ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Мир криминала, тюремный мир

Сообщений 1 страница 20 из 62

1

Все о жизни в тюрьме

0

2

Воры в законе
ИСТОРИЯ БИОГРАФИЯ КРИМИНАЛ ГЕРОИ ЖУРНАЛЫ КИРИЛЛИЦА УМНАЯ КРИМИНАЛ
18/10/17

Почему при Сталине не боролись с ворами в законе
«Воры в законе» – понятие, которое возникло во второй половине 1930-х годов, когда в СССР стала создаваться инициированная Сталиным система исправительно-трудовых лагерей. Для многих эти два фактора неразрывно связаны друг с другом.

Криминал с привилегиями
Ссылаясь на уголовное прошлое Сталина, некоторые исследователи выдвигают предположение, что и после прихода к власти Коба не завязал с криминальным миром. С его легкой руки, считают они, уголовники превратились в обширную социальную прослойку, получившую определенные привилегии. Эксперты подкрепляют свои выводы тем, что именно при Сталине деятельность «воров в законе» достигла своего расцвета, колыбелью воровской касты они называют родину вождя – Грузию. По неофициальным данным, к 1940 году в стране насчитывалось около 10 000 «законников», а к 1950 году их число уже превышало 50 000. Очевидно одно, что до сосредоточения всей полноты власти в руках Сталина о «ворах в законе» никто толком не слышал. Это явление очевидно стало набирать силу в 20-е годы, отражая стремление уголовников дистанцироваться от политических заключенных. С одной стороны, они подчеркивали свой особый привилегированный статус, с другой – обозначали отсутствие намерения выступать против закона и власти.

Нужные люди
Среди уголовников царской России было много тех, кто сочувствовал большевикам. Из дореволюционного криминального мира вышли герой гражданской войны Георгий Котовский, одесский налетчик и красный командир Мишка Япончик, а также будущий генералиссимус Иосиф Джугашвили.Директор Института проблем глобализации Михаил Делягин отмечает, что некоторые уголовники спонсировали партийную верхушку революционеров, что было выгодно как одним, так и другим. После установления советской власти уголовный контингент продолжал оставаться востребованным. В 20-е годы произошло падение мировых цен на зерно, в нашей стране в качестве главного экспортного сырья его должен был заменить лес. А кто будет его валить? Конечно уголовники. По некоторому мнению, с лесозаготовительными базами и связана организация первых исправительно-трудовых лагерей в СССР. Наступившая коллективизация стимулировала рост преступности, что привело к ухудшению криминогенной обстановки в стране. Недаром тогда сложилась поговорка: «пол страны сидело, пол страны охраняло». В переполненных лагерях стали складываться свои сообщества, которые требовали не только внешнего контроля, но и внутреннего управления. Движущей силой и главным элементом власти лагерных сообществ выступили воры: так начался процесс формирования кодекса воровских понятий и создания касты «воров в законе». Само понятие «вор» постепенно переросло конкретную уголовную специализацию и стало синонимом принадлежности к элите криминального мира. Несмотря на то, что по воровскому кодексу было запрещено сотрудничество с администрацией ГУЛАГа, «воры в законе» охотно шли на договоренности с лагерным начальством, принимая их правила игры, и по возможности навязывая свои.

По образу и подобию
В конце 30-х годов службами НКВД была проведена серьезная работа по налаживанию взаимодействия с «ворами в законе». Это была необходимая мера для обеспечения полноценного контроля над политическими заключенными. Взамен спецслужбы предоставляли своим ставленникам относительную свободу действия. Воровские сообщества ГУЛАГа все больше напоминали работу аппарата государственной власти. Это касалось, в частности, способов финансового обеспечения, формирования бюджета («общака»), привлечения новых членов. «Вор в законе», как и глава государства получал неограниченную власть над своими подчиненными, в лагерном государстве он становился олицетворением закона и порядка. Даже процесс коронования «вора в законе» происходил как закрытое партийное собрание. Для получения необходимого статуса нужно было в обязательном порядке иметь рекомендации от двух заслуживающих уважения товарищей по воровскому цеху, пройти кандидатский стаж, регулярно посещать «сходки», не нарушать трудовую дисциплину и жить «по понятиям». Лидеры уголовной лагерной державы были на хорошем счету у тюремного начальства, им позволялось и прощалось многое, так как именно они являлись главным рычагом сотрудников НКВД для оказания давления на политических заключенных – изменников родины и врагов народа.

Чужими руками
В сталинских лагерях нередки были случаи убийства зеками друг друга: это не только результат внутренних разборок, но и заказы сверху. Для выполнения приговора использовали любые подручные средства: нож, топор, веревку. На зоне встречались уголовники, на счету которых были десятки заказных убийств. Блатных также использовали для выбивания показаний, в том числе и у женщин – врагов режима. Чтобы развязать язык заключенной ее отправляли на одну-две ночи в камеру к уголовникам, где она подвергалась жестокому глумлению и групповому изнасилованию. Однако после подобных издевательств жертвы зачастую закачивали жизнь самоубийством. Во время Великой Отечественной войны именно среди бывших заключенных был самый высокий процент дезертирства, часто они занимались спекуляциями, не брезговали и мародерством. После окончания войны среди «воров в законе» произошел раскол: первые, отказывавшиеся вступать в ряды вооруженных сил СССР не приняли тех, кто решился на сотрудничество с властью. В 1948 году уголовный мир ГУЛАГа охватила настоящая война – противоборство так называемых «сук», принявших сторону лагерной администрации и «воров в законе», считавших позором любое сотрудничество с органами власти. Начальство поощряло кровавые разборки, которые естественным способом приводили к сокращению количества заключенных. Методы ведения «сучьих войн» были самые разнообразные. Так в документах по проверке Чаунского и Чаун-Чукотского ИТЛ сообщалось, что в 1951 году по инициативе подполковника Варшавчика была создана бригада №21, в которой находились исключительно сифилитики. В случае, если блатные отказывались присоединиться к «ссученым», их насиловали, заражая позорной болезнью. По некоторым сведениям, смертность в разгар воровской междоусобицы была сопоставима с жертвами Большого террора 1937-38 годов. Оценив масштаб бедствия, уголовники решили изменить кодекс, который стал допускать сотрудничество «воров в законе» с лагерным начальством, например, работу в качестве бригадира или парикмахера. Полковник милиции, ветеран ГУБОПа МВД Анатолий Жогло так прокомментировал поощряемые властями междоусобные разборки: «В практике советской лагерной системы воровские войны были одним из самых существенных способов искоренения этой касты. Иногда такие противостояния провоцировали сами воры, иногда для этого создавались особые условия по инициативе руководства страны».

Воры в законе

0

3

Жизнь в колонии
Вымогательство в местах лишения свободы и как ему противостоять

Жизнь в колонии

Попадая впервые в следственный изолятор неопытный человек легко может стать жертвой вымогательства. Вымогают не только матерые преступники, которые там содержатся, но нередко и сотрудники уголовно-исполнительной системы, в чьи обязанности входит как раз предотвращение таких случаев.

Самое главное, что необходимо запомнить при попадании за решетку – не показывайте, что у вас есть деньги! Даже если они у вас на самом деле есть, если вы – состоятельный человек, гордящийся своими профессиональными успехами и финансовым положением, не демонстрируйте это. Не пытайтесь тут же начать решать какие-то бытовые вопросы с помощью денег, а лучше всего вообще поначалу не говорите про деньги.

В принципе, даже если у вас нет денег, это еще не гарантирует что у вас их не будут вымогать. Но уж если вы совершили оплошность и показали свою финансовую состоятельность – готовьтесь к тому, что вас будут пытаться «доить» в течение всего срока заключения. У опытных вымогателей есть нюх на деньги, и они как правило сразу чувствуют, когда можно поживиться за чей-то счет.

Правильнее всего выждать, присмотреться к окружающим вас людям и понять, можно ли доверять тем, кто находится рядом.

Вымогательство в местах лишения свободы обычно маскируется каким-то благовидным предлогом. Например, другие заключенные могут попросить у вас (или даже потребовать) сдать деньги (или какие-то другие блага) на нужды так называемого «общего» и «воровского» (Подробнее про общее и воровское читайте в карточке РС). Кроме того, вас могут обвинить в каком-то проступке и начать требовать деньги. Вы можете проиграть в карты или в другие азартные игры, и будете должны заплатить проигранное, часто в сжатые сроки.

Сотрудники ФСИН могут вымогать деньги, например, за перевод в другую камеру, где будет приятнее коллектив или лучше бытовые условия. Деньги могут требовать и за то, чтобы не проводить обыски в вашей камере СИЗО слишком часто, или чтобы во время обыска не подвергать вас излишним бытовым неудобствам. А чтобы сделать вас сговорчивее, обыски могут быть показательно частыми и жесткими, а связанные с ними бытовые неудобства откровенно излишними.

Случается, что для выбивания денег с заключенного применяется грубая сила: жертве просто начинают угрожать, давить на нее психологически и физически, могут применить насилие. Иногда вымогатели начинают давить и на семью – узнав телефон родных своей жертвы, они могут звонить им и требовать денег или пытаться выманить их хитростью, например, передав от вас просьбу что-то оплатить или кому-то перевести некую сумму, якобы для ваших нужд. Часто в таких схемах принимают участие и сотрудники ФСИН, особенно, когда речь идет о состоятельном заключенном, с которого можно получить крупную сумму. В этих случаях «жертву» могут специально перевести в камеру, где на нее будут давить, требуя заплатить и держать там столько, сколько потребуется.

В зависимости от того, насколько жестко у вас вымогают деньги, вы можете использовать два пути: формальный и неформальный. Если вымогательство осуществляется в «мягком» варианте под каким-нибудь благовидным предлогом, то лучше сначала попробовать использовать неформальный путь, то есть постараться объяснить, что вы не будете платить, или будете, но позже и меньше. Слишком категорический отказ может повлечь ненужную вам ссору с сокамерниками и представителями криминальной субкультуры. Поэтому лучше объясниться, спокойно и аргументированно рассказать о своем положении тем, кто осуществляет функции неформального лидерства в тюремном коллективе. (Подробнее об этом читайте “Смотрящие, положенцы, воры: кто это такие и как себя с ними вести”). Иногда это помогает, иногда - нет.

В случае угроз и насилия может помочь более формальный подход, который подразумевает обращение к администрации СИЗО или лагеря и (или) в правоохранительные органы. Иногда уже одной только угрозы обратиться в органы бывает достаточно, чтобы пресечь попытки вымогательства, так как вымогатели понимают, чем это им может грозить ( ст. 163 УК) Однако не всегда угроз бывает достаточно.

Вы можете подать заявление о преступлении через сотрудников ФСИН либо через адвоката. Если в вымогательстве участвуют сотрудники ФСИН, лучше сразу подавать заявление через адвоката, чтобы оно точно дошло по назначению. Вы можете также обратиться в общественную наблюдательную комиссию (подробнее об этом читайте "Члены ОНК в местах лишения свободы: чем может помочь и чем навредить общение с ними" ) с жалобой на вымогательство и на бездейстиве сотрудников ФСИН, если они не предпринимают никаких действий после вашего заявления.

Если вымогатели находятся рядом с вами (например, в одной с вами камере), то возможно придется обратиться к администрации СИЗО или колонии, чтобы они обеспечили вашу безопасность как положено по закону. В этом случае вас скорее всего переведут в одиночную камеру. Однако, необходимо понимать, что подобные шаги не приветствуются среди заключенных и вы можете на долгое время оказаться в полной социальной изоляции. В большинстве случае вернуться к обычному укладу жизни, предшествовавшему заявлению об обеспечении личной безопасности, уже не получается. Заключенный, выбравший этот путь, в дальнейшем постоянно проходит под грифом «изоляция»: отдельно перевозится или этапируется в лагерь, отдельно содержится в изолированных от других заключенных помещениях, чаще всего в одиночной камере.

