ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 3. ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО. Статья 67


ГЛАВА 3. ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО. Статья 67

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

Конституция РФ
Раздел I
Глава 3 Федеративное устройство
Статья 67

1. Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними.
2. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного права.
3. Границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия.

0

2

Статья 67

1. В части 1 статьи 67 закреплено два понятия "территория Российской Федерации" и "территория субъекта Федерации". Отношение между территориями самое простое: первая включает в себя территории ее субъектов. Однако Федерация не вправе по собственному усмотрению менять границы ее субъектов. Границы между ними могут быть изменены только с их взаимного согласия.

2. Под территорией понимается не только ее сухопутная часть, но также внутренние воды, территориальное море, воздушное пространство над территориями субъектов. Федеральный закон РФ от 31 июля 1998 г. N 155-ФЗ "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" содержит понятия территориального моря и внутренних вод. Территориальное море Российской Федерации - примыкающий к сухопутной территории или к внутренним морским водам морской пояс шириной 12 морских миль, отмеряемых от исходных линий. Исходными линиями, от которых отмеряется ширина территориального моря, являются: линия наибольшего отлива вдоль берега, указанная на официально изданных в Российской Федерации морских картах; прямая исходная линия, соединяющая наиболее удаленные в сторону моря точки островов, рифов и скал в местах, где береговая линия глубоко изрезана и извилиста или где имеется вдоль берега и в непосредственной близости к нему цепь островов; прямая линия, проводимая поперек устья реки, непосредственно впадающей в море, между точками на ее берегах, максимально выступающими в море при наибольшем отливе; прямая линия, не превышающая 24 морские мили, соединяющая точки наибольшего отлива пунктов естественного входа в залив либо в пролив между островами или между островом и материком, берега которых принадлежат Российской Федерации; система прямых исходных линий длиной более чем 24 морские мили, соединяющих пункты естественного входа в залив либо в пролив между островами или между островом и материком, исторически принадлежащими Российской Федерации. Внутренние морские воды Российской Федерации - воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря Российской Федерации.

В Воздушном кодексе РФ 1997 г. закреплено, что под воздушным пространством Российской Федерации понимается воздушное пространство над территорией Российской Федерации, в том числе воздушное пространство над внутренними водами и территориальным морем. Воздушное пространство по сложившейся правовой практике включает высоту до 100 км. Под сухопутной и водной территорией расположены недра, о которых Конституция РФ не упоминает. Тем не менее по сложившемуся обычаю они также входят в понятие государственной территории.

3. Континентальный шельф РФ включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящихся за пределами территориального моря РФ, на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории или на расстоянии 200 миль от берега (статья 1 Федерального закона от 30 ноября 1995 г. N 187-ФЗ "О континентальном шельфе Российской Федерации"). Обычно шельф бывает богат запасами нефти и других неживых, а также живых ресурсов. Интересы субъектов Федерации в эксплуатации ресурсов континентального шельфа учитываются в соответствии с их вкладом в разведку и разработку этих ресурсов.

4. Исключительная экономическая зона - это морское пространство шириной до 200 миль от берега. Здесь прибрежные государства вправе создавать искусственные острова, установки и сооружения, проводить исследования, осуществлять защиту морской среды и естественных ресурсов. Эта территория регулируется Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. N 191-ФЗ "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации".

5. Охрана территории, континентального шельфа и исключительной экономической зоны входит в ведение федеральных властей. Они призваны обеспечивать территориальную целостность Федерации и ее субъектов.

6. Режим границы РФ установлен Законом РФ от 1 апреля 1993 г. N 4730-1 "О Государственной границе Российской Федерации", а также рядом других нормативных актов и международных договоров с сопредельными государствами. Этими актами закрепляется процедура разрешения территориальных споров. По специальным соглашениям российские пограничные войска несут охрану внешней границы ряда государств, входящих в Содружество Независимых Государств.

0

3

Статья 67

1. Согласно ч. 1 данной статьи, территория Российской Федерации состоит как бы из двух частей. С одной стороны, это географическая среда, включающая сушу, воды, недра и воздушное пространство, что образует пространственный предел действия суверенитета РФ. С другой стороны в состав территории РФ включается территория субъектов Российской Федерации. То есть юридический институт, который, в отличие от географических компонентов, уже имеет по Конституции определенный правовой статус.

И в этом смысле рассматриваемое определение территории указывает на нетрадиционный подход к определению территории государства.

Традиционно в национальном и международном праве под государственной территорией понимались и понимаются различные географические пространства земной поверхности (сухопутной и водной, воздушное пространство), принадлежащие определенному государству. Такой подход нашел отражение и в ст. 1 ФЗ РФ от 1 апреля 1993 г. "О Государственной границе Российской Федерации", действует в ред. от 15 июня 2006 г. РГ. 2006. 31 декабря), в соответствии с которой государственную территорию Российской Федерации образуют суша, вода, недра и воздушное пространство.

Из текста ч. 1 комментируемой статьи следует, что каждый субъект РФ, названный в ч. 1 ст. 65 Конституции, имеет собственную территорию. Правовой статус территории субъектов помимо федеральной Конституции определяется также их конституциями и уставами. Однако необходимо заметить, что правовое положение субъектов Федерации может иметь определенные различия, и поэтому территория субъекта Федерации не может быть приравнена по своему правовому положению к статусу государственной территории РФ. Следует также иметь в виду, что территориальные вопросы, согласно п. "б" ст. 71 Конституции, отнесены к ведению Российской Федерации, что подтверждается нормативными актами субъектов Федерации.

Так, в ч. 1 ст. 1 Устава Иркутской области указывается, что территория области является частью единой территории Российской Федерации. В ст. 7 Устава Ленинградской области подчеркивается, что территория области и является составной частью территории Российской Федерации. По смыслу Конституции, территория любого субъекта Федерации есть составная часть территории Российской Федерации, входящая в нее непосредственно. Например, факт вхождения автономного округа в состав края или области не означает, что он входит в состав Федерации опосредованно. Территория автономного округа является составной частью территории Российской Федерации. К такому выводу пришел Конституционный Суд в Постановлении от 1 мая 1993 г. N 9-П по делу о проверке конституционности Закона РФ от 17 июня 1992 г. "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации" (Ведомости РСФСР. 1993. N 28. ст. 1083).

Вхождение в состав Российской Федерации предопределяет и ограниченность полномочий субъекта Федерации в отношении его территории. На территории каждого своего субъекта Российская Федерация осуществляет дискреционные полномочия по предметам ее ведения, установленным статьей 71 Конституции, а также полномочия по предметам совместного ведения, определенным в ст. 72 Конституции. И только за этими пределами субъекты Федерации осуществляют собственные полномочия.

Осуществляя свои полномочия, субъекты Федерации не вправе в одностороннем порядке придавать своим территориям особый правовой статус, объявляя их, например, зоной, свободной от оружия массового поражения.

Согласно комментируемому положению Конституции, в состав территории Российской Федерации входят внутренние воды.

Статья 1 ФЗ от 31 июля 1998 г. "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации" (СЗ РФ. 1998. N 31. ст. 3833; действует в ред. от 29 декабря 2004 г.), относит к внутренним водам воды морских портов, заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых принадлежат РФ согласно перечню, установленному Правительством РФ, а также морские воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отсчитывается ширина территориального моря.

Во внутренних водах Российская Федерация в соответствии с международным правом вправе в полном объеме осуществлять свои суверенные права и регламентировать порядок осуществления любых видов деятельности.

По международному праву под территориальным морем понимается морской пояс, прилежащий к сухопутной территории государства или его внутренним водам, шириной до 12 морских миль (ст. 2 Конвенции ООН по морскому праву).

РФ осуществляет в территориальном море суверенные права в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права. Вместе с тем объем суверенных прав Российского государства в территориальном море несколько ограничен. Это ограничение вытекает из ст. 17 Конвенции по морскому праву 1982 г., предусматривающей право мирного прохода иностранных торговых судов и иностранных военных кораблей через российские территориальные воды.

Национальные требования к мирному проходу, установленные ФЗ от 31 июля 1998 г., сводятся в основных чертах к следующему: проход через территориальное море совершается с целью: пересечь территориальные воды без захода во внутренние морские воды, либо не становясь на рейде или у портового сооружения за пределами внутренних морских вод; пройти во внутренние морские воды, или выйти из них, или стать на рейде либо у портового сооружения; проход должен быть быстрым и непрерывным (ст. 10 Закона).

Статья 11 Закона определяет, что проход является мирным, если только им не нарушается мир, добрый порядок или безопасность Российской Федерации, и содержит перечень действий, при которых проход не является мирным. Специально оговаривается, что иностранные суда, иностранные военные корабли и другие государственные суда пользуются правом мирного прохода в соответствии с российским законодательством, общепризнанными принципами и нормами международного права и международными договорами РФ.

Международное право наделяет РФ полномочиями принимать законы и правила, обязательные для соблюдения мореплавателями, в отношении: безопасности судоходства и регулирования движения судов, включая установление и пользование морскими коридорами и схемами разделения движения; защиты навигационных средств и оборудования, а также других сооружений и установок, защиты кабелей и трубопроводов; сохранения живых ресурсов; предотвращения нарушения рыболовных законов и правил; сохранения окружающей среды и предотвращения, сокращения и сохранения под контролем ее загрязнения; морских научных исследований и гидрографических съемок; предотвращения нарушений пограничных, таможенных, налоговых, санитарных, иммиграционных и других правил (ст. 13 Закона).

