссии, нет ни в одной стране мира. Есть что-то подобное во Франции, но там этих наблюдателей назначают из числа бывших судей, следователей, полицейских. У нас их выбирают, и у нас членом ОНК может стать кто угодно – от домохозяйки до политолога. И это еще одно проявление демократии.

На сегодняшний день в исправительных учреждениях содержится менее 470 тысяч человек. В новейшей истории России это самое маленькое количество осужденных, отбывающих наказание в колониях. Для сравнения - в январе 2010 года эта цифра составляла 733 тысячи человек, в начале 2013 года - 588 тысяч, в 2017 году - 523 тысячи, а в начале этого года - уже менее полумиллиона человек.

- А каково, на ваш взгляд, оптимальное для России число заключенных в колониях и СИЗО?

- Полагаю, цифры должны быть сопоставимы с более благополучными с точки зрения уровня преступности странами - где-то несколько десятков человек на 100 тысяч жителей. Сейчас у нас чуть менее 400 осужденных на 100 тысяч россиян. Так что стремиться еще есть куда.

- Чем принципиально отличается современная УИС от ГУЛАГа? Сохранилось ли от ГУЛАГА какое-либо наследие, от которого не удается избавиться?

- На мой взгляд, никакого наследия ГУЛАГА в нашей системе сегодня нет. Давно канули те времена в лету. Если понимать под сутью ГУЛАГА массовое нарушение прав человека, массовые репрессии, неправосудные приговоры, расстрелы, пытки, выбивания показаний, то как это можно соотнести с сегодняшней ситуацией? Мне такое сравнение вообще кажется некорректным. А если кто-то из наших сотрудников бьет заключенного, это не наследие ГУЛАГА, это, простите за выражение, мозгов нет у конкретного работника, который работать не хочет, или ему терпения не хватает. Если вернуться к истории с Макаровым – он в одного сотрудника плюнул, другого послал куда-то. Так они, вместо того, чтобы элементарно задокументировать факт нарушения режима и применить предусмотренное законом взыскание, сами допустили противоправные действия. Когда человек работать не хочет, думать головой не хочет, в него плюнули – он за дубинку. Мы с этим боремся жестко, бескомпромиссно избавляемся от таких горе-работников.

К сожалению, встречаются отдельные факты нарушения прав осужденных. Так, совсем недавно мы выявили грубые нарушения трудового законодательства в отношении осужденных в ИК-14 в Мордовии, начальник учреждения был отстранен от работы, при этом Служба сама заявила об этих фактах общественности, что еще раз говорит о том, что мы не скрываем наших проблем.

- Расскажите о состоянии и перспективах ведомственной медицины, каковы показатели, в том числе прогнозируемые, заболеваемости, смертности осужденных?

- Сегодня мы констатируем пятикратное снижение смертности от туберкулеза за последние три года. Кто-то сочтет это несущественным, но ведь это жизни наших людей. У нас прогрессивные и очень эффективные методики лечения туберкулеза - их у нас запрашивают тюремные службы Норвегии, Швейцарии и Африки, где сегодня произошел всплеск этого заболевания.

Кроме этого, мы сломали коррупциогенную систему, при которой региональные руководители устраивали "конкурсы" среди местных аптек и в результате были поставки лекарств весьма сомнительного качества и срока годности. Сейчас наш поставщик - крупнейший производитель медикаментов - "Ростех", мы получаем качественные, эффективно действующие препараты. Результат налицо - по итогам 9 месяцев этого года общая смертность в учреждениях УИС по сравнению с аналогичным периодом прошлого года снизилась на 12,6%.

Также оптимизирована работа с судебными органами в части освобождения осужденных, представленных в суд в связи с болезнью. В этом году освобождено 1770 человек - более чем на 5% выше показателя прошлого года (1681 человек). Наши медучреждения обеспечены необходимым объемом лекарств для проведения высокоактивной антиретровирусной терапии ВИЧ-инфекции.

Всё это внушает оптимизм.

- Насколько известно, финансирование Федеральной целевой программы (ФЦП) развития УИС с каждым годом сокращается. Как это отражается на строительстве пенитенциарных учреждений?