Противостоять вымогателям непросто. Но следует помнить: отдав деньги один раз, вам придется платить снова и снова. Лучше сразу же пресечь первые попытки и избежать неприятностей в дальнейшем.

Жизнь в колонии

0

4

Жизнь в колонии
Обучение в колонии и как это организовать

Жизнь в колонии

В колониях можно, а иногда и нужно учиться. Так, для осужденного моложе 30 лет с незаконченным средним образованием получение такого в местах лишения свободы будет обязательно, а вот высшее образование -  по желанию обучающегося, и по возможностям колонии.

Плюсы обучения очевидны и многочисленны: прежде всего это хороший задел для поощрений, ведущих к УДО: в соответствии со ст.9 УИК РФ  получение образования (правда, там речь идет о среднем и профессиональном) является одним из основных средств исправления осужденных. Кроме того, учеба -  это часто полезная альтернатива ударному и не всегда осмысленному, почти бесплатному труду. Ну и получение новых знаний, а иногда и новой профессии всегда пригодится в будущем.

В ПТУ можно освоить новую специальность, это займет несколько месяцев, после чего скорее всего сразу трудоустроят по профессии. С ВУЗами немного сложнее. Хорошо, если с колонией сотрудничает ВУЗ, в котором осужденные могут получить степень бакалавра или специалиста с применением дистанционных образовательных технологий (ДОТ). Если такого ВУЗа нет, то имеет смысл поставить перед представителями администрации вопрос о предоставлении помещения и времени для организации дистанционного обучения. Делать это желательно не самому осужденному, а кому-то из поддерживающих его снаружи - родственников или друзей, активную роль в этом могут играть и адвокат или защитник. Имеет смысл с одной стороны напомнить, что право на получение высшего образования гарантировано российской Конституцией, а с другой стороны описать выгоды для начальства ИК организации дистанционного обучения:  улучшение отчетности (получающий высшее образование осужденный явно стал на путь исправления), возможность похвастаться перед любой из приезжающих комиссий («А вот здесь у нас – Академия..»), а также возможность задействовать в получении первого или второго высшего образования собственных сотрудников

ВУЗов, работающих с ФСИН не так много. Традиционно таковыми считаются: СГА (несколько ВУЗов-партнеров, осуществляющих свою деятельность через учебные площадки СГА), Уральский филиал РГСУ, ЭКИДА Санкт-Петербург, ВПШ, ГЭТИ и другие. Главная причина небольшого числа ВУЗов-партнеров в том, что  программы, при помощи которых обучающийся получает материалы, в большинстве случаев требуют наличия интернета. У ФСИН же, одно слово «интернет» вызывает резко негативную реакцию, потому что «изоляция от общества» в головах большинства руководителей ИК подразумевает невозможность выхода осужденного в сеть.

Как быть, если в колонии нет представительства института? Первое, что необходимо сделать - связаться с региональным представительством интересующего ВУЗа, найти там ответственное лицо, занимающееся работой с ФСИН и поставить вопрос об  открытии филиала в конкретной колонии, при этом предоставить данные абитуриентов и сообщить об их желании получить образование, подать соответствующее заявление. Если это интересно руководству ВУЗа – у вас есть поддержка. Далее процесс предстоит более творческий – побудить бюрократическую машину ФСИН договорится с ВУЗом о создании учебной площадки в колонии. После этого можно будет учиться.

При поступлении в ВУЗ от заключенного потребуется аттестат о полном среднем образовании с результатами ЕГЭ, копия паспорта, и если он учился раньше в ВУЗе или техникуме, - академическую справку об уже прослушанных курсах или диплом.

С ЕГЭ может возникнуть проблема для тех осужденных, которые закончили школу до того, как ввели обязательный единый экзамен. Есть два пути решения проблемы. Первый –договориться с филиалом школы в колонии о сдаче ЕГЭ. Школа может пойти на встречу и принять ЕГЭ. И второй путь – поступить на базе того же ВУЗа  в профильный техникум, а закончив его перейти сразу на второй курс ВУЗа - ЕГЭ ни для поступления в техникум ни для последующего перевода после его окончания в ВУЗ не потребуются.

Жизнь в колонии

0

5

Жизнь в колонии
Прием в колонии: как правильно и быстро определить «цвет» исправительного учреждения

Жизнь в колонии

В приговоре, на основании которого осужденного доставят к месту отбывания наказания, содержится информация только о режиме исправительного учреждения: общий, строгий, особый. Ни регион, ни тем более номер колонии нигде не указываются и до последнего момента остаются тайной для осужденного, его родственников и адвокатов. Поэтому заранее подготовиться и узнать информацию о порядках в конкретном учреждении не представляется возможным.

В России исправительные колонии давно условно делятся на “красные” - полностью контролируемые администрацией, и “черные” - с параллельной системой власти криминалитета и организацией жизни в соответствии с “понятиями”. Сегодня и “красные” и “черные” колонии в чистом виде - скорее редкость. Куда чаще встречаются так называемые гибриды: учреждения, в которых администрация и авторитеты действуют согласованно, и одновременно могут быть активны и “смотрящие” и оперотдел. 

Правильное определение “цвета” колонии может помочь осужденному быстрее сориентироваться, особенно в случае возникновения конфликтов: важно понимать, кто может лучше и эффективнее помочь их решить. “Русь сидящая” предлагает обратить внимание на некоторые признаки, которые могут помочь узнать порядки в конкретном исправительном учреждении.

По прибытии этапа в колонию осужденного обычно встречает весь цвет местной администрации. В основном - заместители начальника. Разговаривать с ними следует вежливо и спокойно, ведь в это время часто задается тон будущего общения заключенного с представителями администрации. С большой долей вероятности встреча должна пройти спокойно.

В некоторых колониях - к счастью, таких немного - до сих пор сохранилась практика беспричинного физического насилия при поступлении этапа: только вышедшего из автозака осужденного могут сразу начать избивать - как правило, бьют не сотрудники, а другие осужденные. Также под угрозой насилия (в том числе сексуального) вновь прибывших могут заставлять “подписывать 106-ую”, то есть соглашаться на бесплатные работы по благоустройству территории колонии (по закону - согласно той самой 106-й статье УИК - такие работы не должны превышать двух часов в неделю, но с письменного согласия осужденного могут длиться дольше). Заключенному могут предложить взять швабру и провести несколько раз по полу, или помыть туалет: все это имеет целью определить и подавить сторонников криминальной субкультуры, в которой уборкой занимаются только заключенные “низшей касты”. Такие действия - характерный признак “красной” колонии: на “черных зонах” в их классическом виде никто не будет открыто нарушать “понятия”. Впрочем, бесконтрольные избиения при поступлении - сегодня редкость даже для “красных” колоний.

Вновь прибывшего сразу как следует обыщут, причем постараются провести это таким образом, чтобы показать с первых минут, кто в доме хозяин. От обыска никуда не деться, поэтому сопротивляться ему не имеет смысла. Также следует подготовиться к тому, что при обыске могу лишить всего, что по мнению обыскивающего, не вписывается в режимные требования. Мнение при этом будет весьма субъективно и целиком зависеть от настроения сотрудника. Если что-то, по его мнению, иметь вам при себе нельзя, то объяснять, что в учреждении, откуда вы прибыли это всегда было можно – бесполезно. Так, если в СИЗО можно иметь сахар в любом количестве, то в колонии это может быть ограничено 300 граммами. Сахарозаменитель в одних колониях разрешен и свободно проходит в посылках, в других – запрещен. Постельное белье в каких-то колониях можно иметь свое, в других - только казенное. То же самое касается полотенец, тапок, ботинок, брюк. Где-то нельзя иметь брючные ремни, просто потому что на рабочей одежде его крепить некуда -  такой фасон.

Если изъятое не входит в перечень запрещенных предметов(Приложение N к Правилам внутреннего распорядка исправительных учреждений), то следует потребовать квитанцию о приеме на склад хранения «личных вещей», скорее всего её выдадут на месте, оценив принятые вещи в копейки с указанием «б/у». По прибытии в отряд этими вещами можно будет распорядиться – либо отдать родственникам, либо получить обратно в пользование (так чаще всего происходит с кроссовками, спортивными костюмами, теплым нательным бельем).   Уже во время нахождения в карантине, куда заглядывают не только сотрудники учреждения, но и осужденные, можно окончательно разобраться с "цветом" колонии. Если пришли те, кто называет себя «люди», то это колония «черная». Если бригадиры и завхозы, то скорее всего – «красная». Если в карантинное отделение передали чай, сигареты, сладкое, или какие-то вещи первой необходимости - персонально каждому вновь прибывшему или в одной сумке на всех, -  то колония скорее всего “черная”. Новичка могут призывать жить «по понятиям», но к этому никто не обяжет. Негласные правила желательно знать и стараться не конфликтовать с ними открыто, но жить “по понятиям” при этом совершенно необязательно. О ролях представителей криминального мира - в карточке РС

«Красная» колония также проявит себя с первых дней. Скорее всего в таком учреждении режим будет жестче, что означает больше ограничений. Многие властные функции как правило передаются активистам из числа хозобслуги. Ни о каких «общаках» никто вслух говорить не будет. Зато в бытовом плане “красные” колонии как правило лучше благоустроены, поскольку администрация обычно более серьезно относится к различным нормативам по условиям содержания спецконтингента. Бытовые проблемы в “черных зонах”  - часто результат некоего компромисса между администраций и криминалитетом, при которых одни закрывают глаза на нецелевое расходование средств на благоустройство, а другие могут за это закрыть глаза на наличие у осужденных некоторых запрещенных предметов, например, мобильных телефонов.

Через две недели карантина осужденного распределяют в отряд, то есть в барак. Его как правило стригут налысо, забирают гражданскую одежду и выдают тюремную (гражданскую при этом запечатывают в коробки и выдают при освобождении), а также обувь, белье. Заключенный должен пришить к робе кусок белой ткани, на котором ручкой от руки написать свои ФИО - с такой нашивкой осужденный ходит до комиссии по распределению, после которой его прикрепляют к конкретному отряду и выдают бирку с фотографией, ФИО и номером отряда.

Поначалу лучше поменьше говорить и побольше слушать. Так осужденный лучше поймет, куда он попал и увеличит свои шансы на успешное выживание. Выводы из наблюдений лучше держать при себе и от оценочных суждений вслух воздержаться. И очень важно сохранить свою индивидуальность - это помогает и во время отбывания срока, и после освобождения. В любой колонии к людям со стойкими внутренними убеждениями как правило относятся с большим уважением.

Жизнь в колонии

0

6

Работа в колонии: недостатки и преимущества обязательного труда в неволе

Жизнь в колонии

Работа в в исправительном учреждении  - обязанность заключенного, что напрямую следует из ст 103 УИК, согласно которой каждый осужденный обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией. Обязанность администрации, в свою очередь  -  привлекать осужденных к труду “с учетом их пола, возраста, трудоспособности, состояния здоровья и, по возможности, специальности, а также исходя из наличия рабочих мест”.

Отказ от работы однозначно расценивается начальством как злостное нарушение что приводит к помещению осужденного в ШИЗО и тем самым делает практически невозможным для него выход по УДО. Впрочем, существуют колонии, в которых трудовая занятость является привилегией, поскольку там нет достаточного количества вакансий для осужденных и у администрации имеется возможность выбирать,  кого и на какие должности назначать.

Руководство учреждения, как правило, сильно заинтересовано, чтобы как можно больше заключенных работало. Прежде всего, каждый занятый на производстве приносит колонии хорошую прибыль, а кроме того считается, что чем меньше свободного времени остается у спецконтингента, тем легче его контролировать.

Есть интерес в работе и у осужденных, поскольку вероятность выйти условно-досрочно выше при наличии трудового лагерного стажа. За хорошую добросовестную работу можно регулярно получать поощрения, которые зачастую приводят к смягчению режима и целому ряду послаблений (увеличение количества положенных передач и посылок, увеличение размера суммы,  которую можно потратить с лицевого счета  в магазине и т.д.). Кроме того, трудоустроенность - важный элемент в подготавливаемой начальником отряда справке-характеристике, которую готовят на комиссии по УДО и потом передают в суд. (тут ссылка на карточку про УДО). Ну и наконец, время в заключении для неработающего тянется гораздо медленнее.