Помимо осуществления мирного прохода иностранным гражданам, лицам без гражданства, юридическим лицам, международным организациям может предоставляться право проводить морские научные исследования, разведку и добычу природных ресурсов.

В государственную территорию РФ входит также воздушное пространство. Боковые пределы воздушного пространства ограничиваются государственными сухопутными и морскими границами. Что касается высотных пределов распространения суверенитета, то этот вопрос в международном праве остается неурегулированным. Более того, Чикагская конвенция о международной гражданской авиации 1944 г. вообще не включает воздушное пространство в государственную территорию, а признает лишь полный и исключительный суверенитет каждого государства в отношении воздушного пространства над его территорией.

В соответствии с Воздушным кодексом РФ под воздушным пространством понимается пространство над сухопутной и водной территорией, в том числе и над территориальными водами.

В теории международного права верхним пределом распространения суверенных прав государства над воздушным пространством предлагается считать границу между воздушным и космическим пространством на высоте 100-110 км от уровня Мирового океана.

2. В соответствии с международным правом континентальный шельф и исключительная экономическая зона России не входят в состав государственной территории. И все же для определенных случаев эти морские пространства могут рассматриваться в качестве государственной территории, что, однако, не противоречит международному праву.

Права и обязанности РФ в отношении континентального шельфа и исключительной экономической зоны (далее - ИЭЗ) определяются в первую очередь Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.

В развитие комментируемой статьи Конституции приняты ФЗ от 30 ноября 1995 г "О континентальном шельфе Российской Федерации". (СЗ РФ. 1995. N 49. ст. 4694; действует в ред. от 4 ноября 2006 г.) и ФЗ от 17 декабря 1998 г "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации". (СЗ РФ. 1998. N 51. ст. 6273; действует в ред. от 4 ноября 2006 г.).

Положения обоих законодательных актов соответствуют Конвенции 1982 г. и вводят во внутреннее законодательство основные принципы и институты, изложенные в ней.

Согласно действующему законодательству, континентальный шельф в юридическом смысле включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориальных вод РФ на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Внешняя граница континентального шельфа РФ проводятся на расстоянии 200 морских миль от исходной линии, от которой отсчитывается ширина территориального моря. Если подводная окраина простирается на расстояние более 200 морских миль, то внешняя граница континентального шельфа РФ совпадает с внешней границей подводной окраины материка, определяемой в соответствии с нормами международного права. Внутренней границей континентального шельфа является внешняя граница территориального моря.

Статья 1 ФЗ об исключительной экономической зоне (далее - ИЭЗ) понимает под этим морской район, находящийся за пределами территориального моря РФ и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным настоящим ФЗ, международными договорами РФ и нормами международного права. Внутренней границей ИЭЗ является внешняя граница территориального моря, а внешняя - находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

Оба приведенных закона по существу закрепляют в значительной мере сходный объем прав Российской Федерации по регулированию различных видов морской деятельности в обоих морских пространствах с учетом значения и содержания, придаваемых им международным морским правом.

Согласно ст. 5 ФЗ о шельфе и ст. 5 Закона об ИЭЗ, Россия осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки, добычи, сохранения и управления минеральными и живыми ресурсами. Особенностью ФЗ о шельфе является то, что эти права в отношении минеральных ресурсов являются еще и исключительными в том смысле, что, если Российская Федерация не производит разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать это без ее согласия.

Исключительное право РФ осуществляет в отношении разрешения и регулирования проведения буровых работ для любых целей, сооружения и создания, эксплуатации и использования искусственных островов, установок и сооружений и осуществления над ними юрисдикции, касающейся таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил. Кроме того, РФ распространяет свою юрисдикцию на морские научные исследования, а также в целях защиты и сохранения морской среды, прокладки и эксплуатации подводных кабелей и трубопроводов.

Целевой, функциональный характер суверенных прав и юрисдикции РФ как в отношении ресурсов, так и в отношении других видов деятельности на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне указывает на то, что ни континентальный шельф, ни исключительная экономическая зона не входят в состав ее территории.

Международное право не содержит определения "суверенные права" применительно к рассматриваемой сфере. Представляется, что под этим допустимо понимать определенный объем полномочий прибрежного государства в отношении прилежащих морских пространств, который обеспечивает сбалансированное осуществление его прав и прав других государств, которые также наделены правами по использованию таких морских пространств.

Термин "юрисдикция" также следует толковать с позиций международного права. В данном случае это подразумевает более ограниченный по сравнению с суверенитетом круг конкретных прав по регламентированию объектов и отношений, установленных международным правом.

3. Из ч. 3 комментируемой статьи следует, что территории субъектов Федерации имеют границы. Они являются административными, признаются Российской Федерацией по состоянию на момент принятия федеральной Конституции, описываются и закрепляются в конституциях и уставах субъектов Федерации или в иных правовых актах, согласно которым эти субъекты были образованы.

Другой важный момент состоит в провозглашении принципа неприкосновенности границ субъектов Федерации. Их изменение не исключается. Подобное может происходить в связи с уточнением границ между субъектами Федерации, передачей или обменом территории, объединением или разделением существующих субъектов Федерации.

Изменение границ между субъектами Федерации происходит при их взаимном согласии. Данная процедура находится в юрисдикции субъектов. Каждый из них в выражении своей воли опирается на решение, принятое или непосредственно населением (референдумом), или законодательным (представительным) органом государственной власти либо сочетающее в себе оба варианта. При этом, согласно Определению Конституционного Суда от 1 декабря 2005 г. N 365-О (СЗ РФ. 2006. N 5. ст. 634), изменение границ между субъектами Федерации не может затрагивать основы конституционного строя, государственную целостность России, нарушать права и свободы человека и гражданина, интересы других субъектов Федерации, Российской Федерации в целом и интересы других государств, происходить в одностороннем порядке.

По поводу изменения границ субъекты Федерации заключают соглашение. Данное соглашение, как предусмотрено ФЗ "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" (СЗ РФ. 1999. N 42. ст. 5005), от имени субъекта подписывает его высшее должностное лицо (подпункт "а" п. 7 ст. 18), и оно утверждается постановлением соответствующего законодательного (представительного) органа государственной власти (п. 3 ст. 5). Указанное соглашение направляется в Совет Федерации, который утверждает изменение границ между данными субъектами Федерации (ч. 1 п. "а" ст. 102 Конституции). При этом, как было записано, например, в его Постановлении от 25 октября 1994 г. "Об утверждении изменения границы между Костромской и Вологодской областями" (СЗ РФ. 1994. N 28. ст. 2939) подобное делается "в соответствии с согласованными между ними картой и описанием новой линии границы" В особых ситуациях полномочия организационно-правового характера по определению границ между субъектами Федерации могут возлагаться на специальные государственные комиссии. Такой случай имел место в связи с образованием Ингушской Республики (ст. 2 Закона РФ от 4 июня 1992 г. "Об образовании Ингушской Республики в составе Российской Федерации" - Ведомости РФ, 1992. N 24. ст. 1307; Постановление Правительства РФ от 26 декабря 1995 г. "О Государственной комиссии по определению границ между Ингушской Республикой и Чеченской Республикой в связи с образованием этих республик"//СЗ РФ. 1996. N 2. ст. 112).

Законом РФ от 3 июля 1992 г. "Об установлении переходного периода по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации" (Ведомости РФ. 1992. N 32. ст. 1868) предусматривался переходный период по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации до 1 июля 1995 г. В течение этого периода предполагалось подготовить и осуществить необходимые правовые и организационные мероприятия, направленные на разрешение территориальных вопросов, а также разработать законодательные акты Российской Федерации о границах в Российской Федерации и о порядке решения вопросов, связанных с изменением государственно-территориального и административно-территориального деления Российской Федерации. Названные правовые акты пока не приняты.

Отсутствие таких актов порой затрудняет разрешение возникающих споров. Посредником в них - на что обращено внимание в Определении Конституционного Суда от 8 июня 2000 г. N 90-О и разъяснении к нему (Определение от 14 декабря 2000 г. N 245-О) в связи с компетенционными разногласиями между Московской областной думой и Московской городской думой по территориальному вопросу - может выступать и Президент РФ (ч. 1 ст. 85 Конституции), для которого участие в согласительных процедурах является правом, но не обязанностью.

Суды могут проверить конституционность (или законность) правового акта, касающегося границ субъектов Федерации, но за пределами их юрисдикции находится вопрос установления и изменения данных границ. Такой позиции придерживается и судебная практика. Так, Верховный Суд РФ отменил решение Назрановского райсуда о передаче Ингушетии спорной территории - Пригородного района Северной Осетии. При этом Верховный Суд сослался на то, что подобные проблемы, согласно Конституции РФ, должны решать совместно два субъекта; в ведении районного суда территориальные споры не находятся (Известия. 2006. 21 декабря).

0

4

Статья 67

1. Часть 1 комментируемой статьи определяет пространственные пределы действия суверенитета Российской Федерации, о котором говорится в ч. 1 ст. 4 Конституции, где речь идет о территории Российской Федерации как целостного государства, обладающего единым экономическим, политическим и правовым пространством. В рассматриваемой части определяется состав государственной территории России, т.е. перечисляются принадлежащие ей пространства, в пределах которых государство осуществляет свой суверенитет.