- Да, к сожалению, за 2007-2016 годы в соответствующее постановление правительства РФ было внесено 11 изменений, сокративших объем финансирования в целом на 18,8 млрд рублей в ценах соответствующих лет. Это повлекло сокращение на четверть ее программных мероприятий. Из запланированных к строительству 26 следственных изоляторов, в которых условия содержания подследственных соответствуют международным стандартам, было сдано в эксплуатацию пять. Еще было возведено 9 СИЗО, отвечающих требованиям российского законодательства.

В период на 2019-2026 годы программой предусматривается проектирование и строительство следственного изолятора на 1200 мест в Московской области, СИЗО на 2000 мест в Москве и режимного корпуса на 800 мест в СИЗО в Зеленограде.

- Есть ли уже какие-либо передовые наработки по вопросу ограничения сотовой связи в пенитенциарных учреждениях? Какова перспектива решения этой проблемы, в частности, в московских СИЗО?

- Пока вопрос остается открытым. Работает межведомственная группа, совместно с сотовыми операторами готовятся предложения в правительство. Но единого технического решения проблемы блокировки сотовых сигналов в отдельно взятом учреждении пока не выработано. Если речь идет о колонии где-нибудь в тайге - там одну две "соты" отключил и нет проблем. А если учреждение находится в городской черте, такой вариант оставит без связи целые районы вокруг - мы с этим уже сталкивались, в том числе, в Москве. Получается, что проще само учреждение убрать за пределы города, как например, было сделано в Санкт-Петербурге. Мы СИЗО "Кресты" вывели в пригород, в Колпино и там мобильная связь теперь полностью блокирована. Сейчас тот же самый вопрос прорабатываем в Москве - с начала нового года мы будем строить за пределами МКАД, возможно совместно с мэрией, новый большой следственный изолятор, примерно на 5000 мест. Туда переселим "Бутырку" и другие изоляторы. Мы полагаем, что он будет построен очень быстро. Сейчас со специалистами правительства Москвы подбираем место – предварительно это будет либо север либо юг. Мы освободим центр столицы от наших тюрем. Так что через несколько лет знаменитый Бутырский замок, 1776 года постройки, где в свое время содержался Емельян Пугачев, прекратит свою работу.

- В последние годы периодически звучат предложения вернуть ФСИН в структуру МВД. Насколько вероятна эта процедура?

- Я не думаю, что будет принято такое решение. Как члены Совета Европы мы выполняем определенные обязательства и одно из них – разделение функций уголовного преследования гражданина и его содержания под стражей. И мы видим реальное улучшение в сфере защиты прав человека - стала разрушаться система, при которой розыск, следствие и арест находились в компетенции одного ведомства (МВД). Когда человек находился в руках одних органов, происходили действительно страшные вещи – пресс, давление, насилие, что угодно. Сегодня эта система практически сломана. Приведу пример – персоналу следственных изоляторов категорически запрещено принимать у полицейского конвоя доставленных из суда или со следственного эксперимента арестованных, если у них имеются какие-либо травмы. Кроме этого, материалы о таком факте обязательно передаются руководству органа МВД, в следственный комитет и прокуратуру. И это правило неукоснительно соблюдается. В Смоленске несколько лет назад был исключительный случай - в СИЗО приняли подследственного с явными признаками внешнего воздействия. Он умер через 24 минуты. После этого мы уволили всю "вертикаль", в том числе начальника изолятора.

Так вот, благодаря такому разделению, сегодня случаев насилия в отношении подследственных стало меньше в разы.

- Есть ли сегодня какие-либо аспекты, вызывающие беспокойство у руководства Службы?

- Недавно правозащитник Андрей Бабушкин сказал, и я с ним согласен, что, посещая колонии и СИЗО, он видит моральную усталость и моральный износ сотрудников, даже молодых. В их глазах такая тоска, такая безнадега. Зарплаты небольшие, работа каждый день в тюрьме, каждый день общение с преступниками, многие из которых отбывают наказание за тяжкие и особо тяжкие преступления, социально неблагополучные, обозленные на жизнь и проецирующие свои чувства и эмоции на окружающих. Нагрузка, психологическое давление на сотрудников колоссальное. И Бабушкин предложил активизировать работу по психологической поддержке сотрудников ФСИН.