Теоретически, хорошим подспорьем для осужденного должна была быть заработная плата, особенно если родственники не богаты, а на воле остались иждивенцы, и тем более, если есть признанный судом материальный ущерб от преступления, который надо возместить. Однако очень редко зарплаты хватает на что-либо, помимо покупки продуктов и вещей первой необходимости в магазине при колонии (подробнее про магазин в карточке РС)

Существует довольно распространенная практика, когда осужденных трудоустраивают в порядке ст. 106 УИК т.е. фактически на общественных началах: по общему правилу, каждый заключенный обязан трудиться  бесплатно на работах по благоустройству колонии и прилегающей территории не больше двух часов в неделю, но “по письменному заявлению осужденного” или “по постановлению начальства о необходимости срочных работ” продолжительность может быть увеличена.

Наряду с этой распространена и другая практика:  деление одной ставки на части. Осужденный, оформленный на 0,1 ставки, например, дневального отряда, получает 10 % от положенной зарплаты. За минусом вычетов на одежду, питание, коммунальные расходы в итоге может получиться в месяц и 40 рублей. Осужденные, трудоустроенные на должностях, связанных с физическим трудом на производстве, каких-либо послаблений со стороны администрации учреждения не имеют. Ну разве что получают возможность  использовать оборудование и приобретенные навыки работы на нем в своих личных интересах (например можно сшить себе или другим удобную и внешне более привлекательную робу), и могут ежедневно посещать банный комплекс (остальным осужденным баня полагается раз в неделю).

Более вольготно себя чувствуют заключенные, занимающие должности, связанные с организаторской работой (завхозы, дневальные, старшие объектов – клуба, бани, храма, столовой и т.д.). Они систематически контактируют с представителями администрации колонии, их обычно знают по именам, фамилиям, и в лицо. В их отношении допускается ряд послаблений со стороны сотрудников (разрешаются элементы гражданской одежды, более неформальное общение с работниками ФСИН, свободное перемещение по территории колонии и т.д.). Многим еще во время нахождения в карантине сразу после прибытия в колонию (про прием в колонии- в карточке РС). предлагают за денежное вознаграждение обеспечить назначение на хорошую должность. Нельзя сразу соглашаться, поскольку это может оказаться мошенничеством. Практика назначения на хорошую работу за деньги в некоторых колониях действительно существует, однако вступать с незнакомыми заключенными сразу в такие договорные отношения опасно: могут и обмануть, и тогда деньги будет вернуть уже невозможно.

Разумно сразу после прибытия в колонию и потом каждому сотруднику администрации учреждения говорить, что готов трудиться, потому что заинтересован выйти по УДО. При распределении на работу - соглашаться с тем, что предложили и работать, одновременно налаживая контакты среди осужденных и узнавая, какие есть возможности для более комфортного и интересного трудоустройства и кто мог бы в этом посодействовать.

Жизнь в колонии

0

7

Смотрящие, положенцы, воры: кто это такие и как себя с ними вести

Жизнь в колонии

Попадая в места содержания под стражей или в места лишения свободы нужно знать, что кроме официальной, установленной законом, властной вертикали в лице сотрудников уголовно-исполнительной системы, есть еще своя, внутренняя иерархия арестантского мира. Это своеобразная, «параллельная» вертикаль власти, пронизывающая практически все тюрьмы и лагеря, кроме очень строгих «режимных» лагерей, где всем заправляет администрация учреждения. Игнорировать эту теневую власть порой не только сложно, но и попросту невозможно, а иногда даже опасно для жизни и здоровья неопытного заключенного. Поэтому важно хотя бы в общих чертах знать устройство этой иерархии и понимать, как с ней взаимодействовать.

Самыми распространенными представителями параллельной, «воровской» (как ее называют заключенные) власти являются смотрящие и положенцы. Смотрящие бывают разные. Это могут быть смотрящие за камерами («хатами», как их называютна тюремном жаргоне), смотрящие за тюремными корпусами в СИЗО, смотрящие за бараками в лагере. Смотрящими за камерами обычно становятся по взаимному согласию жильцов камеры либо (в более сложных случаях) по распоряжению «сверху». В поледнем случае смотрящего назначает (на тюремном жаргоне: «загружает», «грузит» за чем-то) положенец, ответственный за всю тюрьму или весь лагерь в целом.

В «компетенцию» смотрящих входит общее руководство всеми вопросами, связанными с жизнью в неволе обитателей конкретного помещения (камеры, тюремного корпуса, барака), поддержание порядка, предотвращение насилия, рассмотрение спорных ситуаций. То есть, смотрящий обычно выступает в качестве неформального лидера коллектива и арбитра, к которому обращаются в случае конфликтов и споров. Если сам смотрящий не может разрешить определенный конфликт или спор, то проблемный вопрос передается на рассмотрение положенцу. Положенец является лицом, которое поддерживает порядок и несет ответственность за целое учреждение: СИЗО, тюрьму, лагерь. Положенец, как правило, «назначается», так называемым «вором» либо «ворами» (то есть лицом или лицами, занимающими лидирующее положение в криминальном мире, «криминальными авторитетами»). Положенец на своем уровне, также как и смотрящий, руководит коллективом заключенных, поддерживает среди них определенный уклад жизни, разрешает споры и конфликты. Он же обычно взаимодействует и с администрацией конкретного учреждения, выступая в роли представителя коллектива заключенных. В свою очередь, наверху этой властной вертикали заключенных находятся так называемые «воры» («воры в законе», «жулики», «урки»). С этой категорией обычным заключенным приходится общаться не так часто. Обыкновенно их сразу изолируют в специальных тюремных блоках (в СИЗО), в штрафных изоляторах и в помещениях камерного типа, если речь идет о колонии. В очень редких случаях «воры» сидят с остальными заключенными и имеют возможность влиять на них напрямую.

Важно помнить, что описанная «вертикаль власти» в местах заключения не имеет никакого отношения к закону. Деятельность указанных лиц никоим образом не регулируется законами или другими нормативно-правовыми актами. Смотрящие, положенцы и воры, действуют исходя из неписанных тюремных правил, называемых понятиями. При этом они сами часто произвольно их толкуют в зависимости от ситуации.

Человек, впервые оказавшейся в неволе, должен иметь элементарное преставление об этих категориях заключенных. Поскольку в их руках часто сосредоточена неформальная власть, порой не уступающая по силе действия требованиям Закона, необходимо уметь эффективно взаимодействовать с этими людьми, не нарушая при этом требований закона. Вот некоторые правила поведения, которые могу помочь при взаимодействиями с представителями этой неформальной ветви власти:

не идти на конфликт без серьезных на то оснований, не провоцировать заключенных;
сохранять спокойствие, держать себя в руках, не давая эмоциям взять верх;
никого не оскорблять, не переходить на личности, не распускать о ком-либо слухов (вас могут заставить их подтвердить какими-то доказательствами);
стараться избегать разговоров на темы, о которых вы знаете недостаточно;
не распространяться о личной жизни, в особенности об интимных отношениях со своими сексуальными партнерами;
стараться прислушиваться к советам, рекомендациям и требованиям указанных лиц, если это не противоречит Закону или вашим личным принципам. Следуя указанным выше правилам, вы сможете избежать лишних неприятностей, которые часто случаются с людьми, впервые оказавшимися в неволе.
Необходимо помнить, что представители этой теневой, параллельной вертикали власти (смотрящие, положенцы, воры) обладают определенной властью в местах содержания под стражей и местах лишения свободы. Они обладают авторитетом среди заключенных и при этом поддерживают постоянный контакт с администрацией учреждений уголовно-исполнительной системы. Прямая конфронтация с указанными категориями заключенных, а также демонстративное пренебрежение их мнениям, советам и рекомендациям, может привести к возникновению серьезного конфликта, в котором вы будете заведомо слабой стороной. Старайтесь избегать подобных ситуаций. В случае возикновения конфликта, который может угрожать здоровью или даже жизни, вы можете обратиться к администрации СИЗО или колонии, чтобы они обеспечили вашу личную безопасность (ст. 19 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ "О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений").

В этом случае вас (или вашего близкого) скорее всего переведут в одиночную камеру, где вам не будет угрожать опасность. Однако подобные шаги не приветствуются в среде заключенных, и вы можете на долгое время оказаться в полной социальной изоляции. В большинстве случае вернуться к обычному укладу жизни, предшествовавшему заявлению об обеспечении личной безопасности, уже не получается. Заключенный, выбравший этот путь, в дальнейшем постоянно проходит под грифом «изоляция»: отдельно перевозится или этапируется в лагерь, отдельно содержится в изолированных от других заключенных помещениях, живет в изолированной камере – чаще всего одиночной.

Тем не менее, большинство представителей теневой ветви тюремной власти являются обычными людьми, с которыми можно найти общий язык и прийти к компромиссу, что позволит вам без лишних неприятностей пережить срок заключения.

Жизнь в колонии

0

8

Досуг в СИЗО: чем занять большое количество свободного времени

СИЗО
Часто бывает так, что человек, впервые попавший в СИЗО, теряется и не знает, как ему потратить огромное количество времени, которое оказывается в его распоряжении. На смену вольной жизни, с ее насыщенным графиком, работой, передвижениями, встречами с людьми, приходят тюремные будни, в которых один день похож на другой, отсутствует работа, вокруг подолгу находятся одни и те же люди, а возможность свободного перемещения ограничена стенами камеры, замками и правилами внутреннего распорядка СИЗО.

Провести это время с пользой все-таки можно. Тем более, что свободного времени действительно появляется много. И вместо того, чтобы впадать в депрессию, лучше потратить его на что-то полезное.

Тюремный досуг можно условно разделить на два вида: разрешенный и запрещенный. В разрешенный входит все, чем может заниматься человек, согласно Правилами внутреннего распорядка (ПВР) следственных изоляторов, утвержденный приказом Минюста. и то, что прямо не запрещено указанными Правилами. Неразрешенный досуг включает в себя, все то, что запрещено указанными Правилами, но при этом широко практикуется арестантами.

Начнем с разрешенного досуга. Самое простое, что можно делать с пользой для себя – это читать книги. Если вы проведете в изоляторе достаточно долгое время, то сможете существенно повысить свой образовательный уровень. Есть несколько способов получения книг. Во-первых, можно взять их в библиотеке СИЗО. Как правило, тюремные библиотеки довольно богаты и можно потратить несколько лет, прежде чем исчерпать полный запас тюремной литературы. Там можно найти и классику, и фантастику и детективы, а иногда даже специализированную литературу по каким-то конкретным вопросам. Чтобы заказать книгу из библиотеки, нужно обратиться к сотруднику СИЗО с заявлением, в котором попросить предоставить каталоги имеющейся в наличии литературы. Бывает и так, что сотрудники библиотеки СИЗО сами периодически ходят по камерам с каталогами, предлагая с ними ознакомиться и что-то заказать. Если каталог неполный, вы можете попросить принести другой. Получив книги из библиотеки, обязательно запомните или запишите их названия, так как придется их возвращать в библиотеку, а там отмечается, кому именно и на какое время выдается каждая конкретная книга.

Книги также можно заказать через интернет-магазины, например через магазин OZON В этом случае книги по заказу доставят прямо к вам в камеру.

Кроме того, книги можно попробовать передать через передачу или направить посылкой в СИЗО. Еще один способ – попросить адвоката достать нужную книгу. Но надо понимать, что такой способ передачи запрещен и книгу могут изъять. В этом случае все зависит от устоявшегося порядка в конкретном СИЗО: где-то этого делать нельзя, а где-то на это смотрят сквозь пальцы.