Территория - неотъемлемый признак государственности, пространственный предел государственной власти. Конституция устанавливает, что суверенитет России распространяется на всю ее территорию. Государство распоряжается своей территорией. Территориальное верховенство - это полная и исключительная власть государства в пределах своей территории.

Территория Российской Федерации - исторически сложившееся государственное и территориальное единство Российской Федерации в пределах Государственной границы Российской Федерации, включающая в себя территории ее субъектов, внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними; целостность территории Российской Федерации - единство находящихся под суверенитетом Российской Федерации территории Российской Федерации, обязывающее иностранные государства воздерживаться от любых действий, несовместимых с целями и принципами устава Организации объединенных Наций против суверенитета Российской Федерации, политической независимости, в том числе от любых действий, представляющих собой применение силы или угрозу силой; принятие в состав Российской Федерации участка территории иностранного государства - процедура, предусматривающая изменение Государственной границы Российской Федерации в результате включения в состав Российской Федерации нового субъекта Российской Федерации или изменение Государственной Границы Российской Федерации и территории субъекта Российской Федерации в результате включения в состав субъекта Российской Федерации участка территории иностранного государства*(342).

Обращает на себя внимание нетрадиционный подход составителей Конституции к определению состава государственной территории Российской Федерации. В международном праве под государственной территорией традиционно понимаются различные пространства земной поверхности (сухопутной и водной), воздушное пространство, принадлежащие определенному государству, в пределах которой оно осуществляет свое территориальное верховенство. Такой подход нашел отражение и в ст. 1 Закона Российской Федерации от 1 апреля 1993 г. "О Государственной границе Российской Федерации"*(343), в соответствии с которой государственную территорию Российской Федерации образуют суша, вода, недра и воздушное пространство.

Нововведением Конституции следует считать включение в состав государственной территории Российской Федерации и территории ее субъектов, что, по-видимому, обусловливается федеративным устройством Российского государства.

Территория Российской Федерации одновременно является территорией ее субъектов.

Из текста ч. 1 ст. 67 следует, что каждый субъект Федерации имеет собственную территорию. Правовой статус территории субъектов помимо федеральной Конституции определяется также их конституциями и уставами. В большинстве конституций и уставов субъектов Федерации прямо отражено, что территория субъекта Федерации является частью территории Российской Федерации (см. комментарий к ст. 65, 66). Территория любого субъекта Федерации есть составная часть российской территории, непосредственно входящая в нее. Например, факт нахождения автономного округа в составе края или области не означает, что он входит в состав Федерации опосредованно*(344). Территория автономного округа является составной частью территории Российской Федерации. К такому выводу пришел Конституционный Суд Российской Федерации в постановлении по делу о проверке конституционности Закона Российской Федерации от 17 июня 1992 г. "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации"*(345).

Вхождение в состав Российской Федерации предопределяет и ограниченность полномочий ее субъекта в отношении его территории. На территории каждого субъекта Российская Федерация осуществляет дискреционные полномочия по предметам ведения, установленным в ст. 71 Конституции, а также полномочия по предметам, определенным в ст. 72 Конституции. И только за этими пределами субъекты Федерации осуществляют собственные полномочия. Полномочия субъектов Федерации в отношении управления собственной территорией сводятся преимущественно к сфере определения административно-территориального устройства*(346).

Важной гарантией обладания собственной территорией являются положения конституций и уставов субъектов Федерации, согласно которым их территория не может быть изменена без согласия субъекта. Наряду с этим неприкосновенность территории субъектов Федерации обеспечивается положением о том, что всякое изменение территории подлежит согласованию с субъектами Федерации в соответствии с федеральным законом.

Тем не менее Российская Федерация вправе устанавливать определенные ограничения на использование субъектами Федерации своих территорий, в частности, согласно Перечню территорий Российской Федерации с регламентированным посещением для иностранных граждан*(347), к таковым относятся некоторые территории Камчатской области, Приморского края, Красноярского края, Таймырского (Долгано-Ненецкого) автономного округа, Оренбургской области, Нижегородской области, Мурманской области и Республики Карелия, Архангельской области и Коми, Свердловской области, Челябинской области, Ленинградской области, Московской области, Калининградской области, Волгоградской области, Астраханской области, Ямало-Ненецкого автономного округа.

Правовой статус границ субъекта Федерации отличается от статуса Государственной границы России.

Россия - одно из самых крупных государств мира. Его территория - 17,1 млн. кв. км, а протяженность границ составляет более 58 тыс. км, из них примерно 20 тыс. км - сухопутный участок и 38 тыс. км - морской. Сухопутная граница отделяет Россию от Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Китая, Кореи, Латвии, Литвы, Монголии, Норвегии, Украины, Финляндии, Эстонии. С Японией и США у России морская граница*(348).

Следует различать сухопутную, водную и воздушную территорию государства.

Сухопутной территорией Российского государства является вся суша, находящаяся в пределах его границ.

Водная территория включает внутренние воды и территориальное море*(349).

К внутренним водам относятся прибрежные морские воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориальных вод Российской Федерации; воды портов, заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых полностью принадлежат России, если ширина проходов не превышает 24 морских миль. К этой же категории относятся воды заливов, бухт, лиманов, морских проливов, исторически принадлежащих России, а также воды рек, озер, иных водоемов, берега которых принадлежат России.

Федеральный закон от 31 июля 1998 г. "О внутренних морских водах, территориальном море и прилежащей зоне Российской Федерации"*(350) относит к внутренним морским водам России воды морских портов, заливов, бухт, губ, лиманов, берега которых принадлежат Российской Федерации согласно перечню, установленному Правительством РФ, а также морские воды, расположенные в сторону берега от исходных линий, от которых отсчитывается ширина территориального моря. Во внутренних водах Российская Федерация в соответствии с международным правом вправе в полном объеме осуществлять свои суверенные права и регламентировать порядок любых видов деятельности*(351).

Территориальные воды (море) - это прибрежные морские воды шириной до 12 морских миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива. В отдельных случаях иная ширина территориальных вод может устанавливаться международными договорами Российской Федерации, а при их отсутствии - в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права.

2. В соответствии с международным правом Россия не относит континентальный шельф и исключительную экономическую зону в состав государственной территории. И все же для определенных случаев эти морские пространства рассматриваются в качестве государственной территории, что, однако, не противоречит международному праву.

Права и обязанности Российской Федерации в отношении континентального шельфа и исключительной экономической зоны определяются Конвенцией ООН по морскому праву 1982 г.*(352), Федеральным законом от 30 ноября 1995 г. "О континентальном шельфе Российской Федерации"*(353) (далее - Закон о шельфе), Федеральным законом от 17 декабря 1998 г. "Об исключительной экономической зоне Российской Федерации"*(354).

Согласно перечисленным актам континентальный шельф в юридическом смысле включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориальных вод России на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Внешняя граница континентального шельфа Российской Федерации находится на расстоянии 200 морских миль от исходной линии, от которой отсчитывается ширина территориального моря. Если подводная окраина простирается на расстояние более 200 морских миль, внешняя граница континентального шельфа России совпадает с внешней границей подводной окраины материка, определяемой в соответствии с нормами международного права. Внутренней границей континентального шельфа является внешняя граница территориального моря.

Исключительная экономическая зона (ИЭЗ) определяется как морской район, находящийся за пределами территориального моря России и прилегающий к нему, с особым правовым режимом, установленным настоящим законом, международными договорами Российской Федерации и нормами международного права. Внутренней границей ИЭЗ является внешняя граница территориального моря, а внешняя - находится на расстоянии 200 морских миль от исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.

Российская Федерация осуществляет суверенные права в целях разведки, разработки, добычи, сохранения и управления минеральными и живыми ресурсами. Исключительное право Российская Федерация осуществляет в отношении разрешения и регулирования проведения буровых работ для любых целей, сооружения и создания, эксплуатации и использования искусственных островов, установок и сооружений и осуществления над ними юрисдикции, касающейся таможенных, фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил. Кроме того, Россия распространяет свою юрисдикцию на морские научные исследования, а также на защиту и сохранение морской среды, прокладку и эксплуатацию подводных кабелей и трубопроводов. Особенностью Закона о шельфе является то, что эти права в отношении минеральных ресурсов являются еще и исключительными в том смысле, что, если Российская Федерация не производит разведку континентального шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать это без ее согласия.

В отношении исключительной морской экономической зоны прибрежное государство имеет такие же права, как и в отношении континентального шельфа, но они, кроме того, охватывают управление природными ресурсами, а также право экономической разведки и разработки указанной зоны. В исключительной экономической зоне в отличие от континентального шельфа не являются абсолютными права прибрежного государства на живые ресурсы. Так, если прибрежное государство не может само освоить допустимое количество ресурса, оно должно допустить другие государства к его остатку. Вместе с тем в исключительной зоне действуют принципы и нормы, относящиеся к режиму открытого моря (свобода судоходства, полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов).

3. Часть 3 комментируемой статьи касается порядка изменения границ между субъектами Российской Федерации.

В связи с тем что территория Федерации охватывает территорию ее субъектов, устанавливается особая процедура согласования территориальных изменений. Границы между субъектами Федерации могут быть изменены лишь по их взаимному согласию, но с обязательным утверждением решения Советом Федерации.