Чтобы исправить ситуацию уже делается немало - в уголовно-исполнительной системе работают более 3000 психологов, из них специализируются на работе с личным составом 358 сотрудников, осуществляют психологическую работу и с осужденными и сотрудниками – 2035 человек. В исправительных учреждениях и следственных изоляторах функционируют более 1100 кабинетов психологической помощи, в этом году психологами проведено более 360 тысяч обследований сотрудников, более 180 тысяч индивидуальных консультаций, 50 тысяч групповых психокоррекционных мероприятий. Специалисты обследуют сотрудников в обязательном порядке при приеме на службу, при прохождении стажировки, при перемещении по службе, при решении вопроса о несении службы с оружием, по заявкам начальников подразделений и в других случаях. Наши психологи изучают российский и международный опыт, участвуют и побеждают в конкурсах профессионального мастерства, активно взаимодействуют с психологами других силовых структур.

Есть еще одна проблема – мы видим рост случаев нападения осужденных на персонал учреждений и связываем это отчасти с тем, что сотрудники не хотят применять спецсредства, когда это необходимо. Потому что потом полгода-год придется ходить по следователям, прокурорам, судам, оправдываться и отписываться, доказывая правоту, еще и под уголовное дело можно попасть. Не так давно мы побывали по обмену опытом в американском штате Нью-Йорк, и там такой случай был - полицейский применил оружие, застрелил человека. Судья говорит, положите руку на Библию, вы чувствовали угрозу жизни со стороны подозреваемого? Он отвечает, да, чувствовал. Судья молотком по столу хлоп – "дело закрыто". Я не говорю, что нам надо с них пример брать, но может быть найти какую-то золотую середину.

- Чего бы вы пожелали в Новом году коллегам и тем, за кем они надзирают?

Коллегам желаю, чтобы в Новом году было как можно меньше тяжелых ситуаций по службе, профессионального и карьерного роста, терпения и выдержки при работе с осужденными и, конечно каких-то общечеловеческих моментов - счастья, здоровья, благополучия семьям.

Осужденным хотелось бы пожелать, чтобы в Новом году они были законопослушными, успешно работали, учились, получали новые профессии и, в конце концов, чтобы побыстрее закончился срок пребывания в местах лишения свободы и они достойно вернулись в общество.

0

49

Сбежать любой ценой: что творилось в СИЗО России
55 лет назад были учреждены следственные изоляторы
Лидия Мисник 31.10.2018

Побеги, перестрелки, знаменитые заключенные: за 55 лет своего существования в следственных изоляторах России произошло много ярких событий. В 1963 году, 31 октября, коллегия Министерства охраны общественного порядка РСФСР заявила о создании в стране мест, где подсудимые, осужденные и задержанные будут ждать решения своей дальнейшей судьбы. «Газета.Ru» рассказывает, что происходило в самых известных СИЗО России.

55 лет назад, 31 октября 1963 года, по решению коллегии Министерства охраны общественного порядка РСФСР был образован новый вид мест содержания под стражей — следственный изолятор (СИЗО). Там коротают свои дни в ожидании суда подследственные и подсудимые, а осужденные и задержанные содержатся там до конвоирования и экстрадиции.

В изоляторах создаются условия, не позволяющие подсудимым помешать следствию или скрыться от него. СИЗО основывались на базах бывших тюрем с многовековой историей. Некоторые из них получили особое место в российской истории.

«Матросская тишина»
Главная достопримечательность улицы Матросская тишина расположена в доме 18а, где разместился Следственный изолятор №1 города Москвы. Свою историю он ведет с 1775 года, когда на этом месте открылся дом для предерзостных. Туда на исправительные работы отправляли мелких воришек и мошенников. Спустя почти сто лет, в 1870 году, дом стал именоваться Московской исправительной тюрьмой, в которой было 450 мест: триста для мужчин и сто пятьдесят для женщин. В том виде, в котором «Матросская тишина» находится в настоящее время, она существует с 1946 года.

Интересное в сети
Про вонь и гарь уже забыли
В Севастополе готовят закон об изъятии частных предприятий
«Запад плюёт на законы»: как в Москве оценили заявление...
Как защита детей превратилась в их уничтожение
Это СИЗО во многом знаменито своими «постояльцами». Именно там в 1991 году оказались подозреваемые в измене родине члены Государственного комитета по чрезвычайному положению (ГКЧП) Геннадий Янаев, Валентин Павлов, Дмитрий Язов, Владимир Крючков, Олег Бакланов, Василий Стародубцев и Александр Тизяков.