Можно также оформить подписку на издания периодической печати - газеты и журналы любой интересующей вас направленности - и получать их в СИЗО. Газеты важно читать, чтобы не отрываться от текущей реальности. Для многих арестантов газеты - единственный способ получения информации о жизни на свободе. Что касается научных журналов, то они, как и книги, помогают повысить общий образовательный уровень. Кстати, многие издания прошлых лет можно получить все в той же библиотеке СИЗО, где они скапливаются годами.

Важной формой тюремного досуга является переписка. Она позволяет поддерживать связь со своими близкими и получать новости о событиях на воле. Вы можете переписываться обычным образом через Почту России. Не забывайте напоминать своим близким, чтобы они присылали вам конверты для ответов, а также письменные принадлежности, которые не всегда доступны в СИЗО. Еще одной формой переписки явялется ФСИН-письмо - интернет-сервис по доставке электронных сообщений.

Такая форма переписки для многих оказывается оказывается более легкой, быстрой и удобной, чем обычная почта. Текст письма, которое вам написали через этот сервис - если он пройдет цензуру - распечатают и доставят в камеру, а письменный ответ отсканируют и пошлют по электронной почту арестанту.

В некоторых следственных изоляторах за плату можно посещать тренажерные залы с определенным набором тренажеров и силовых снарядов, которых обычно хватает, чтобы выполнить все базовые атлетические упражнения. Многие арестанты не только поддерживают себя в хорошей физической форме, но и занимаются серьезной силовой подготовкой, значительно улучшая свои результаты.

Если нет возможности посещать тренажерный зал (нет денег, не позволяет здоровье, или запрещают по каким-то причинам сотрудники изолятора) то всегда можно заниматься в камере. Есть базовый набор упражнений (отжимания от пола, приседания, скручивания на пресс), которые можно выполнять практически в любом помещении. Возьмите за правило выполнять каждый день какие-то упражнения и вы увидите значительное улучшение своей физической формы даже в условиях неволи. Не забывайте выходить на прогулку – там тоже можно выполнить многие упражнения, да и просто подвигаться и получить дозу свежего воздуха.

Телевизор - важная часть досуга в СИЗО. Вопрос наличия телевизора в конкретной камере обычно отдается на откуп оперативным сотрудникам СИЗО, которые решают его в зависимости от своих соображений и симпатий. Они же легко могут использовать его как инструмент давления, заставляя вас что-то делать из страха остаться без телевизора. Поэтому лучше не ставить себя в зависимость от голубого экрана, так вам легче будет поддерживать свою самостоятельность и бОльшую свободу действий.

Основными видами запрещенного досуга выступают мобильные телефоны, азартные игры и межкамерная связь (так называемая “дорога”). Все эти вещи прямо запрещены правилами внутреннего распорядка, и доступны только нелегально. Вам могут за определенную плату занести телефон, в том числе с выходом в интернет. Телефон в камере позволяет поддерживать связь с близкими и быть в курсе всех важных происходящих на воле событий. Однако необходимо помнить, что телефон в СИЗО официально под строжайшим запретом, и обнаружив у вас его администрация СИЗО вправе применить меры взыскания, предусмотренные законом : объявить выговор или поместить в карцер. Не говоря уже о том, что передача денег сотруднику СИЗО в обмен на телефон может быть квалифицирована как дача взятки (ст. 291 УК РФ) и повлечь за собой серьезную уголовную ответственность. Тот факт, что передача телефона за деньги - обычное дело в конкретном СИЗО, не освобождает от ответственности.

Азартные игры в следственных изоляторах запрещены, однако по факту большинство арестантов играют. Как правило, в карты. Само по себе наличи карт у арестанта уже является основанием для применения к нему мер взыскания, но с игроками могут произойти и другие неприятности. Запомните: никогда не следует играть с обитателями СИЗО «на интерес» то есть за деньги или другие ценности. Если вы проиграете и не сможете расплатиться, у вас могут быть большие проблемы. Отказ, просрочка или невозможность расплатиться за карточный долг крайне не приветствуются в арестантской среде. Старайтесь избегать таких ситуаций!

Наличие либо отсутствие межкамерной связи обычно зависит от неформальных договоренностей с администрацией. Есть СИЗО, в которых это позволяется и дороги функционируют свободно. В других изоляторах это строжайше запрещено и грозит неприятностями арестантам. «Дорога» обычно функционирует ночью, по ней идут письма арестантов («малявы»), посылки («груза»), а также информационное послания криминальных авторитетов («курсовые» положенцев, «прогоны» воров), в которых те ставят арестантов в известность о каких-то событиях в арестантской жизни. Многие арестанты используют такую форму досуга, как «дорога», чтобы почувствовать себя в коллективе и быть в курсе всех событий, которые происходят в СИЗО.

Используя те или иные формы тюремного досуга, старайтесь, чтобы они не входили в противоречие с законом и сложившимся укладом жизни в вашем СИЗО. Так вы сможете избежать многих неприятностей.

СИЗО

0

9

Прием и размещение в мужском СИЗО: как это происходит

СИЗО
Многие приходят в ужас от самой перспективы быть помещенным под стражу в следственный изолятор. В действительности все выглядит не так страшно. Процедура приемки и размещения арестантов в СИЗО строго регламентирована законом и выполняется неукоснительно.

Прием, размещение и содержание лиц, в отношении которых принято решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу, регламентируется соответствующим федеральным законом, Правилами внутреннего распорядка следственных изоляторов и приложениями к ним. Всем, кто оказался или может оказаться под стражей, следует ознакомиться с этими документами.

Если суд примет решение об избрании в отношении вас меры пресечения в виде заключения под стражу, вас в сопровождении конвоя МВД отправят в следственный изолятор (СИЗО) где передадут в ведение сотрудников Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН).

Прием подозреваемых и обвиняемых в СИЗО производится круглосуточно дежурным помощником начальника СИЗО или его заместителем, которые проверяют наличие всех необходимых документов. Основанием для приема в СИЗО являются судебное решение об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу, а в отношении тех, к кому применялось задержание, также протокол задержания подозреваемого.

Проверяя документы, сотрудники СИЗО проводят короткий опрос вновь прибывших, сверяя письменные данные с показаниями доставленного. Затем новоявленному арестанту уже на территории СИЗО предстоит пройти несколько формальных процедур: медицинский осмотр, личный обыск и осмотр вещей, дактилоскопирование и фотографирование, а также беседу с оперативными сотрудниками СИЗО.

Первичный медицинский осмотр и необходимое обследование осуществляет дежурный врач (фельдшер) СИЗО с целью выявления больных, требующих изоляции и (или) оказания неотложной медицинской помощи. Результаты осмотра вносятся в медицинскую амбулаторную карту. При наличии любых хронических заболеваний лучше сообщить об этом сразу, чтобы соответствующая информация была тут же занесена в медицинскую карту и потом не пришлось доказывать, что вы в действительности больны. Это значительно облегчит в дальнейшем получение медицинской помощи.

В соответствии с Правилами внутреннего распорядка СИЗО, в случае выявления у подозреваемого или обвиняемого телесных повреждений, медицинским работником составляется соответствующий акт, который подписывается дежурным помощником и начальником караула, доставившим подозреваемого или обвиняемого. Пострадавшему предлагается дать письменное объяснение об обстоятельствах получения им телесных повреждений, о данном факте полагается письменно доложить начальнику СИЗО либо его заместителю. Акт, рапорт дежурного помощника, объяснение подозреваемого или обвиняемого в обязательном порядке направляются в территориальную прокуратуру, которой предстоит принять решение о возможном превышении полномочий и нарушении закона при задержании.

Если при задержании, допросе, конвоировании или содержании в ИВС к вам применялось физическое насилие, обязательно сообщите об этом медицинскому работнику СИЗО и продемонстрируйте свои повреждения. Правильно и вовремя зафиксированные следы насилия позволят доказать применение силы в дальнейших жалобах в правоохранительные органы. Если вовремя не зафиксировать телесные повреждения, то скорее всего уже не получится доказать, что применялось насилие.

При поступлении в СИЗО вновь прибывшего как правило полностью обыскивают - это включает в себя полное раздевание и тщательный осмотр тела. Не пытайтесь сопротивляться сотрудникам СИЗО – они действуют в рамках данных им полномочий, а в случае сопротивления имеют право применить физическую силу.

Осмотр личных вещей производится с целью обнаружения предметов, запрещенных к хранению и использованию в СИЗО (список запрещенных вещей). Помимо мобильных телефонов могут быть изъяты и другие предметы: например, брючные ремни и супинаторы из ботинок. Не удивляйтесь и не пытайтесь протестовать: с точки зрения сотрудников СИЗО, эти предметы могут представлять опасность или быть использованы в противоправных целях.

После снятия отпечатков пальцев и фотографии обычно происходит беседа с оперативниками СИЗО, которые как правило вкратце просят рассказать о себе и предлагают сотрудничество, от которого лучше отказаться: к «стукачам» в арестантской среде крайне негативное отношение, а никаких реальных преимуществ такое сотрудничество не приносит.

В камеру карантинного отделения СИЗО («карантин»), куда отправляют после всех вышеописанных процедур, арестанты обычно проводят несколько дней. Официально карантин существует для того, чтобы провести медицинское обследование арестантов перед тем, как направить их в общие камеры. Однако на деле никакого серьезного обследования не проводится. Обычно делают флюорографию и проводят психологические тесты, призванные выявить психологическое состояние и индивидуальные наклонности каждого арестанта.

Будьте внимательны и аккуратны при прохождении этих тестов. Попытайтесь отвечать на вопросы так, чтобы создать о себе максимально благоприятное впечатление. Ведь иногда по результатам этих тестов делаются специальные отметки в личном деле арестанта (так называемые «полосы»): «склонен к побегу», «склонен к суициду» и т.д. В дальнейшем такие отметки могут существенно осложнить вам жизнь.

По истечении нескольких дней пребывания в карантине, арестованных направляют в общую камеру, где они находятся в течение всего срока заключения - до освобождения или вступления в силу приговора суда.

СИЗО

0

10

Как организовать сносное питание заключенного

Тюремный быт
Если питаться только тем, чем кормят в столовой исправительного учреждения, то за редким исключением (встречаются колонии с более менее сносным питанием, про вкусное речи не идет) вам гарантированы проблемы со здоровьем из-за нехватки калорий и витаминов. Поэтому следует подумать над организацией дополнительного питания. Его источниками могут служить посылки с воли и покупки в магазине при ИК.

Родственникам следует подробно и внимательно ознакомиться в приложении №1 к Правилам внутреннего распорядка (ПВР) со списком продуктов, запрещенных к передаче в колонию перед тем, как делать передачу. Кроме того, есть перечень продуктов, которые могут быть запрещены сезонно: в некоторых колониях, где недостаточно холодильников, начальство может запретить летом передавать скоропортящиеся продукты (молочные, сосиски и вареную колбасу и т.п.), чтобы избежать возможного отравления заключенных.

Число посылок в места лишения свободы ограничено: для колоний общего режима это шесть посылок или передач и шесть бандеролей в год, для строгого режима -  четыре посылки или передачи и четыре бандероли в год, для особого режима - три посылки или передачи и три бандероли в год.

Даже шести посылок в год может не хватить для полноценного питания, не говоря уже про нормы для осужденных строгого и особого режима. Вместе с тем в каждой колонии есть определенное число осужденных, которые не сохранили социальные связи на воле и ничего ни от кого не получают. Есть смысл договориться с ними и организовать передачи на их имя, при условии что они поделятся частью полученных продуктов. Такой шаг позволяет одновременно решить две задачи: помочь другим осужденным и заработать тем самым авторитет среди них, и получить дополнительный набор продуктов.

Ассортимент в магазине при ИК обычно скуден а цены зачастую в 2-3 раза выше рыночных. Тем не менее за неимением других возможностей нужно пользоваться и этой, тем более что иногда туда завозят свежие овощи и фрукты, молочные продукты и мясные консервы.