0

5

Статья 67

     1. Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов,
внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними.
     2. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию
на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской
Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного
права.

См. Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. N 187-ФЗ "О континентальном шельфе
Российской Федерации"

     3. Границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены
с их взаимного согласия.

     Комментарий к статье 67

     1. Часть 1 комментируемой статьи дополняет положения ст. 4 Конституции,
в которой речь идет о территории Российской Федерации как целостного государства,
обладающего единым экономическим, политическим и правовым пространством. В
рассматриваемой части определяется состав государственной территории Российской
Федерации, т.е. перечисляются принадлежащие Российской Федерации пространства,
в пределах которых оно осуществляет свой суверенитет.
     Обращает на себя внимание нетрадиционный подход составителей Конституции
к определению состава государственной территории Российской Федерации. В международном
праве под государственной территорией традиционно понимались и понимаются
различные пространства земной поверхности (сухопутной и водной), воздушное
пространство, принадлежащие определенному государству, в пределах которой
оно осуществляет свое территориальное верховенство. Такой подход нашел отражение
и в ст. 1 Закона Российской Федерации "О Государственной границе Российской
Федерации" от 1 апреля 1993 г. (ВВС РФ, 1993, N 17, ст. 594), в соответствии
с которой государственную территорию Российской Федерации образуют суша, вода,
недра и воздушное пространство.
     Различие между двумя определениями очевидно: конституционное определение
включает юридически определенные категории пространств, определение Закона
- различные по своему физическому состоянию элементы земной поверхности.
     Нововведением следует считать и включение в состав государственной территории
Российской Федерации территории ее субъектов, что обусловливается федеративным
устройством Российского государства.
     Из текста ч. 1 комментируемой статьи следует, что каждый субъект Российской
Федерации, названный в ч. 1 ст. 65 Конституции, имеет собственную территорию.
Правовой статус территории субъектов помимо федеральной Конституции определяется
в их конституциях и уставах. Так, в ч. 1 ст. 1 Устава Иркутской области указывается,
что территория области является частью единой территории Российской Федерации.
В ст. 7 Устава Ленинградской области подчеркивается, что территория области
едина и является составной частью территории Российской Федерации. Территория
любого субъекта федерации есть составная часть территории Российской Федерации,
непосредственно входящая в нее. Иначе говоря, факт нахождения автономного
округа в составе края, области не означает, что он входит в состав федерации
опосредованно. Территория автономного округа является составной частью территории
Российской Федерации. К такому выводу пришел Конституционный Суд Российской
Федерации в постановлении по делу о проверке конституционности Закона Российской
Федерации от 17 июня 1992 г. "О непосредственном вхождении Чукотского автономного
округа в состав Российской Федерации" (ВКС, 1994, N 2-3).
     Вхождение в состав Российской Федерации предопределяет и ограниченность
полномочий субъекта федерации в отношении его территории. На территории каждого
своего субъекта Российская Федерация осуществляет дискреционные полномочия
по предметам ведения, установленным ст. 71 Конституции, а также полномочия
по предметам, определенным ст. 72 Конституции. И только за этими пределами
субъекты Российской Федерации осуществляют собственные полномочия. Полномочия
субъектов федерации в отношении управления собственной территорией сводятся
преимущественно к сфере определения административно-территориального устройства
(см., например, ст. 15 Устава Курганской области, ч. 1 ст. 66 Конституции
Республики Бурятия).
     В ряде случаев конституции и уставы субъектов федерации упоминают собственные
полномочия по вопросам владения, пользования и распоряжения землей, недрами
и водными ресурсами (п. "в" ст. 36 Устава Ставропольского края). Осуществляя
свои полномочия, субъекты федерации не вправе в одностороннем порядке придавать
своим территориям особый правовой статус, объявляя их, например, зоной, свободной
от оружия массового поражения, как это сделал Татарстан (ч. 2 ст. 6 Конституции
Республики Татарстан от 6 ноября 1992 г. в редакции от 30 марта 1995 г.).
     Территории субъектов Российской Федерации разделяются административными
границами, установленными еще до образования на территории России федеративного
государства, на что прямо указывается, в частности, в ст. 38 Устава Ставропольского
края.
     Важной гарантией обладания собственной территорией являются положения
конституций и уставов субъектов федерации, согласно которым их территория
не может быть изменена без согласия субъекта (см., например, ч. 4 ст. 60 Конституции
Республики Бурятия). Наряду с этим неприкосновенность территории субъектов
федерации обеспечивается положением о том, что всякое изменение территории
подлежит согласованию с субъектами федерации в соответствии с федеральным
законом (п. "б" ч. 2 ст. 5 Устава Иркутской области).
     Административный характер границ субъектов Российской Федерации вытекает
из содержания ч. 1 ст. 74 Конституции, запрещающей установление таможенных
границ, пошлин, сборов и других препятствий для свободного перемещения товаров,
услуг и финансовых средств. Таким образом, правовой статус границ субъекта
федерации отличается от статуса Государственной границы Российской Федерации.
     Большинство субъектов федерации не затрагивает вопроса о составе своих
территорий при определении их правового статуса, хотя есть случаи, когда этот
состав закрепляется в нормативных актах по аналогии с определением состава
территории Российской Федерации. Так, согласно ст. 2 Устава г. Москвы территорию
г. Москвы образуют земельная и водная поверхность, недра, воздушное пространство
в границах Москвы. Похожая норма содержится в ч. 1 ст. 5 Устава Пермской области.
     Согласно Конституции в состав территории Российской Федерации входят
внутренние воды.
     Закон о Государственной границе (ч. 4 ст. 5) различает внутренние морские
воды и воды рек, озер и иных водоемов, берега которых принадлежат Российской
Федерации. По смыслу этой нормы вторая категория внутренних вод должна относиться
к территории субъекта федерации. Следовательно, под внутренними водами Российской
Федерации следует понимать воды морских портов, заливов, бухт, губ, лиманов,
берега которых принадлежат Российской Федерации, перечень которых объявляется
Правительством Российской Федерации, а также морские воды, расположенные в
сторону берега от исходных линий, от которых отсчитывается ширина территориального
моря.
     Предлагаемое толкование отчасти подтверждается ст. 14 Водного кодекса
Российской Федерации от 16 ноября 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 47, ст. 4471), согласно
которой к внутренним морским водам относятся морские воды, расположенные в
сторону берега от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориального
моря Российской Федерации. Если следовать терминологии ст. 1 Кодекса, то водные
пространства, ограниченные естественными, искусственными или условными границами
в пределах территории субъектов федерации, следует именовать акваториями.
     Во внутренних водах Российская Федерация в соответствии с международным
правом вправе в полном объеме осуществлять свои суверенные права и регламентировать
порядок любых видов деятельности.
     По международному праву под территориальным морем понимается морской
пояс, прилежащий к сухопутной территории государства или его внутренним морским
водам шириной до 12 морских миль (ст. 2 Конвенции ООН по морскому праву 1982
г., Нью-Йорк: Изд-во ООН, 1984). Российская Федерация осуществляет в территориальном
море суверенные права в соответствии с общепризнанными принципами и нормами
международного права. Вместе с тем объем суверенных прав прибрежного государства
в территориальном море несколько ограничен по сравнению с объемом его суверенных
прав во внутренних морских водах. Это ограничение вытекает из обычной нормы,
предусматривающей право мирного прохода иностранных торговых судов и военных
кораблей иностранных государств в территориальное море.
     Мирный проход осуществляется с целью пересечения территориальных вод
без захода во внутренние морские воды Российской Федерации или с целью прохода
во внутренние воды, порты (на рейды) либо выхода из них в открытое море (ч.
6 ст. 9 Закона о Государственной границе). Проход является мирным, если им
не нарушается мир, добрый порядок и безопасность Российской Федерации. При
осуществлении мирного прохода иностранные невоенные суда и военные корабли
должны соблюдать правила международных договоров и законодательство Российской
Федерации.
     В государственную территорию Российской Федерации входит также воздушное
пространство. Боковые пределы воздушного пространства Российской Федерации
ограничиваются государственными сухопутными и морскими границами. Что касается
высотных пределов распространения суверенитета, то этот вопрос в международном
праве остается неурегулированным. Более того, Чикагская конвенция о международной
гражданской авиации 1944 г. вообще не включает воздушное пространство в государственную
территорию, а признает лишь полный и исключительный суверенитет каждого государства
в отношении воздушного пространства над его территорией.
     В соответствии с ч. 2 ст. 1 продолжающего действовать в Российской Федерации
Воздушного кодекса СССР, утвержденного Указом Президиума Верховного Совета
СССР от 11 мая 1983 г. (ВВС СССР, 1983, N 20, ст. 303), под воздушным пространством
понимается пространство над сухопутной территорией и водной территорией, в
том числе и над территориальными водами.
     В теории международного права верхним пределом суверенного воздушного
пространства предлагается считать границу между воздушным и космическим пространством
на высоте 100-110 км от уровня Мирового океана.