В «Коммерсанте» тогда писали: «По сведениям сокамерников, 23 августа в СИЗО №4 на ул. Матросская тишина стали поступать члены ГКЧП. Они не были готовы к тюремным порядкам — например, к гнилому рыбному супу. Олег Бакланов (зампред Совета обороны при президенте СССР – «Газета.Ru»), в частности, не знал, что в таком супе можно есть только рыбу, а остальное надо выливать». Тогда даже отстранили от службы весь личный состав «Матросской тишины» — вместо них были прикомандированы работники из других областей страны: новые власти опасались, что сотрудники начнут помогать заключенным из партийной элиты.

«Матросская тишина» славится также такими арестантами, как осужденные по делу ЮКОСа Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, обвинявшийся в организации массовых беспорядках националист Александр Баркашов, подозреваемый в покушении на Анатолия Чубайса полковник Владимир Квачков.

Ждал своей участи здесь и создатель пирамиды «МММ» Сергей Мавроди. «Условия там относительно комфортные, бытовые. Но на самом деле в тюрьме бытовые условия – это второстепенно. Там очень тяжелая психологическая обстановка, потому что это по сути камера смертников. Все думают только о том, как с ПЖ (пожизненного заключения) соскочить. Тот факт, что ты туда попал – это уже в какой-то мере приговор. То есть фактически оттуда не выходят», — рассказывал Мавроди на программе «В гостях у Дмитрия Гордона» о спецблоке, в котором он находился.

Кстати, «Матросскую тишину» прославили еще и знаменитые беглецы. 5 мая 1995 года побег совершил известный киллер Александр Солоник, которого держали отдельно. В 1.20 сотрудники СИЗО совершали обход, в ходе которого не обнаружили на месте постового Сергея Меньшикова. Тогда же они не досчитались и самого киллера. Позже выяснилось, что постовой не просто помог Солонику сбежать, но и сам последовал за ним: беглецы забрались на прогулочную площадку девятого корпуса, вскарабкались на стену, а оттуда при помощи заранее приготовленной веревки спустились на улицу Матросская тишина.

Этот прецедент стал самым громким, но отнюдь не единственным. В сентябре 2003 года «Матросскую тишину» самовольно оставил выходец из Белоруссии Василий Славгородский. 36-летний преступник выбил несколько кирпичей из ограждения прогулочного двора, после чего, выбравшись в отверстие, перепрыгнул наружную огораживающую стену и сбежал. Правда, на свободе он пробыл не слишком долго — в мае 2004 года его снова задержали.

Яндекс.Директ
Коллекция обуви Dolce & Gabbana.
branded-shoes.ru

«Бутырка»
Еще один легендарный столичный следственный изолятор носит название «Бутырка». История этого сооружения также относится к XVIII веку. В 1775 году до казни на территории современной «Бутырки» содержался Емельян Пугачев. Самого здания тогда еще не существовало, оно было построено в 1879 году. Сейчас комплекс СИЗО состоит примерно из 20 трехэтажных корпусов, которые вмещают в себя 434 камеры.

Арашуков-старший заявил, что знал за пять дней о готовящемся...
В отличие от «Матросской тишины», Бутырская тюрьма вряд ли может похвастаться большим количеством знаменитых заключенных, зато по количеству побегов из СИЗО «Бутырка» явно лидирует. Первый побег из изолятора произошел в 1992 году. Двое беглецов выбрались из прогулочного дворика, расположенного на крыше основного корпуса изолятора. Заключенные, одетые в бушлаты и имевшие характерный вид арестантов, добежали незамеченными до края здания, после чего прыгнули вниз на небольшую пристройку. Удивительным образом они легко проскользнули через проходную на улицу. Но гулять на свободе беглецам пришлось недолго — через пару дней их поймали.

Спустя четыре года 26-летняя Наталья Сухожердева, получившая пять лет за незаконные валютные сделки и хранение оружия, решила устроить побег и для этого прибегла к помощи своей сокамерницы, которую вскоре должны были освободить.