Заключенный оплачивает покупки из средств, которые находятся на его лицевом счету и образуются из заработанного на производстве в колонии, пособий и пенсий, полагающихся осужденному, а также денег, зачисленных на счет родственниками и друзьями ст 88 УИК Зарплату, пенсию и социальное пособие можно тратить на продукты и предметы первой необходимости без ограничений. Переводы с воли - в зависимости от режима содержания: на сумму 9000 рублей в месяц в колониях общего режима, 7800 рублей в месяц - в колониях строгого режима, 7200 рублей в месяц - в колониях особого режима и в тюрьмах.

Впрочем, эти ограничения относительно легко обходятся. По аналогии с посылками, родственники или друзья осужденного могут класть деньги на лицевые счета тем заключенным, которые ничего не получают с воли, которые передадут их адресату, оставив себе небольшую часть. 

Целесообразно в колонии объединяться в небольшие группы по 2-3 человека (так называемые “семейки”) для организации питания вне столовой. Плюсом является то, что когда заканчиваются продукты, полученные одним членом группы, приходит время получения посылки другим, и так в «семейке» реже бывают перебои с питанием. Хорошо, когда хотя бы один член группы умеет неплохо готовить и готов взять на себя функцию повара.

Помочь в организации правильной передачи могут специальные люди (как правило, из числа бывших заключенных или местных таксистов, или и тех и других в одном лице), которые делают на этом маленький бизнес: за деньги от родственников они составляют и заносят в колонию передачу, хорошо зная требования конкретного учреждения и оптимальный перечень продуктов и вещей, необходимых заключенному. Но не стоит обращаться к первому, кто предложит такую услугу: сначала нужно убедиться, что речь идет действительно о бизнесе а не о мошенничестве, а также постараться выяснить у знающих людей “среднерыночные” цены.

Тюремный быт

0

11

Как войти в дело и стать защитником

Защита
Помимо адвоката интересы обвиняемого в уголовном процессе может представлять его близкий родственник, а также любое другое лицо, об участии которого в качестве защитника обвиняемый будет ходатайствовать. Такая норма содержится в части 2 статьи 49 УПК и дословно звучит так: “По определению или постановлению суда в качестве защитника могут быть допущены наряду с адвокатом один из близких родственников обвиняемого или иное лицо, о допуске которого ходатайствует обвиняемый”. Эта норма уже вызвала немало споров и проблем с правоприменением:  на практике право пригласить в процесс защитника-не адвоката не обязательно влечет обязанность судьи вводить этого человека в процесс.

“Могут быть допущены” не значит “должны быть допущены”.

Статус защитника дает близким подсудимого ряд неоспоримых преимуществ: они фактически получают права адвоката в процессе, то есть имеют доступ ко всем материалам дела, могут заявлять ходатайства, допрашивать свидетелей, собирать и представлять доказательства, привлекать специалистов.  У них появляется возможность присутствовать в закрытых судебных заседаниях (закрытыми, к примеру объявляют все процессы о насилии над несовершеннолетними), а не ждать в коридоре адвоката с новостями. В конце концов, у них появляется возможность видеться со своим подзащитным, находящимся под стражей.

Свидания с родственниками в СИЗО ограничены двумя в месяц и тремя часами каждое, но если тот же родственник был допущен судом в качестве защитника, то свидания с ним становятся неограниченными по количеству и длительности (п.9 ч.4 ст 47 УПК), а также должны проходить наедине без разделительной перегородки - в условиях, позволяющих сотрудникам изолятора видеть обвиняемого и его и защитника, но не слышать их разговора (). Свидание с защитником предоставляется сотрудниками изолятора по предъявлении соответствующего определения или постановления суда, а также документа, удостоверяющего его личность. (ссылайтесь на ст 18 ФЗ О содержании под стражей)

На какой стадии уголовного преследования следует войти в дело защитнику наряду с адвокатом? На этот вопрос разные юристы отвечают по-разному. Одни ссылаются на термин “обвиняемый” в части 2 статьи 49 - статус в котором человек выступает на стадии предварительного расследования. Другие утверждают, что если допуск к защите осуществляется “по определению или постановлению суда” то речь идет о стадии судебного разбирательства и ходатайство нужно подавать уже после передачи дела в суд. Второго мнения придерживается Верховный суд, который в одном из последних Пленумов разъяснил: “По смыслу положений части 2 статьи 49 УПК РФ, защиту обвиняемого в досудебном производстве вправе осуществлять только адвокат”. Это значит ходатайство о допуске в качестве защитника родственника или “иное лицо” целесообразно заявлять после передач дела в суд - на первом же судебном заседании. Никаких гарантий, что защитника введут в процесс, к сожалению, нет. Многие судьи считают, что защитник-не адвокат будет злоупотреблять своими правами, затягивать процесс немотивированными ходатайствами, сутками сидеть у родственника в СИЗО, провокационно вести себя в зале суда. В отличие от адвоката, чье поведение в процессе может стать по жалобе суда предметом дисциплинарного разбирательства в адвокатской палате и даже грозить нарушителю лишением статуса, защитник-родственник или защитник-”иное лицо” не связаны никакими корпоративными правилами поведения, и потому никак не может быть наказан. (При этом рычаги воздействия на него конечно тоже есть судья может в любой момент согласно ст 258 УПК удалить из зала судебного заседания любого находящегося там человека, который ему чем-то помешал).

К сожалению, позиции высших судов по этому вопросу не сильно помогают: так, по мнению Верховного суда. “право на приглашение защитника не означает право обвиняемого выбирать в качестве защитника любое лицо по своему усмотрению и не предполагает возможность участия в деле любого лица в качестве защитника”. Правда, тут же Верховный суд замечает, что отказ все же должен быть мотивирован. Поэтому если судья вам отказал на том лишь основании, что интересы обвиняемого уже защищает профессиональный адвокат - а это довольно часто встречающаяся формулировка -  то у вас есть хороший шанс такой отказ оспорить. Сослаться тут можно и на Пленум Верховного суда, но еще лучше на Определение Конституционного суда от 22 апреля 2005 г. N 208-О.

Конституционный суд говорит что приглашение обвиняемым защитника наряду с адвокатом “прямо предусмотрено уголовно-процессуальным законом”,и ”поскольку такой способ защиты не только не запрещен, но прямо предусмотрен в законе, отказ суда в предоставлении обвиняемому возможности воспользоваться им может иметь место лишь при наличии существенных к тому препятствий”, решение суда “не может быть произвольным”.”При этом, по смыслу уголовно-процессуального закона, не может признаваться обстоятельством, препятствующим допуску в качестве защитника лица, не являющегося адвокатом, участие в деле профессионального адвоката, поскольку ни Конституция Российской Федерации, ни уголовно-процессуальный закон не ограничивают число защитников”.

Планируя вступить в дело в качестве защитника, родственник или иной близкий подсудимому человек должен в этом случае отказаться от роли свидетеля по делу. Вы, естественно не можете не явиться к следователю или в суд, если вас вызовут повесткой. Но если повестки не было, не спешите предлагать себя свидетелем, готовым рассказать, какой подсудимый на самом деле хороший человек. В этом случае вы потеряете право быть его защитником, причем на всех стадиях уголовного судопроизводства: закон четко и недвусмысленно запрещает совмещать эти статусы (см. п 1 ч.1 ст 72 УПК) 

И последнее, но не менее важное: вступая в дело в качестве защитника, не забывайте, что вы это делаете для помощи обвиняемому. А эта помощь только в том случае будет эффективной, если вы будете сотрудничать адвокатом, обсуждать совместную линию защиты и придерживаться ее. Противоречащие друг другу защитники - медвежья услуга подсудимому.

Как войти в дело и стать защитником
Защита

0

12

Как и на что следует жаловаться уполномоченному по правам человека в РФ

Защита
По закону об Уполномоченном он “независим и неподотчетен каким-либо государственным органам и должностным лицам”, однако надо понимать, что в сегодняшней России это фактически еще один чиновник, встроенный в структуру власти и отнюдь не заинтересованный в  серьезном противостоянии с ней. Вместе с тем, нет ничего зазорного в том, чтобы испробовать и этот инструмент в борьбе за свои права, тем более что жалоба Уполномоченному не лишает права обращаться потом с аналогичными жалобами в любые другие инстанции.

По закону жалоба должна быть подана не позднее, чем через год после нарушения прав заявителя “или с того дня, когда заявителю стало известно об их нарушении”. Таким образом, если со времени нарушения прошло больше года, следует объяснить и доказать, что вам стало известно об этом позже, либо найти более позднее по срокам нарушение и изначально обжаловать именно его, одновременно рассказав всю предысторию вопроса.

Кроме того, жаловаться Уполномоченному следует только после того, как вы уже пытались жаловаться в другие инстанции, но остались недовольны ответом. В случае уголовного преследования  - после вступления приговора в законную силу, то есть на стадии кассации или после нее.

Имейте в виду, что жалоба по закону может быть подана только однократно, и отказ в принятии ее к рассмотрению обжалованию не подлежит, То хотите попробовать еще раз после отказа, нужно понимать, что следующая жалоба не может повторять неудавшуюся, а должна содержать какую-то новую информацию о нарушении права и новый поворот. 

Если вы пишете Уполномоченному из мест лишения свободы, то по закону ваше обращение не подлежит просмотру администрацией учреждения и должно в течение 24 часов направляться адресату. Уполномоченный может поступить с вашей жалобой по своему усмотрению: закон (ст 19.1 ФКЗ) дает право в десятидневный срок либо принять жалобу к рассмотрению, проинформировав об этом также человека или орган, на который они поступила; либо отказать (как вариант “вежливого отказа” - “разъяснить заявителю средства, которые тот вправе использовать для защиты своих прав и свобод”), либо передать жалобу органам, “к компетенции которых относится разрешение жалобы по существу”. Прямой отказ должен быть мотивирован.

Если жалоба принята к рассмотрению, то Уполномоченный может сам обратиться в ходатайством о проверке вступившего в силу судебного решения или о возбуждении дисциплинарного производства, административного или уголовного дела в отношении должностного лица, нарушившего права гражданина, а может обратиться  в надзирающие органы, например в прокуратуру, с просьбой проверить информацию о нарушениях прав граждан и принять меры. Практика показывает, что нынешний уполномоченный предпочитает дать шанс госорганам и должностным лицам самим исправить ситуацию, и потому скорее пошлет запрос в Генпрокуратуру, чем обратиться с ходатайством в суд от себя.

Бывают, впрочем, и исключения. Проанализировав информацию с сайта Уполномоченного можно сделать вывод, что она вмешивается в дела с очевидными недопустимыми уголовно-процессуальными нарушениями, такими, как осуждение несовершеннолетнего на основании явки с повинной, написанной без присутствия защитника и законного представителя, или осуждение человека без участия в процессе его адвоката, либо в дела с очевидными вопиющими нарушениями прав гуманитарного характера - такими как содержание пожилого тяжелобольного заключенного в СИЗО. Поэтому в случаях вопиющего нарушения права гражданина на жизнь и здоровье имеет прямой смысл привлечь внимание Уполномоченного и есть все шансы заставить ее вмешаться.

Поступившую Уполномоченному жалобу сначала будут рассматривать в аппарате, где она будет одной из десятков, приходящих в день со всех уголков страны. От того, сможете ли вы привлечь с первых слов внимание чиновника из аппарата и убедить его в вашей правоте, зависит судьба обращения. Следует избегать штампов и канцеляризмов, вроде “произошло существенное нарушение норм материального и процессуального права” равно как и излишне эмоциональных высказываний вроде “На вас одна надежда, такого беспредела никогда не было, помогите, умоляю”(особенно заглавными буквами).

Нужно также понимать, что сотрудники аппарата не будут изучать все тома уголовного дела, пытаясь найти в них подтверждение ваших утверждений. Поэтому с самых первых слов обращения надо указать, в чем заключается наиболее вопиющее нарушение вашего права, подкрепив каждый тезис цитатой из находящегося в деле документа с указанием на какой странице какого тома его искать.