     2. Как и всякое другое прибрежное государство, Российская Федерация пользуется
суверенными правами и юрисдикцией над континентальным шельфом, объем которых
устанавливается действующими международными договорами. Основными из них являются
Женевская конвенция о континентальном шельфе 1958 г. и Конвенция ООН по морскому
праву 1982 г., вступившая в силу 16 ноября 1994 г. Несмотря на то что Россия
не ратифицировала Конвенцию 1982 г., многие ее положения относительно правового
статуса континентального шельфа восприняты Федеральным законом "О континентальном
шельфе Российской Федерации" от 30 ноября 1995 г. (СЗ РФ, 1995, N 49, ст.
4694).
     Под континентальным шельфом в юридическом смысле понимается морское дно
и недра подводных районов, находящиеся за пределами территориальных вод Российской
Федерации на всем протяжении естественного продолжения его сухопутной территории
до внешней границы подводной окраины материка. Внешняя граница континентального
шельфа Российской Федерации находится на расстоянии 200 морских миль от исходной
линии, от которой отсчитывается ширина территориального моря. Если подводная
окраина простирается на расстояние более 200 морских миль, внешняя граница
континентального шельфа Российской Федерации совпадает с внешней границей
подводной окраины материка, определяемой в соответствии с нормами международного
права. Внутренней границей континентального шельфа является внешняя граница
территориального моря.
     Под континентальным шельфом в геологическом смысле понимается подводное
продолжение материка в сторону моря до его перехода в материковый склон.
     Отмеченному различию в понимании правового и геологического значения
термина "континентальный шельф" не соответствует введенный п. 4 ст. 3 Закона
Российской Федерации "О недрах" от 21 февраля 1992 г. (ВВС РФ, 1992, N 16,
ст. 834) в законодательный обиход термин "континентальный шельф в границах
территориального моря". Подобная юридическая переквалификация дна территориального
моря является произвольной, противоречит правовой концепции континентального
шельфа, закрепленной в ст. 1 Закона о шельфе, и не соответствует его международно-правовому
определению.
     В соответствии с международным правом Российская Федерация закрепила
в ч. 1 ст. 5 Закона о шельфе суверенные права в целях разведки и разработки
минеральных и живых ресурсов континентального шельфа. Эти права являются исключительными
в том смысле, что, если Российская Федерация не производит разведку континентального
шельфа или не разрабатывает его природные ресурсы, никто не может делать этого
без ее согласия.
     Помимо этого, Российская Федерация в соответствии с международным правом
осуществляет исключительное право разрешать и регулировать проведение буровых
работ на континентальном шельфе для любых целей, сооружать, а также разрешать
и регулировать создание, эксплуатацию и использование искусственных островов,
установок и сооружений и осуществлять над ними юрисдикцию, касающуюся таможенных,
фискальных, санитарных и иммиграционных законов и правил; юрисдикция Российской
Федерации распространяется и на морские научные исследования в целях защиты
и сохранения морской среды, прокладки и эксплуатации подводных кабелей и трудейсоводов.
     Кроме того, указанный Закон определяет порядок проведения различных видов
поисково-разведочной деятельности на континентальном шельфе российских и иностранных
юридических и физических лиц.
     Международное морское право разрешает прибрежным государствам устанавливать
исключительные экономические зоны в пределах 200 морских миль, отсчитываемых
от тех же исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря.
С учетом этого протяженность собственно исключительной экономической зоны
может составлять 188 морских миль.
     В ст. 55 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. исключительная экономическая
зона определяется как район, находящийся за пределами территориального моря
и прилежащий к нему. Наименование "исключительная экономическая зона" этот
морской район получил вследствие того, что авторы концепции намеревались наделить
прибрежные государства определенными экономическими правами, относящимися
главным образом к разведке и добыче природных ресурсов.
     Конвенция 1982 г., впервые закрепившая институт исключительной экономической
зоны, предоставляет прибрежному государству суверенные права в целях разведки,
разработки и сохранения минеральных ресурсов морского дна и его недр, живых
ресурсов (п. 1 ст. 56), юрисдикцию в отношении регулирования морских научных
исследований (ч. 2 ст. 246), в отношении возведения и эксплуатации искусственных
островов, установок и сооружений (ст. 60, ч. 3 ст. 246), прокладки подводных
кабелей и трубопроводов (ст. 79), защиты и сохранения морской среды.
     В исключительной экономической зоне и на континентальном шельфе Российской
Федерации все другие государства пользуются свободой судоходства и полетов,
прокладки подводных кабелей и трубопроводов и иными свободами в соответствии
с международным правом. Права и свободы других государств в указанных морских
пространствах гарантируются ч. 4 ст. 5 Закона о континентальном шельфе.
     Целевой, функциональный характер суверенных прав и юрисдикции Российской
Федерации как в отношении ресурсов, так и в отношении других видов деятельности
на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне указывает
на то, что ни континентальный шельф, ни исключительная экономическая зона
не входят в состав ее территории. Это принципиальное положение международного
права необходимо учитывать при разработке нормативных актов, касающихся использования
этих морских пространств.

     3. Из части 3 комментируемой статьи следует, что территории субъектов
федерации имеют границы. Они являются административными, признаются Российской
Федерацией по состоянию на момент принятия федеральной Конституции, описываются
и закрепляются в конституциях и уставах субъектов федерации или в иных правовых
актах, согласно которым эти субъекты были образованы.
     Другой важный момент состоит в провозглашении принципа неприкосновенности
границ субъектов федерации. Их изменение не исключается. Однако подобное допустимо
только при взаимном согласии субъектов федерации. Эта процедура находится
в их юрисдикции. Каждый из них в выражении своей воли опирается на решение,
принятое либо непосредственно населением (референдумом), либо законодательным
(представительным) органом государственной власти, либо сочетающее в себе
оба варианта. Если достигнут консенсус, то Совет Федерации утверждает изменение
границ между данными субъектами федерации (ч. 1 п. "а" ст. 102 Конституции).
При этом, как было записано, например, в его постановлении от 25 октября 1994
г. "Об утверждении изменения границы между Костромской и Вологодской областями"
(СЗ РФ, 1994, N 28, ст. 2939), подобное делается "в соответствии с согласованными
между ними картой и описанием новой линии границы".
     В особых ситуациях полномочия организационно-правового характера по определению
границ между субъектами федерации могут возлагаться на специальные государственные
комиссии. Такой случай имел место в связи с образованием Ингушской Республики
(ст. 2 Закона Российской Федерации от 4 июня 1992 г. "Об образовании Ингушской
Республики в составе Российской Федерации" - ВВС РФ, 1992, N 24, ст. 1307;
постановление Правительства Российской Федерации от 26 декабря 1995 г. "О
Государственной комиссии по определению границ между Ингушской Республикой
и Чеченской Республикой в связи с образованием этих республик" - СЗ РФ, 1996,
N 2, ст. 112).
     Законом Российской Федерации от 3 июля 1992 г. "Об установлении переходного
периода по государственно-территориальному разграничению в Российской Федерации"
(ВВС РФ, 1992, N 32, ст. 1868) предусматривался переходный период по государственно-территориальному
разграничению в Российской Федерации до 1 июля 1995 г. В течение этого периода
предполагалось подготовить и осуществить необходимые правовые и организационные
мероприятия, направленные на разрешение территориальных вопросов, а также
разработать законодательные акты Российской Федерации о границах в Российской
Федерации и о порядке решения вопросов, связанных с изменением государственно-территориального
и административно-территориального деления Российской Федерации. Названные
правовые акты пока не приняты.

0

6

Статья 67

     1. Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов,
внутренние воды и территориальное море, воздушное пространство над ними.
     2. Российская Федерация обладает суверенными правами и осуществляет юрисдикцию
на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне Российской
Федерации в порядке, определяемом федеральным законом и нормами международного
права.
     3. Границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены
с их взаимного согласия.