Они продумали замысловатую комбинацию: Сухожердева должна была выйти на свободу вместо подруги, а та — через пару дней возмутиться из-за того, что ее не отпускают на волю. Так все и произошло.

Для беспрепятственного освобождения Сухожердева тщательно изучила факты из биографии сокамерницы — это было нужно при отчете во время освобождения из СИЗО. Изначально план удался, правоохранители не заметили никакого подвоха. Но на следующий день, когда сокамерница освободившейся девушки начала возмущаться, обстоятельства побега раскрылись, а «великую комбинаторшу» задержали спустя некоторое время на одном из столичных рынков.

Опыт предшественницы ничему не научил и другого арестанта. В марте 2000 года грузинский налетчик договорился поменяться ролями со своим сокамерником, ожидавшим окончания следствия. В день, когда его должны были везти в суд на оглашение оправдательного вердикта, туда отправился налетчик. Он спокойно выслушал решение суда, с него сняли наручники, и преступник покинул здание. Впрочем, вскоре его поймали.

Один из самых необычных побегов произошел 22 марта 2010 года. Виталий Островский вместе с сокамерником был в помывочной, но внезапно оттолкнул надзирателя и бросился бежать. Правоохранитель не стал его догонять, потому что тогда пришлось бы оставить второго арестанта. Островский выбежал во двор, пересек его и начал карабкаться по высокой кирпичной ограде, цепляясь за маленькие выступы в стене. Он сделал это так быстро, что дежуривший на вышке охранник не заметил его. Злоумышленник преодолел ограду «Бутырки» и убежал в неизвестном направлении. Через два года его задержали в Финляндии.

«Кресты»
Не менее известный следственный изолятор расположен в Санкт-Петербурге. Он более известен под названием «Кресты» из-за своей необычной архитектуры. История учреждения насчитывает более 110 лет.

Изначально «Кресты» были центральной пересыльной тюрьмой, из которой заключенных отправляли по всей России, включая Сибирь. «Централ» начал работать в 1862 году.

В 1892 году на этом месте были возведены два пятиэтажных здания из красного кирпича. Коридоры тюрьмы вмещали 960 одиночных камер. Всех заключенных обязывали трудиться, зарабатывая себе на пропитание.

История «Крестов» до перехода в статус СИЗО была весьма насыщенна. В начале XX века туда попадали политические деятели и революционеры. Александр Керенский, который находился здесь в заключении в декабре 1905 года за причастность к деятельности партии социалистов-революционеров, позднее вспоминал: «...я всегда с благодарностью думаю о нелепом случае, приведшем меня в тюрьму. Четыре месяца уединения за счет государства расширили мой кругозор и позволили лучше разобраться в том, что происходило в стране».

В 1964 году тюрьма «Кресты» превратилась в следственный изолятор № 1. За это время в СИЗО побывала не одна сотня тысяч арестованных. Его стены видели многих известных «воров в законе». Одним из самых известных «посетителей» этого учреждения стал политик Юрий Шутов, приговоренный к пожизненному заключению за ряд преступлений в составе ОПГ, в том числе, за заказное убийство.

Побеги в «Крестах» совершались редко, но громко. В 1991 году на волю попытался выбраться бандит Сергей Мадуев. Влюбленная в него следователь принесла ему пистолет, с помощью которого он взял заложника и ранил майора из охраны. Впрочем, и самого его ранили, поэтому бежать Мадуеву не удалось. Через некоторое время он попытался сделать то же самое, но заручившись поддержкой уже другого охранника. Эта попытка также провалилась.

Действия Мадуева вдохновили и других заключенных. Уже в следующем году в «Крестах» произошел беспрецедентный случай.

Семеро заключенных взяли в заложники двоих контроллеров и обещали отпустить их, только если им позволят покинуть СИЗО. Но в этом случае все закончилось трагичнее: заложники остались живы, но трое главных инициаторов побега были убиты.

На сегодняшний день у «Крестов» существует двойник – «Кресты-2», в который 22 декабря 2017 года перевели полторы тыс. арестантов. В отличие от своего «родственника», находящегося на Арсенальной набережной, новый СИЗО расположился в Колпино.

0


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » ФСИН России, ФСИН город Москва » ФКУ СИЗО-1 УФСИН РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ "МАТРОССКАЯ ТИШИНА"