Как и на что следует жаловаться уполномоченному по правам человека в РФ
Защита

0

13

Надо ли пытаться доказывать свою невиновность с помощью детектора лжи
Защита

Нередко люди, обвиненные в преступлении, которого они не совершали, пытаются доказать свою невиновность, требуя проверки  на детекторе лжи, он же полиграф.  Случается, что предложение пройти полиграф исходит от следователя, или от адвоката. Надо ли соглашаться на такую процедуру и тем более настаивать на ней? Надо ли требовать, чтобы такое исследование проводили ключевому свидетелю или потерпевшему по вашему делу?

Эмоционально понятное желание подозреваемого доказать свою непричастность к преступлению с помощью детектора лжи связано с двумя распространенными заблуждениями. Первое -  что полиграф способен определить ложь, и второе - что  следователь всегда  заинтересован в выяснении правды.

Начнем с того, что полиграф  - это прибор, который фиксирует интенсивность возбуждения нервной системы человека: изменение потоотделения ладоней, кровяного давления, дыхания. Никакую ложь он не обнаруживает, потому что по физиологическим реакциям организма невозможно точно установить вызвавшую их причину: человек нервничает, потому что врет, или потому что чувствует себя некомфортно? Может ему просто страшно от встречи со следователем, или он хочет в туалет? А может быть он вспомнил что-то, связанное с потерпевшим, которого хорошо знал, но не убивал?

На сегодняшний день в науке не существует доказательств, что фиксируемые прибором изменения в организме испытуемого связаны с его желанием что-либо скрыть или повести следствие по ложному пути. Поэтому надо понимать, что соглашаясь на полиграф, вы отдаете себя во власть его оператора, который будет интерпретировать полученные результаты. Хорошо, если вам встретится профессионал, понимающий пределы возможностей аппарата, который не будет делать вывод о событии преступления и вашей к нему причастности, а ограничится описанием ваших физиологических реакций на контрольные вопросы. Но есть ли у вас уверенность, что вы не встретитесь с проходимцем, оказывающим услуги следствию?

Если деятельность государственных экспертов хоть как-то регулируется Федеральным законом № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ», то работа частнопрактикующих «экспертов» не регулируется ничем. При этом статья 57 УПК фактически позволяет считать экспертом любое лицо, которое, по мнению следователя, обладает специальными знаниями в определенной области, хотя у следователя таковых нет, и значит о компетентности назначаемого экспертом человека объективно он судить не может. Не существует сегодня и федерального закона, регулирующего применение детектора лжи - внесенный в Госдуму несколькими депутатами в 2010 году законопроект “Об использовании полиграфа”, пролежав два года под сукном, был в 2012 году благополучно снят с рассмотрения. Инструкция МВД о порядке использования полиграфа при опросе граждан от 28 декабря 1994 года №437, прямо предупреждает: “Информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа, не может применяться в качестве доказательств, имеет вероятностный характер и только ориентирующее значение”. А в 2011 году экспертно-консультативный совет при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству пришел к выводу, что “степень достоверности сведений, полученных на полиграфе, однозначно научно не установлена”, “процедура использования полиграфа предполагает получение строго субъективной информации...которое, очевидно, может существенно отличаться от объективной реальности” и признал использование полиграфа в качестве средства получения доказательств в уголовном судопроизводстве недопустимым и противоречащим статьям 49, 50, и 51 Конституции России. Верховный суд занял однозначную позицию: исследование на полиграфе не является доказательством в процессе. Впрочем, несмотря на это, российские суды нередко принимают во внимание исследование на полиграфе. Хорошая новость заключается в том, что никто не сможет заставить вас пройти полиграф против вашего желания. Новость похуже: психофизиологическое исследование могут провести потерпевшему по вашему делу или ключевому свидетелю с их согласия, а в выводах указать, что они говорят правду, или еще хуже: в их памяти найдутся следы воспоминаний о совершенных вами страшных преступлениях. Что делать в таких случаях?

Прежде всего, постарайтесь выяснить биографию и квалификацию назначенных следствием экспертов, запросить данные об их образовании, проверить наличие ученой степени, поинтересоваться их фамилиями в базах Диссернета - на многих “экспертов” у профессионального сообщества накоплены обширные досье. Обратите внимание на название организации (как правило, чем пафосней звучит, тем меньше можно доверять) и форму организации (особенно должны настораживать ООО и ИП - ведь согласно Пленуму Верховного суда о судебной экспертизе по уголовным делам негосударственными судебно-экспертными учреждениями могут быть только некоммерческие организации. Полученная информация может помочь заявить такому “эксперту” отвод  и заставить суд исключить “экспертизу” из доказательств по делу.

Имеет смысл найти специалистов более высокого уровня и попросить их написать “заключение специалиста” на проведенную экспертизу. Очень важно, чтобы ваш специалист не только написал заключение но и дал показания в судебном заседании  - в этом случае он будет предупрежден об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, после чего его свидетельство станет доказательством по делу.

Надо ли пытаться доказывать свою невиновность с помощью детектора лжи
Защита

0

14

Члены ОНК в местах лишения свободы: чем может помочь и чем навредить общение с ними
Защита

Родственникам и адвокатам (защитникам) заключенного имеет смысл сразу после лишения его свободы, (а лучше еще раньше, после начала уголовного преследования) выяснить, есть ли в регионе независимые и активные члены ОНК и познакомиться с ними, желательно лично. Эти люди по закону имеют право в любой момент посетить любое учреждение  - от отдела полиции до СИЗО и колонии особого режима - и пообщаться с любым находящимся там задержанным или заключенным, и смогут оперативно отреагировать на разные возникшие проблемы.

К сожалению, не во всех российских регионах в такие комиссии вошли независимые правозащитники, во многих субъектах федерации членами ОНК стали подконтрольные ФСИН люди, часто в прошлом связанные с ней. “Руси сидящей” известны случаи, когда такие члены ОНК игнорировали жалобы заключенных или передавали их администрации учреждения. Впрочем, куда больше известно ситуаций, в которых члены ОНК играли важную роль, предавали огласке вопиющие факты жестокого обращения и, поднимая шум, приводили к прекращению издевательств. Поэтому важно понимать, кто стоит перед вами: человек, формально исполняющий функции наблюдателя, или настоящий правозащитник.

Назначение новых членов ОНК происходит в каждом регионе каждые три года. Поэтому если с момента последних выборов прошло достаточно времени, то скорее всего активные и независимые члены комиссии уже как минимум раз а то и чаще наведывались в ваше исправительное учреждение (конечно если это не отдаленная колония в регионе, переполненном исправительными учреждениями). Поспрашивайте у старожилов, знают ли они таких правозащитников, имели ли опыт общения с ними и если да, то каков был результат. Если состав региональной ОНК давно не менялся а правозащитников в колонии видят впервые, то это повод сомневаться в их эффективности.

При общении с незнакомыми членами ОНК можно начать с разговор с бытовых проблем, и по реакции понять, имеет ли смысл говорить о чем-то более серьезном. Впрочем, бывают ситуации, когда нет времени  на проверку: речь идет о применении насилия или реальной угрозе его применения, опасении за свою жизнь и здоровье, равно как и в случае тяжелой болезни, требующей скорейшего вмешательства. В таких ситуациях лучше все же сообщить о проблеме, одновременно попросив связаться с вашими родственниками, адвокатом и прессой. Даже если члены ОНК не захотят сами ссориться с колонией, они могут ничем не рискуя передать ваше послание близким.

Трудно найти такого начальника исправительного учреждения, который был бы рад присутствию на подконтрольной ему территории независимых наблюдателей. Жалобы ОНК в большинстве случаев воспринимаются как вынос сора из избы и конечно не приветствуются. Но если вы видите, что руководство колонии особенно нервничает перед приездом комиссии, пытается скрыть от нее какие-то факты или не дать встретиться с какими-то заключенными, то это может быть признаком, что перед вами настоящие правозащитники, которые не боятся выявить нарушения и с которыми имеет смысл поговорить начистоту.

С членами ОНК бессмысленно обсуждать ход вашего дела, их контролирующие полномочия ограничиваются исключительно условиями содержания. На ход следствия и суда они никак повлиять не могут, а вопросы об этом могут быть пресечены присутствующими при встрече сотрудниками ФСИН как не относящиеся к делу. Исключение составляют члены ОНК - журналисты, которых можно попытаться заинтересовать особенно показательной или вопиющей историей. Освещение в СМИ ничего не гарантирует, но может помочь в привлечении внимания к делу, если, конечно, оно того стоит и требует.

Члены ОНК в местах лишения свободы: чем может помочь и чем навредить общение с ними
Защита

0

15

Что делать если вы заболели в колонии
Тюремная медицина

Серьезно озаботиться своим будущим здоровьем следует каждому подвергшемуся уголовному преследованию, если по инкриминируемой статье может грозить лишение свободы. Хорошо, если этого не произойдет, но всегда лучше перестраховаться, тем более что по ту сторону решетки медицины почти нет.

Прежде всего следует обеспечить доступ к медицинским документам людям, которым вы доверяете: родственникам, друзьям, адвокатам (защитникам). Информация о состоянии здоровья составляет врачебную тайну (ст. 13 ФЗ “Об охране здоровья граждан”), и без согласия гражданина не может быть выдана третьим лицам. Поэтому если со здоровьем подследственного или осужденного случается какая-то проблема, важно чтобы у того, кто будет писать ходатайства о допуске врача или об организации обследования были бы на руках доказательства болезни.

Заявление о допуске к персональным данным адвоката или родственника лучше нотариально заверить: по закону “О персональных данных” (ст. 9 ФЗ “О персональных данных”)должно хватить простого письменного заявления, но на практике начальники СИЗО и колоний нередко требуют печать нотариуса. Если подследственный или осужденный уже лишен свободы, а нотариально заверенного заявления нет, то можно сначала попробовать написать заявление от руки, сославшись на упомянутую выше норму, а уж если оно не удовлетворит тюремное начальство, требовать через адвоката допуска нотариуса  -  обязательно в письменном виде, чтобы в маловероятном случае отказа это тут же обжаловать.

Если у подследственного или осужденного есть хронические болезни, то существует большая вероятность их обострения в тюрьме, поэтому если есть такая возможность, то еще находясь на свободе лучше обойти специалистов и собрать выписки из медицинских учреждений, подтверждающие диагноз, а также рекомендации ведущих специалистов по лечению, включая случаи обострения заболевания. Потом на основании этих выписок можно будет требовать от исправительного учреждения определенного лечения или жаловаться на его отсутствие и требовать допуска гражданского врача, и все это будет подкреплено документами.

Важно знать, что по закону “Об основах охраны здоровья граждан в РФ” (ст 26 ФЗ “Об основах охраны здоровья..”) содержащиеся в местах лишения свободы граждане имеют право на оказание медицинской помощи, “в том числе в необходимых случаях в медицинских организациях государственной системы здравоохранения и муниципальной системы здравоохранения”.  Понятно, что организация этапирования заключенного в гражданскую больницу для тюремного начальства - лишние трудности, а потому добиться приема врачом-специалистом за пределами колонии часто очень непросто. Поэтому в ходатайстве об оказании помощи независимым медицинским специалистом можно предложить начальству колонии выбор: доставить заключенного в районную больницу или пропустить к нему в колонию специалиста из той же районной больницы.  Но для этого придется убедить ФСИНовцев, что осужденный, во-первых, действительно серьезно болен, а во-вторых, необходимая ему помощь не может быть оказана внутри колонии.

Находясь за решеткой, осужденный должен стараться получить письменные доказательства по каждому эпизоду обращения за медицинской помощью и каждому случаю отказа в ее предоставлении. Все это может понадобиться как доказательства ухудшения состояния больного и невозможности его надлежащего лечения в учреждении.