     Комментарий к статье 67

     Территория - неотъемлемый признак государственности, пространственный
предел государственной власти. Конституция устанавливает, что суверенитет
России распространяется на всю ее территорию. Государство распоряжается своей
территорией. Территориальное верховенство - это полная и исключительная власть
государства в пределах своей территории.
     Однако использование государством своей территории не является юридически
неограниченным. Государство обязано распоряжаться территорией только в интересах
проживающего на ней населения.
     Как следует из ч. 1 ст. 67 Конституции, государственная территория Российской
Федерации включает в себя сушу, недра, воды (внутренние воды и территориальное
море), воздушное пространство над ними. Территория Российской Федерации одновременно
является территорией ее субъектов.
     Россия - самое крупное государство мира. Его территория - 17,1 млн кв.
км, а протяженность границ составляет более 58 тыс. км, из них примерно 20
тыс. км - сухопутный участок и 38 тыс. км - морской. Сухопутная граница отделяет
Россию от Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Китая, Кореи, Латвии,
Литвы, Монголии, Норвегии, Украины, Финляндии, Эстонии. С Японией и США у
России морская граница.
     Следует различать сухопутную, водную и воздушную территорию государства.
     Сухопутной территорией Российского государства является вся суша, находящаяся
в пределах его границ.
     Водная территория включает внутренние воды и территориальное море.
     К внутренним водам относятся прибрежные морские воды, расположенные в
сторону берега от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориальных
вод Российской Федерации; воды портов, заливов, бухт, губ, лиманов, берега
которых полностью принадлежат России, если ширина проходов не превышает 24
морских миль. К этой же категории относятся воды заливов, бухт, лиманов, морских
проливов, исторически принадлежащих России, а также воды рек, озер, иных водоемов,
берега которых принадлежат России.
     Территориальные воды (море) - это прибрежные морские воды шириной до
12 морских миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива. В отдельных случаях
иная ширина территориальных вод может устанавливаться международными договорами
Российской Федерации, а при их отсутствии - в соответствии с общепризнанными
принципами и нормами международного права.
     Воздушное пространство государства ограничено вертикалью, проведенной
от его сухопутных и водных границ, причем высотный предел воздушного пространства
практически не устанавливается.
     За пределами национальной территории Российской Федерации и других государств
находятся открытое море, Арктика, Антарктида, воздушное пространство над ними,
космос. Эти пространства составляют достояние народов мира и находятся в общем
пользовании всех государств.
     В ч. 2 настоящей статьи указано, что Российская Федерация обладает суверенными
правами и осуществляет юрисдикцию на континентальном шельфе и в исключительной
экономической зоне Российской Федерации.
     Под континентальным шельфом понимаются поверхность и недра морского дна
подводных районов, примыкающих к берегу, но находящихся вне зоны территориального
моря, до глубины 200 м или за этим пределом до такого места, до которого глубина
покрывающих вод позволяет разработку естественных богатств этих районов.
     На континентальном шельфе прибрежное государство осуществляет определенные
суверенные права, например может проводить разведку и разработку природных
ресурсов. Никто не вправе осуществлять аналогичную деятельность без согласия
прибрежного государства. В то же время в соответствии с принципами международного
права все государства имеют право прокладывать на континентальном шельфе по
согласованию с прибрежным государством подземные кабели и трубопроводы.
     В отношении исключительной морской экономической зоны прибрежное государство
имеет такие же права, как и в отношении континентального шельфа, но они, кроме
того, охватывают управление природными ресурсами, а также право экономической
разведки и разработки указанной зоны. В исключительной экономической зоне
в отличие от континентального шельфа не являются абсолютными права прибрежного
государства на живые ресурсы. Так, если прибрежное государство не может само
освоить допустимое количество ресурса, оно должно допустить другие государства
к его остатку. Вместе с тем в исключительной зоне (она может простираться
на 200 миль) действуют принципы и нормы, относящиеся к режиму открытого моря
(свобода судоходства, полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов).
     Часть 3 ст. 67 Конституции касается порядка изменения границ между субъектами
Российской Федерации. Эти границы могут быть изменены с взаимного согласия
субъектов Федерации. Изменение границ между субъектами подлежит, как указано
в ст. 102 Конституции, утверждению Советом Федерации. Так, 3 февраля 1994
г. Совет Федерации утвердил изменение границ между Ивановской и Нижегородской
областями.

0

7

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 мая 1993 г. No. 9-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ЗАКОНА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ОТ 17 ИЮНЯ 1992 ГОДА
"О НЕПОСРЕДСТВЕННОМ ВХОЖДЕНИИ ЧУКОТСКОГО АВТОНОМНОГО
ОКРУГА В СОСТАВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, заместителя председателя Н.В. Витрука, секретаря Ю.Д. Рудкина, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Г.А. Гаджиева, Т.Г. Морщаковой, Н.В. Селезнева, Б.С. Эбзеева
с участием народного депутата Российской Федерации С.С. Петрищева, направившего ходатайство в Конституционный Суд; представителей Магаданского областного Совета народных депутатов, направившего ходатайство в Конституционный Суд, А.А. Макеева - советника Магаданского областного Совета народных депутатов, О.В. Берендеева - кандидата юридических наук; представителя Верховного Совета Российской Федерации как стороны, принявшей рассматриваемый Закон, Котелевской И.В. - кандидата юридических наук,
руководствуясь частью первой статьи 165 и статьей 165(1) Конституции Российской Федерации, пунктом 1 части второй статьи 1, частью четвертой статьи 41, пунктом 2 части первой и частью второй статьи 57 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации,
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности Закона Российской Федерации от 17 июня 1992 года No. 3056-1 "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации".
Поводом к рассмотрению дела согласно части четвертой статьи 58 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации явились ходатайство народного депутата Российской Федерации С.С. Петрищева и ходатайство малого Совета Магаданского областного Совета народных депутатов с требованием признать названный Закон полностью не соответствующим Конституции Российской Федерации.
Основанием для рассмотрения дела согласно пунктам 1 и 4 части первой статьи 58 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли названный Закон Конституции Российской Федерации по содержанию норм и порядку его принятия.
Заслушав выступление судьи - докладчика Б.С. Эбзеева, объяснения сторон, выступления свидетелей, изучив представленные документы, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь частью четвертой статьи 1 и статьей 32 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, установил:
1. Развитие федеративных отношений в России в настоящее время осуществляется на основе перераспределения полномочий федеральных органов государственной власти и органов государственной власти ее субъектов в соответствии с Федеративным договором и характеризуется повышением конституционного статуса субъектов Федерации.
Согласно статьям 71 и 84 Конституции РСФСР в редакции 1978 года автономный округ находился в составе края или области. Содержавшиеся в Конституции положения были развиты в Законе РСФСР от 20 ноября 1980 года "Об автономных округах РСФСР". Соответствующие нормы названного Закона устанавливали, что план экономического и социального развития автономного округа является составной частью плана экономического и социального развития края, области, а бюджет автономного округа является составной частью бюджета края, области. Закон закреплял право краевого, областного Совета народных депутатов отменять решение окружного Совета в случае несоответствия его законодательству, а также предусматривал подотчетность исполнительного комитета окружного Совета народных депутатов исполнительному комитету краевого, областного Совета. Тем самым правовое положение автономного округа характеризовалось административно-территориальной подчиненностью по отношению к краю или области.
Согласно действующей редакции статьи 83 Конституции Российской Федерации, установленной Законом РСФСР от 15 декабря 1990 года "Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) РСФСР", автономный округ находится в составе Российской Федерации и может входить в край или область (в отличие от прежде действовавшей нормы о безусловном вхождении автономного округа в край или область).
Федеративный договор (Договор о разграничении предметов ведения и полномочий между федеральными органами государственной власти Российской Федерации и органами власти автономной области, автономных округов в составе Российской Федерации) и соответствующие статьи Конституции Российской Федерации в редакции от 21 апреля 1992 года закрепили конституционно-правовой статус автономного округа в качестве субъекта Российской Федерации, независимо от его нахождения в крае или области.
Согласно части первой статьи III названного Договора полномочия государственной власти, не отнесенные к ведению федеральных органов государственной власти и к совместному ведению федеральных органов государственной власти и органов государственной власти автономных округов, осуществляются последними самостоятельно в соответствии с Конституцией Российской Федерации, Частью второй статьи III этого Договора установлено, что автономные округа являются самостоятельными участниками соглашений с краями, областями, а также республиками, автономной областью, автономными округами в составе Российской Федерации в соответствии с Конституцией и законами Российской Федерации. Следовательно, если автономный округ входит в край или область, их взаимоотношения как субъектов Российской Федерации также строятся на основе Конституции и законов Российской Федерации, собственных нормативных актов и договоров между ними.
Часть вторая статьи 70 Конституции Российской Федерации устанавливает, что территории субъектов Федерации, в том числе автономных округов, образуют единую территорию Российской Федерации, а часть вторая статьи 71 Конституции, содержащей перечень субъектов Федерации, не указывает на территориальную принадлежность автономных округов к краям и областям.
Таким образом, нахождение автономного округа в крае или области, равно как и выход, не влияет на его конституционно - правой статус, закрепленный Основным Законом и Федеративным договором, а также на национально-государственное устройство и состав Российской Федерации.
2. Принимая Закон от 17 июня 1992 года "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации", законодатель действовал в соответствии с нормой части второй статьи 8 Закона Российской Федерации от 5 марта 1992 года "О краевом, областном Совете народных депутатов и краевой, областной администрации", устанавливающей, что порядок выхода автономного округа из состава края или области определяется законом Российской Федерации.
Рассматриваемый Закон Российской Федерации с учетом волеизъявления органов государственной власти Чукотского автономного округа, выраженного в ранее принятых решениях Совета народных депутатов Чукотского автономного округа, подтвердил статус Чукотского автономного округа в качестве самостоятельного субъекта Российской Федерации. Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 15 июля 1992 года No. 3312-1 "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации" определило меры, необходимые для практической реализации автономным округом, избравшим указанную форму организации отношений с федеральными властями, своих полномочий.
3. Норма части третьей статьи 70 Конституции Российской Федерации, являющаяся основным аргументом ходатайствующей стороны, устанавливает, что разделение и объединение субъектов Федерации, в том числе автономных округов, могут быть осуществлены только на основе волеизъявления большинства избирателей, проживающих в них, с последующим утверждением Съездом народных депутатов Российской Федерации.
Однако данное конституционное положение распространяется на такие территориальные преобразования, которые влекут за собой изменение состава Российской Федерации, появление в результате разделения или объединения существующих субъектов Федерации новых субъектов. Именно поэтому часть третья статьи 70 Конституции Российской Федерации предусматривает, что такое разделение или объединение требует выявления воли избирателей в соответствующих субъектах Федерации с утверждением Съездом народных депутатов Российской Федерации.
Данная норма согласуется с пунктами 1 и 3 части третьей статьи 104 Конституции Российской Федерации, в соответствии с которыми принятие Конституции Российской Федерации, внесение в нее изменений и дополнений, а также принятие решения по вопросам национально-государственного устройства, отнесенным к ведению Российской Федерации, входят в исключительную компетенцию Съезда народных депутатов Российской Федерации. А пункт 12 части первой статьи 109 Конституции устанавливает, что Верховный Совет Российской Федерации вносит на рассмотрение Съезда народных депутатов Российской Федерации предложения об образовании новых субъектов Российской Федерации, включая автономные округа.
Таким образом, понятия "вхождение" автономного округа в край или область либо "выход" его из края или области не совпадают с понятиями "разделение" и "объединение". Следовательно, указанное положение части третьей статьи 70 Конституции не распространяется на разрешение рассматриваемого конституционного спора.
4. В соответствии с частью второй статьи 87 Конституции Российской Федерации важнейшие вопросы, имеющие значение для автономных округов, решаются на заседаниях Советов народных депутатов автономных округов. Часть третья статьи 87 Конституции предусматривает возможность вынесения Советами народных депутатов важнейших вопросов на референдум. Отсутствие в настоящее время нормативной базы местного референдума затрудняет использование данной формы выявления воли избирателей. Но это не может служить основанием для непризнания юридической силы акта, принятого окружным Советом народных депутатов, поскольку последний действовал в пределах своих полномочий.
5. В ходатайствах обращается внимание на несоблюдение при принятии оспариваемого Закона установленного порядка изменения территории области. Согласно статье 84(9) Конституции территории края, области не могут быть изменены без их согласия, а в силу пункта "в" части первой статьи 84(11) Конституции изменение границ краев и областей относится к совместному ведению органа государственной власти Российской Федерации и ее соответствующих субъектов.
Однако нахождение автономного округа в крае или области не означает по действующему законодательству поглощения его территории, являющейся составной частью территории Российской Федерации. Взаимоотношения указанных субъектов Федерации при этом определяются законами Российской Федерации, актами органов государственной власти края (области) и автономного округа и договорами между ними. Поэтому территориальные изменения, являющиеся следствием выхода автономного округа из состава края или области и не влекущие изменения его границ, не подпадают под действие статьи 84(9) и пункта "в" части первой статьи 84(11) Конституции Российской Федерации и не могут быть предметом территориального спора между краем (областью) и автономным округом.
6. Выход Чукотского автономного округа из состава Магаданской области означает не только принятие его органами власти полной ответственности за решение в пределах своих полномочий всего круга вопросов жизнеобеспечения подведомственной территории, но и влечет за собой необходимость структурных изменений в областных органах государственной власти и управления, а также требует их участия в решении проблем, затрагивающих интересы области в разграничении государственной собственности и других сферах.
Рядом актов, принятых как до, так и после издания рассматриваемого Закона, определены правовые и организационные меры, связанные с непосредственным вхождением Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации. Так, Президиум Верховного Совета Российской Федерации своим Постановлением от 10 февраля 1992 г. No. 2327-1 "О Чукотском автономном округе" поручил малым Советам Магаданского областного и Чукотского окружного Советов народных депутатов рассмотреть вопрос о поэтапном выходе округа из области. Однако малый Совет Магаданского областного Совета народных депутатов счел невозможным выполнение данного поручения без соответствующего решения этого вопроса Верховным Советом Российской Федерации. Приняв Закон "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации", Верховный Совет определил необходимые переходные положения, предполагающие взаимосогласованные действия сторон, в своем Постановлении от 15 июля 1992 года о порядке введения в действие названного Закона.
На основании изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой и частью второй статьи 57, пунктами 1 и 4 части первой и частью четвертой статьи 58, пунктом 1 части первой статьи 64 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации, Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать Закон Российской Федерации от 17 июня 1992 года "О непосредственном вхождении Чукотского автономного округа в состав Российской Федерации" соответствующим Конституции Российской Федерации.
2. Согласно статьям 49 и 50 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление вступает в силу немедленно после его провозглашения, является окончательным и обжалованию не подлежит.
Согласно части первой статьи 84 Закона о Конституционном Суде Российской Федерации настоящее Постановление подлежит опубликованию в "Ведомостях Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации" не позднее чем в семидневный срок после его изложения. Постановление должно быть также опубликовано в "Российской газете".