В случае экстренного ухудшения здоровья подследственного или осужденного и невозможности или нежелания исправительного учреждения оказать надлежащую медицинскую помощь, следует жаловаться в самые разные инстанции, причем лучше сразу в несколько: в Управление организации медико-санитарного обеспечения ФСИН, в прокурору по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждениях, Росздравнадзор (в его полномочия входит контроль качества оказания медицинской помощи), членам ОНК, если они активны и независимы в данном регионе, Уполномоченному по правам человека, прессе.

По вопросам, связанным с оказанием правовой помощи тяжелобольным подследственным и осужденным “Русь сидящая” рекомендует обращаться к специалистам “Зоны права” - организации, специализирующейся на правовой защите осужденных в случае неоказание им надлежащей медицинской помощи в учреждениях ФСИН, в том числе представляя их интересы  в ЕСПЧ.

Что делать если вы заболели в колонии
Тюремная медицина

0

16

Что ожидать от «приема» в колонии и как правильно распознать «цвет» ИК
Этап

По прибытии в тюрьму или колонию осужденного встречает весь бомонд местной администрации. В основном - заместители начальника.

Прибывшего как следует обыщут, причем постараются провести это таким образом, чтобы показать с первых минут, кто в доме хозяин. От обыска никуда не деться, поэтому сопротивляться ему не имеет смысла. Также следует подготовиться к тому, что вас лишат всего, что по мнению обыскивающего, не вписывается в режимные требования. Мнение при этом будет весьма субъективно и целиком зависеть от настроения сотрудника. Если что-то, по его мнению, иметь вам при себе нельзя, то объяснять, что в учреждении, откуда вы прибыли это всегда было можно – бесполезно. Так, если в СИЗО можно иметь сахар в любом количестве, то в колонии это может быть ограничено 300 граммами. Сахарозаменитель в одних колониях разрешен и свободно проходит в посылках, в других – запрещен. Постельное белье в каких-то колониях можно иметь свое, в других - только казенное. То же самое касается полотенец, тапок, ботинок, брюк. Где-то нельзя иметь брючные ремни, просто потому что на рабочей одежде его крепить некуда -  такой фасон.

Если у вас что-то изымают и это не входит в перечень запрещенных предметов, то следует потребовать квитанцию о приеме на склад хранения «личных вещей», скорее всего её выдадут на месте, оценив принятые вещи в копейки с указанием «б/у». По прибытии в отряд вы сможете этими вещами распорядиться – либо отдадите своим родственникам, чтобы не прели на складе, либо получите обратно в пользование, что чаще всего происходит с кроссовками, спортивными костюмами, теплым нательным бельем.

По приезду вновь прибывшего спрашивают о наличии профессий, оценивают внешний вид и манеру разговора. От стукачества, которое скорее всего предложат, лучше воздержаться. Помимо того, что это некрасиво с этической точки зрения, это еще и невыгодно: стукачей не любят не только зэки, но и сами надзиратели, и нет никаких гарантий, что за доносы последуют поощрения (хотя и такое встречается).

Первые две недели осужденный проведет в карантине. За это время нового зэка обследуют медики, психологи составят своеобразный портрет на предмет уживаемости в коллективе и интересов, постараются привлечь к труду, где-нибудь на швейном производстве. Если есть большое желание научиться виртуозно шить варежки, комбинезоны или сумки – можно даже получить квалификационный разряд и повышать его регулярно. Если нет сильного желания работать, лучше не говорить об этом прямо, а сообщить, например, что вы трудились всегда и намерены трудиться и здесь, но вам нужно время чтобы прийти в себя, написать жалобу на приговор, окончить ПТУ. В таком случае можно получить несколько месяцев передышки.

Еще в карантине можно с достаточной степенью вероятности определить «цвет колонии». Если вам передают в карантин чай, сигареты, сладкое, - персонально каждому вновь прибывшему или же «на всех», на общак, - то скорее всего эта колония «черная», и правила игры тут определяют люди, живущие «по понятиям». Вновь прибывших тоже скорее всего будут призывать жить «по понятиям», но к этому никто не обяжет. Негласные правила желательно знать и стараться как минимум не конфликтовать с ними, но встраиваться в негласные структуры криминального мира совсем необязательно.

«Красная» колония также будет скорее всего сразу видна по более жестким ограничениям, которые накладывает на заключенных режим. Многие властные функции в таких колониях обычно переданы активистам из числа хозобслуги. Ни о каких «общаках» слышать никто не хочет и вслух не говорит.

Что ожидать от «приема» в колонии и как правильно распознать «цвет» ИК
Этап

0

17

Этап в женскую колонию: как к нему готовиться и чего ожидать
Этап

С принятием решения по делу судом апелляционной инстанции приговор вступает в законную силу, а значит, должен быть приведен в исполнение. Если речь идет о наказании в виде лишения свободы то следует готовиться к этапу, то есть переезду к месту отбывания наказания.

Для женщин рассматриваются два типа исправительных учреждений: колония-поселение, к которой обычно приговаривают за нетяжкие преступления,  - туда осужденная должна добраться своим ходом, -  и колония общего режима, куда доставляют из СИЗО сотрудники ФСИН. Строгий и особый режим к женщинам не применяется.

Вызов на этап может случиться в любой момент после вступления приговора в силу, и практика показывает, что очень часто это застает осужденного врасплох. Известны случаи, когда на этап вызывали за минуты до отбоя. Чтобы такой вызов не стал неприятной неожиданностью, к нему следует быть готовой как психологически, так и правильно собранной сумкой.

По сложившейся еще с ГУЛАГовских времен традиции конечная остановка - то есть собственно выбранное для осужденной исправительное учреждение - держится в тайне как от нее, так и от ее адвокатов и родственников. До последнего момента осужденная не знает, куда ее везут, и информация об этом не поступает ее близким. Им как правило отвечают, что как только имярек прибудет к месту отбывания наказания, ей будет дана возможность связаться с домашними. Так это обычно происходит, просто иногда занимает несколько недель. Впрочем, если на лицевом счете осужденного есть деньги, то за сутки до этапа могут принести бумажку с сообщением, в ведомство какого управления ФСИН их переводят. В этом случае будет по крайней мере понятно, в какой регион отвезут.

Очень важен психологический настрой. Нужно быть готовой провести от нескольких дней (что бывает редко) до нескольких недель (что случается чаще) в антисанитарных условиях.

Этап в женскую колонию: как к нему готовиться и чего ожидать
Этап

0

18

Этап в мужскую колонию: как к нему готовиться и чего ожидать
Этап

К месту отбывания наказания осужденного увезут не сразу, а только после того, как из суда в СИЗО поступит справка о вступлении приговора в законную силу. После получения такой справки осужденного обязаны направить в колонию первым же этапом.

Обычно этапы уходят с определенной периодичностью, - нередко хорошо известной тем, кто уже давно находится в СИЗО, поэтому если есть такая возможность, хорошо бы навести справки. Впрочем, отправлять каждого заключенного отдельным этапом сотрудникам ФСИН невыгодно, а потому существует практика ожидания, пока соберется достаточное количество заключенных для транспортировки, чтобы отправить всех одновременно.

Дожидаясь “большого” этапа, осужденный пребывает в подвешенном состоянии, потому как точно рассчитать момент выезда почти невозможно. В связи с этим лучше подготовиться к этапу сразу после вступления приговора в силу и иметь при себе собранные в сумке вещи и запас продуктов в дорогу: чай, кофе, лапшу быстрого приготовления, сахар, сгущенку, майонез.

Не стоит брать более двух сумок и перегружать их: будет тяжело переносить их на длинные расстояния от автозаков до вагонов, по длинным коридорам и между этажами тюрем. Кроме того, по прибытии на пересылку осужденному выдадут еще и скрученный матрас (он много весит и его неудобно держать) с постельным бельем, тарелкой, кружкой и ложкой. При наличии даже двух сумок дотащить все это разом до камеры очень трудно, а сходить дважды туда-обратно, скорее всего, не дадут. Поэтому лучше сложить в разложенный матрас тарелку, кружку, ложку, скрутить его максимально туго и перевязать перекрученной в некое подобие веревки одной из простыней, держа за которую, как за ручку, этот своеобразный баул можно будет переносить.

В некоторых колониях и тюрьмах вновь прибывшим не дают тарелок, кружек и ложек – вилки строго запрещены, - также, как и все столовые предметы из стали. Поэтому на этап имеет смысл на всякий случай взять с собой многоразовую пластиковую посуду, пластиковые ложку и нож.

Осужденного, которого должны этапировать выводят из камеры рано утром до времени подъема и отводят в специальные помещения -“отстойники”, где собирают людей перед транспортировкой куда-либо. Личный обыск и обыск сумок - обязательная процедура перед отправкой. Обыски будут проходить каждый раз при поступлении осужденного и выезде из пересыльных тюрем на всем протяжении пути, а также при погрузке в т.н. «столыпинский вагон» - железнодорожный вагон для перевозки осужденных. Перед тем, как загрузить осужденных в автозаки, чтобы перевезти на ЖД станцию и посадить в вагоны, выдают коробки с сухими пайками. В него обычно входит несколько супов, каш, чай, кисель, пресные галеты, одноразовые стаканчики двух типов – большие и маленькие.

Во время этапа никто не разделяет заключенных в зависимости от тяжести совершенных ими преступлений и режима содержания. Так, осужденный за повторное убийство, следующий на строгий режим лет на 15 и человек, который уклонился от уплаты алиментов и едет на общий режим на 6 месяцев, могут отказаться вместе. Лучше постараться попасть в один автозак, один вагон, одну камеру в пересыльной тюрьме с теми, кого хоть немного знаешь, с кем сидел в одной камере в СИЗО и имел нормальные отношения. Это дает дополнительную моральную и физическую поддержку.     
Не стоит принимать близко к сердцу разные страшилки от “бывалых” заключенных. Они могут быть сильно преувеличены, и иметь целью продемонстрировать свою осведомленность о тюремной жизни и поднять значимость в глазах других осужденных. Встречаются и правдивые рассказы, но надо также понимать, что колонии везде разные и опыт пребывания в одних может быть очень далек от опыта пребывания в других. 

Перед этапом нежелательно много есть и пить, поскольку сходить в туалет часто будет просто негде. Сотрудники ФСИН не будут останавливать машину и выпускать зека, чтобы тот сходил в туалет. При транспортировке в вагонах аналогичная ситуация. Когда поезд стоит на станциях, либо вагон оставили на ночь в тупике, в туалет не пускают - санитарная зона. Кормят в дороге разливая из чайника три раза в день кипяток. Через некоторое время по одному выводят из камерных купе в туалет. Поэтому пить нужно тоже аккуратно, реально оценивая возможности организма, чтобы дотерпеть до очередного «выгула». Спать приходится по очереди, поэтому лучше заранее распределить очередность. Часов у пересылаемых нет.

В вагоне бывает зимой бывает очень холодно, а летом очень жарко. Окон в самом купе нет. Со стороны коридора окна прозрачные только в верхней части, где расположены форточки. Если охрана их все закрывает становится очень душно. Ситуацию усугубляет фактор поголовного курения, что при отсутствии вентиляции и свежего воздуха очень затрудняет дыхание. В купе где в обычном вагоне размещаются 4 человека – в вагоне для осужденных доходит до 12, плюс вещи в три яруса.

Этап может занять от нескольких дней до нескольких недель, и все это время по сложившейся еще со времен ГУЛАГа традиции ни самому заключенному, ни его родственникам не сообщают, куда его везут и когда он сможет выйти на связь. К этому надо быть готовым.

Если расстояние до лагеря значительное, то осужденных везут от тюрьмы до тюрьмы и помещают в транзитные камеры, существенно отличающиеся от обычных камер СИЗО. Это часто грязные камеры с сыростью и плесенью на стенах и потолках, иногда крысами и тараканами, и почти всегда очень скудной едой (здесь помогут собранные еще в СИЗО продукты). По прибытии в пересыльную тюрьму прибывшего непременно ожидает очередной обыск, и надо быть готовым в худшем случае провести несколько часов в тесных камерах - “отстойниках”, где при большом скоплении людей и их вещей нет возможности сесть.