Председатель Конституционного
Суда Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Секретарь Конституционного
Суда Российской Федерации
Ю.Д.РУДКИН

0

8

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 1 декабря 2005 г. N 365-О

ПО ЗАПРОСУ ПАРЛАМЕНТА РЕСПУБЛИКИ СЕВЕРНАЯ ОСЕТИЯ - АЛАНИЯ
О ПРОВЕРКЕ СООТВЕТСТВИЯ КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ 3 И 6 ЗАКОНА РСФСР "О РЕАБИЛИТАЦИИ
РЕПРЕССИРОВАННЫХ НАРОДОВ"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Л. Кононова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г. Стрекозова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение запроса Парламента Республики Северная Осетия - Алания,

установил:

1. В запросе Парламента Республики Северная Осетия - Алания оспаривается конституционность положений статей 3 и 6 Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года "О реабилитации репрессированных народов", согласно которым реабилитация репрессированных народов означает признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения; территориальная реабилитация репрессированных народов предусматривает осуществление на основе их волеизъявления правовых и организационных мероприятий по восстановлению национально-территориальных границ, существовавших до их антиконституционного насильственного изменения.
По мнению заявителя, приведенные законоположения о территориальной реабилитации посредством признания и осуществления права репрессированных народов как этноса или этнической группы на восстановление территориальной целостности, национально-государственных образований и национально-территориальных границ на основе волеизъявления репрессированных народов нарушают принципы федеративного устройства, равноправия народов, равенства прав и свобод человека и гражданина и тем самым противоречат статьям 2, 4 (часть 3), 5, 6 (часть 2), 17, 19 (часть 2), 53, 55 (часть 2), 65 (часть 1), 67 (часть 3) и 102 (пункт "а" части 1) Конституции Российской Федерации.
2. Конституция Российской Федерации закрепляет, что федеративное устройство Российской Федерации, которая состоит из республик, краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных округов - равноправных субъектов Российской Федерации (статья 5, часть 1), основано на ее государственной целостности, единстве системы государственной власти, разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, равноправии и самоопределении народов в Российской Федерации (статья 5, часть 3).
Федеративное устройство и территория Российской Федерации находятся, согласно Конституции Российской Федерации (статья 71, пункт "б"), в ведении Российской Федерации. Территория Российской Федерации включает в себя территории ее субъектов, границы между субъектами Российской Федерации могут быть изменены с их взаимного согласия (статья 67, части 1 и 3, Конституции Российской Федерации); утверждение изменения границ между субъектами Российской Федерации относится к ведению Совета Федерации (статья 102, пункт "а" части 1, Конституции Российской Федерации).
Таким образом, Конституция Российской Федерации не исключает возможность изменения границ между субъектами Российской Федерации - при обязательном соблюдении статьи 71 Конституции Российской Федерации, а также при условии взаимного согласия соответствующих субъектов Российской Федерации, волеизъявление которых по этому вопросу основывается на решении, принятом либо населением субъекта Российской Федерации (референдум), либо законодательным (представительным) органом государственной власти субъекта Российской Федерации или полученном в результате сочетания обоих способов. При этом изменение границ между субъектами Российской Федерации не может затрагивать основы конституционного строя, государственную целостность Российской Федерации, нарушать права и свободы человека и гражданина, интересы других субъектов Российской Федерации, Российской Федерации в целом и интересы других государств.
Положения Закона РСФСР от 26 апреля 1991 года "О реабилитации репрессированных народов" о территориальной реабилитации репрессированных народов на основе их волеизъявления, при соблюдении требования об учете прав и законных интересов всех граждан, проживающих на соответствующей территории, которые не должны ущемляться, - исходя из положений действующей Конституции Российской Федерации и во взаимосвязи с другими правовыми актами в сфере федеративных отношений, организации государственной власти, защиты прав и свобод человека и гражданина - не могут толковаться как допускающие возможность решения территориальных вопросов, изменения границ между субъектами Российской Федерации в одностороннем порядке. При решении территориальных вопросов требование об учете прав и законных интересов граждан распространяется и на конституционное право каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства (статья 27, часть 1, Конституции Российской Федерации).
3. Из принятого Российской Федерацией обязательства в соответствии с общепризнанными принципами и нормами международного права уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах ее территории и под ее юрисдикцией лицам права и свободы человека и гражданина без какого-либо различия, независимо от национальной принадлежности, религии, языка или иных обстоятельств, следует, что обеспечение прав и свобод человека и гражданина является первоочередной задачей федеральных органов государственной власти, в том числе при решении вопросов территориального устройства.
Закон РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", провозглашая отмену всех незаконных актов, принятых в отношении репрессированных народов России, определяет лишь принципы и общие правовые рамки политической, социальной, культурной и территориальной реабилитации этих народов, что предполагает конкретизацию его положений в законодательстве, принятие соответствующих правоприменительных решений, заключение при необходимости договоров и соглашений между заинтересованными субъектами Российской Федерации, проведение организационных мероприятий.
Выбор того или иного варианта законодательной конкретизации и определение механизма реализации положений Закона РСФСР "О реабилитации репрессированных народов" в рамках Конституции Российской Федерации зависят от конкретных условий, в которых находится тот или иной ранее репрессированный народ, и политической воли законодателя. Конституционный Суд Российской Федерации в силу Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" решает исключительно вопросы права (часть третья статьи 3) и должен воздерживаться от решения вопросов, входящих в компетенцию соответствующих законодательных и правоприменительных органов.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Признать запрос Парламента Республики Северная Осетия - Алания не подлежащим дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного заявителем вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному запросу окончательно и обжалованию не подлежит.
3. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Судья-секретарь
Конституционного Суда
Российской Федерации
Ю.М.ДАНИЛОВ