Тем, кто курит и берет с собой в дорогу большой запас сигарет, следует учесть, что при многочисленных обысках во время этапа, сигареты могут быть разломаны пополам, а также частично присвоены сотрудниками учреждений.

Брать с собой из СИЗО на этап сотовый телефон или сим-карты категорически не рекомендуется – их почти наверняка найдут при одном из обысков, и в колонию человек приедет уже с актом о нарушении, что негативно скажется на УДО и может полностью перечеркнуть все шансы выйти раньше срока.

А вот минимальный набор лекарств пригодится: антибиотики широкого спектра действия, обезболивающие, капли от насморка, средства от простуды. Их будут отбирать при поступлении в пересыльные тюрьмы, однако, при необходимости, через тюремного врача, ими можно воспользоваться. Лекарства могут пригодиться при этапе в межсезонье, когда отопление еще не включили, а уже наступили холода, или наоборот - отопление уже отключили, а морозы вернулись. В это время в сырых промерзших камерах очень просто заболеть. Спать приходится в одежде (кофте, куртке, штанах с нижним бельем и шапке). Днем, когда лежать под одеялом нельзя, спасает от холода чай с сахаром через каждые полчаса. Если своих лекарств нет, то доктор даст какую-то таблетку и уйдет. Тех, кто заболеет серьезно, отвезут в ЛИУ – лечебно-исправительное учреждение. (Подробнее о тюремной медицине - тут (ссылка на карточки о медицине)

Этап в мужскую колонию: как к нему готовиться и чего ожидать
Этап

0

19

Первая камера следственного изолятора: знакомство
СИЗО

После пребывания в карантине, арестантов распределяют по общим камерам. Некоторые арестанты попали туда незадолго до вас, другие находятся в заключении многие месяцы или даже годы, уже адаптировались к тюремной жизни и впитали в себя тюремные «понятия» (неписанный свод правил жизни в неволе).

Пугаться не надо. Вы вряд ли окажетесь в одной камере с закоренелыми уголовниками: законом предусмотрено раздельное содержание заключенных в зависимости от категории преступления и наличия или отсутствия предыдущего тюремного опыта. (это же предусмотрено и в Правилах внутреннего распорядка СИЗО:первоходы должны содержаться отдельно от рецидивистов, лица обвиняемые в насильственных преступлениях отдельно от тех, кто обвиняется в ненасильственных, курящие отдельно от некурящих. Последнее верно только в теории, поскольку на практике обеспечить раздельное содержание курящих и некурящих почти невозможно. В тюрьме же курит подавляющее большинство заключенных, включая и тех, кто до ареста уже бросил, и тех, кто еще не начинал.

Если вы в изоляторе впервые, то вы попадете в камеру к таким же «первоходам», которые сидят по схожим с вашей статьям. Если случится по-другому, вы имеете полное право требовать перевести вас в камеру, где вы должны находиться в соответствии с законом. Сделать это лучше вне камеры, во время отдельного разговора с сотрудниками СИЗО, либо же через адвоката, так как прямая просьба о переводе в другую камеру в криминальной среде воспринимается негативно (Подробнее об этом читайте в материале “Главные тюремные запреты: чего . нельзя делать за решеткой ни в кое случае”.

Зайдя в камеру не стоит вести себя неуверенно и показывать свой страх, равно как и наоборот - вести себя нагло и агрессивно. Спокойно поздоровайтесь со всеми присутствующими, спросите, куда можно положить вещи. Узнайте, кто является «смотрящим за камерой», то есть неформальным лидером коллектива с точки зрения тюремных понятий (подробнее об иерархии в криминальном мире в материале «Смотрящие, положенцы, воры: кто это такие и как себя с ними вести». Сделать это можно, просто спросив: «Кто смотрит за камерой?». Скорее всего, вам тут же ответят.

Представьтесь, назовите свою статью (в тюрьме это называется «бедой»), расскажите вкратце о себе, но не углубляйтесь в детали. Старайтесь поменьше говорить и побольше слушать – это базовое и неизменное правило для безопасной жизни в тюрьме. Расспросите своих сокамерников о правилах общежития, сложившихся в этой камере. В таких вопросах нет ничего странного или стыдного. Наоборот, вы покажете себя разумным человеком, настроенным на уважительное сосуществование с сокамерниками.

Узнайте, какую койку вы можете занять, куда можно положить ваши личные вещи. Разместитесь с комфортом для себя, но не стесняя своих сокамерников. Старайтесь не вступать сразу в конфликты и присмотритесь получше к своему коллективу – в дальнейшем вам это поможет.

Скорее всего, вас встретят хорошо. Так обычно и бывает в СИЗО, поскольку люди чувствуют солидарность с такими же как они заключенными.

Вы должны чувствовать себя спокойно и уверенно. Так, как будто вы находитесь у себя дома. Как бы дико это не звучало, но ваша камера в СИЗО действительно станет вашим домом на некоторое время, - возможно, весьма продолжительное. Вы можете пробыть там и несколько месяцев и несколько лет, в зависимости от того, как будут проходить следствие и суд по вашему делу, и будет ли администрация перемещать вас в другие камеры. Займитесь налаживанием быта и организацией досуга.

Первая камера следственного изолятора: знакомство
СИЗО

0

20

Чем заменить необходимые но отсутствующие в тюрьме предметы быта и гигиены: некоторые лайфхаки от “Тюремного консультанта”
Тюремный быт

Многое из того, чем арестант еще недавно пользовался дома, на кухне, на работе, на улице, в изоляторе становится недоступно. Строгий регламент тюремной жизни сводит к минимуму бытовые удобства, оставляя лишь самое необходимое: кровать (и то не всегда), стол, самую примитивную металлическую посуду, туалет, возможность сходить в душ раз в неделю.

Первые бытовые трудности в СИЗО возникают еще в самом начале тюремного пути – на карантине. Новенький заключенный чаще всего попадает в изолятор вскоре после неожиданного для него ареста и не имеет при себе практически никаких предметов быта, средств личной гигиены и ухода за телом.

Часто у людей на карантине даже не бывает с собой туалетной бумаги, мыла и зубной щетки. Вы должны знать, что все эти предметы вы вправе попросить у сотрудников СИЗО а они обязаны вам выдать по вашей просьбе. В так называемый «домашний» или на тюремном жаргоне «положняковый» набор включает в себя небольшой кусок мыла, полотенце, тюбики с зубной пастой и кремом для бритья а также бритвенный станок. Но всего этого, как правило, оказывается мало, а бритвенные станки бывают очень тупыми и ими крайне трудно бриться. Кроме того, в указанном наборе отсутствует крем после бритья, что вызывает большой дискомфорт.

Более менее сносно побриться выданным тупым станком можно, только распарив предварительно кожу теплой водой и горячим полотенцем, наложенным на некоторое время на обрабатываемый участок кожи. Такая предварительная процедура сильно облегчает процесс бритья. Крем для бритья можно заменить мыльной пеной, как и делали в старину. При отсутствии или нехватке крема после бритья можно воспользоваться одним из тюремных лайфхаков: взять совсем немного зубной пасты, нанести ее тонким-тонким слоем на пальцы и аккуратно втирать в раздраженный участок кожи. Тонкий слой зубной пасты, как выяснилось, неплохо снимает раздражение после бритья, закупоривает поры и останавливает легкое кровотечение.

Если не хватает крючков чтобы повесить полотенца или другие вещи, то можно сделать их самостоятельно. Для этого подойдут те же пластиковые бритвенные станки. Пластик легко плавится, принимает нужную форму и обретает невероятную твердость после остывания, так что из него можно изготавливать самые разнообразные предметы. Для обработки расплавленного пластика лучше всего использовать металлическую кружку или тарелку. Надавив на расплавленный бритвенный станок в нужном направлении, вы легко сделаете крючок для полотенца.

Из пластиковых предметов (бритвенных станков, ручек) можно сделать и другие полезные предметы, например, нож для резки продуктов. В СИЗО с ножами проблема. Конечно, можно обратиться к сотрудникам изолятора с просьбой выдать нож, и получить его, но скорее всего это будет тупой пластиковый нож. Порезать им ту же копченую колбасу совсем нелегко. Но вы можете и сами сделать себе удобный столовый нож все тем же методом плавления пластиковых предметов и придания им нужной формы. При этом следует помнить, что подобный предмет могут счесть запрещенным и изъять при обыске.

Для резки небольших продуктов арестанты нередко используют и лезвия от бритвенного станка. Станок разбирается, из него извлекаются лезвия, которое можно вставить в ручку - опять-таки из оплавленного пластика.

Бритвенные лезвия можно также использовать для стрижки ногтей, если у вас нет ножниц и их вам не выдают, вопреки положениям Правил внутреннего распорядка (ПВР). Размягченные теплой водой ногти можно аккуратно срезать бритвенным лезвием. Главное при этом не пораниться.

На тюремных кроватях, установленных в камере, часто некомфортно спать: металлическая решетка в основании каркаса больно врезается в тело и многие арестанты зарабатывают себе хронические заболевания позвоночника за время отсидки. Но и тут вы можете воспользоваться лайфхаком от “Тюремного консультанта”.

Под матрас можно положить плотным слоем журналы и картонки от коробок из-под передач, а сами пустоты решетки, на которой фактически приходится лежать, можно плотно перевязать кусками простыней или другой материи. Так спальное место станет более пригодным для сна. Кроме того, полезно знать, что при хронических заболеваниях опорно-двигательного аппарата вы можете попросить себе двойной матрас - обычно по рекомендации тюремного врача его выдают. Поэтому лучше, чтобы все выписки с диагнозом были заранее подготовлены и оказались у вас на руках в момент водворения в изолятор. (подробнее о том, что делать если вы заболели в тюрьме - читайте в материале “Тюремного консультанта”)

Из простыней можно также связать веревки, крайне полезные в различных бытовых целях - например, для сушки постиранного белья, или вместо ремня, который обычно изымают в СИЗО. Наконец, веревка используется для межкамерной связи («дороги»), которая существует полулегально в большинстве изоляторов.

Чтобы сделать веревку достаточно обычной простыни. Она режется на тонкие полоски, которые связываются в длину между собой, после чего один конец привязывается к решетке или к стойке кровати, а второй закрепляется с помощью петли на обычной ручке. Дальше ручка скручивается по часовой стрелке - вместе с ней и веревка - до предела натяжения, после чего резко отпускается в обратную сторону: получается полноценная крученая веревка.

Кстати, заменить ремень можно и по-другому. Например, прошив брюки или джинсы нитками с внутренней стороны и стянув их по своей фигуре. Или банально используя любую ткань, которую можно протянуть через отверстия для ремня и затянуть.

В камере можно сварить суп - в предварительно промытом ведре с использованием нескольких кипятильников. Некоторые арестанты используют для варки супов электрические чайники, куда заливается вода и засыпаются нужные ингредиенты. Но этот способ менее практичен. Во-первых, чайники есть не везде, во-вторых, их приходится чистить после каждой такой готовки.

Кипятильники, бывает, ломаются, и тогда им на смену приходит самодельный прибор с веселым названием “бульбулятор”: два лезвия бритвы, соединенные между собой и подсоединенные к проводам перегоревшего кипятильника. При обыске он скорее всего будет изъят, но какое то время послужит.

Если у Вас нет холодильника, то в холодную погоду вы можете хранить скоропортящиеся продукты у окна, подвязав их к решетке. Это позволяет на какое-то время сохранить продукты.

Представленный здесь список лайфхаков далеко не исчерпывающий. “Тюремный консультант” будет и дальше делиться полезными изобретениями арестантов.

Если у вас есть свои истории о том, как вы или ваши родственники улучшили свои бытовые условия за решеткой, а также как можно при помощи подручных средств изготовить что-то полезное в быту - поделитесь ими с “Тюремным консультантом”

Чем заменить необходимые но отсутствующие в тюрьме предметы быта и гигиены: некоторые лайфхаки от “Тюремного консультанта”
Тюремный быт

0