0

9

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 июня 2000 г. N 90-О

ОБ ОТКАЗЕ В ПРИНЯТИИ К РАССМОТРЕНИЮ
ХОДАТАЙСТВА МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМЫ О РАЗРЕШЕНИИ
СПОРА О КОМПЕТЕНЦИИ МЕЖДУ МОСКОВСКОЙ ОБЛАСТНОЙ ДУМОЙ
И МОСКОВСКОЙ ГОРОДСКОЙ ДУМОЙ ПО ОПРЕДЕЛЕНИЮ
СОСТАВА ТЕРРИТОРИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.С. Бондаря, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
заслушав в пленарном заседании заключение судьи В.Г. Стрекозова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение ходатайства Московской областной Думы,

установил:

1. 16 июля 1997 года Московская городская Дума приняла в новой редакции Закон города Москвы "О территориальном делении города Москвы", в соответствии с которым аэропорт "Шереметьево" включен в состав территории города Москвы (статья 2), а территория аэропорта входит в границы Молжаниновского района Северного административного округа города Москвы (статья 4).
Полагая, что территория аэропорта "Шереметьево" является частью территории Московской области и что принятием названного Закона городом Москвой в одностороннем порядке, без согласования с Московской областью изменены границы этих субъектов Российской Федерации, Московская областная Дума дважды, 17 февраля 1999 года и 27 октября 1999 года, обращалась в Московскую городскую Думу с предложением о разрешении возникшего спора во внесудебном порядке, однако, как утверждается в ходатайстве Московской областной Думы, Московская городская Дума от проведения согласительных процедур уклонилась.
По мнению Московской областной Думы, включение территории аэропорта "Шереметьево" в состав города Москвы законом этого субъекта Российской Федерации является нарушением конституционного требования об изменении границ между субъектами Российской Федерации с их взаимного согласия и противоречит статьям 67 (часть 3) и 73 Конституции Российской Федерации.
2. Правовой статус территории аэропорта "Шереметьево" определяется нормативными правовыми актами, направленными на решение вопросов, касающихся административно - территориального и государственного устройства, владения и пользования землей и инфраструктурой аэропорта в рамках административно - хозяйственного подчинения, отношений по поводу аренды территории аэропорта, налоговых и природоохранительных отношений и др. Указанное регулирование с 1953 до принятия в 1993 году Конституции Российской Федерации осуществлялось на основе законодательства об административно - территориальном устройстве, что в тот период относилось к компетенции республики. По указанным вопросам Советом Министров СССР, Советом Министров РСФСР, Правительством Российской Федерации издавались нормативные правовые акты, в которых учитывались позиции обеих административно - территориальных единиц, а органами государственной власти города Москвы и Московской области - акты в форме совместных решений.
С принятием Конституции Российской Федерации отношения между городом Москвой и Московской областью приобрели качественно новый характер, что вытекает из ряда ее статей: город Москва и Московская область являются равноправными субъектами Российской Федерации (статьи 5 и 65); границы между ними могут быть изменены только с их взаимного согласия (статья 67, часть 3); вопросы федеративного устройства и территории отнесены к ведению Российской Федерации (статья 71, пункт "б"), а вопросы владения, пользования и распоряжения землей - к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт "в" части 1); вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов город Москва и Московская область наделены всей полнотой государственной власти (статья 73); город Москва и Московская область осуществляют собственное правовое регулирование только вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов (статья 76, часть 4).
3. Статья 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в числе условий допустимости ходатайства о разрешении спора о компетенции предусматривает невозможность разрешения спора иным способом (пункт 3 части первой). Одним из таких способов, как следует из пункта 7 части первой той же статьи, является обращение к Президенту Российской Федерации в порядке, установленном статьей 85 Конституции Российской Федерации, согласно которой Президент Российской Федерации может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти субъектов Российской Федерации; в случае недостижения согласованного решения он может передать разрешение спора на рассмотрение соответствующего суда.
С учетом того, что вопрос, поставленный в ходатайстве Московской областной Думы, по своему правовому, политическому и экономическому содержанию имеет исторически сложившийся комплексный характер, и в соответствии с требованием о необходимости использования иных способов для разрешения спора, одним из которых является обращение соответствующего органа государственной власти к Президенту Российской Федерации в порядке, предусмотренном статьей 85 Конституции Российской Федерации и пунктом 7 части первой статьи 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", ходатайство Московской областной Думы не может быть признано допустимым, поскольку заявитель не использовал указанную конституционную возможность для решения спора.
Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению ходатайства Московской областной Думы как не отвечающего критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".
2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

0

10

Определение Конституционного Суда РФ от 14 декабря 2000 г. N 245-О
"О разъяснении определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2000 года об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Московской областной Думы о разрешении спора о компетенции между Московской областной Думой и Московской городской Думой по определению состава территории"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.С.Бондаря, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.Д.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, В.Г.Ярославцева,

руководствуясь частями первой и второй статьи 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в пленарном заседании вопрос об официальном разъяснении определения Конституционного Суда Российской Федерации от 8 июня 2000 года об отказе в принятии к рассмотрению ходатайства Московской областной Думы о разрешении спора о компетенции между Московской областной Думой и Московской городской Думой по определению состава территории.

Заслушав сообщение судьи В.Г.Стрекозова, проводившего предварительное изучение ходатайства Московской областной Думы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Определением от 8 июня 2000 года Конституционный Суд Российской Федерации отказал в принятии к рассмотрению ходатайства Московской областной Думы о разрешении спора о компетенции между Московской областной Думой и Московской городской Думой по определению состава территории, поскольку заявителем не были использованы все возможности разрешения спора иным способом, что является необходимым условием допустимости такого ходатайства согласно пункту 3 части первой статьи 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". При этом Конституционный Суд Российской Федерации указал, что одним из способов разрешения спора, как следует из пункта 7 части первой той же статьи, является обращение к Президенту Российской Федерации с просьбой об использовании согласительных процедур, предусмотренных статьей 85 Конституции Российской Федерации.

20 сентября 2000 года Московская областная Дума обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации с ходатайством, в котором просит разъяснить:

является ли ходатайство органа государственной власти субъекта Российской Федерации о разрешении спора о компетенции допустимым только при соблюдении всех требований, предусмотренных частью первой статьи 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации";

возможно ли применение части 1 статьи 85 Конституции Российской Федерации и пункта 7 части первой статьи 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в отсутствие соответствующего федерального закона, устанавливающего механизм согласительных процедур для разрешения правовых конфликтов.

С учетом изложенного Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 83 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", определил:

1. Статья 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" устанавливает обязательные условия допустимости ходатайства органа государственной власти по спору о компетенции. Одним из таких условий является невозможность разрешения спора иным способом (пункт 3 части первой).

Возможность разрешения споров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации во внесудебном порядке непосредственно закреплена в статье 85 Конституции Российской Федерации, согласно которой Президент Российской Федерации может использовать согласительные процедуры для разрешения разногласий между органами государственной власти субъектов Российской Федерации (часть 1). Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации" не требует обращения к Президенту Российской Федерации во всех случаях, когда возникает спор о компетенции, однако обязательным условием допустимости рассмотрения ходатайства по такому спору в Конституционном Суде Российской Федерации является положение о том, что "спор не был или не может быть разрешен иным способом".

С учетом того, что вопрос, поставленный в ходатайстве Московской областной Думы, о разрешении спора о компетенции по определению состава территории, по своему правовому, политическому и экономическому содержанию имеет исторически сложившийся комплексный характер, Конституционный Суд Российской Федерации в определении от 8 июня 2000 года указал на необходимость обращения заявителя к Президенту Российской Федерации с просьбой об использовании согласительных процедур для разрешения этого спора.

2. Отсутствие федерального закона, регулирующего процессуальный порядок осуществления согласительных процедур, не является препятствием для реализации положений статьи 85 Конституции Российской Федерации, так как нормы Конституции Российской Федерации в соответствии с ее статьей 15 (часть 1) имеют высшую юридическую силу и прямое действие на всей территории Российской Федерации. Подтверждением этому служит имеющаяся практика использования согласительных процедур Президентом Российской Федерации для разрешения разногласий между органами государственной власти субъектов Российской Федерации.

Признание Конституционным Судом Российской Федерации необходимости использования согласительных процедур в конкретном споре о компетенции между Московской областной Думой и Московской городской Думой по определению состава территории не означает возложение соответствующей обязанности на Президента Российской Федерации, - по смыслу статьи 85 (часть 1) Конституции Российской Федерации и пункта 7 части первой статьи 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", использование согласительных процедур является правом Президента Российской Федерации. Если Президент Российской Федерации в течение месяца не использовал их либо если они не привели к разрешению спора, то дело может быть рассмотрено Конституционным Судом Российской Федерации как по инициативе Президента Российской Федерации, так и по ходатайству заявителя.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данному ходатайству окончательно и обжалованию не подлежит.

Председатель Конституционного
Суда Российской Федерации
М.В.Баглай

Судья-секретарь Конституционного
Суда Российской Федерации
Н.В.Селезнев

0


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 3. ФЕДЕРАТИВНОЕ УСТРОЙСТВО. Статья 67