ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 7. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И ПРОКУРАТУРА ≤25≥. Статья 127


ГЛАВА 7. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И ПРОКУРАТУРА ≤25≥. Статья 127

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

<25> Редакция наименования главы 7 приведена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

Конституция РФ
Раздел I
Глава 7. Судебная власть и прокуратура
Статья 127

Исключена поправкой к Конституции Российской Федерации (Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации") <28>.
--------------------------------
<28> Статья 127 исключена в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации от 5 февраля 2014 г. N 2-ФКЗ "О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации", вступившим в силу со дня его официального опубликования 6 февраля 2014 г. (Официальный интернет-портал правовой информации (pravo.gov.ru), 2014, 6 февраля, N 0001201402060001).

0

2

Статья 127

1. Согласно статье 127 Конституции систему арбитражных судов РФ возглавляет Высший Арбитражный Суд РФ, который наряду с Конституционным Судом РФ и Верховным Судом РФ относится к высшим органам судебной системы России. Высший Арбитражный Суд РФ - высший судебный орган по разрешению экономических и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами. Он осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за деятельностью арбитражных судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики. Высший Арбитражный Суд РФ является также организационным центром системы арбитражных судов. Упоминаемым Конституцией федеральным законом на данный момент является Федеральный конституционный закон от 28 апреля 1995 г. 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации".

2. Функцию, компетенцию и полномочия Высшего Арбитражного Суда РФ можно разделить на несколько групп. Прежде всего это судебный орган первой инстанции. В этом качестве он рассматривает лишь три группы дел:

а) дела о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной Думы, Федерального Собрания РФ, Правительства РФ, не соответствующих закону и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан;

б) экономические споры между РФ и ее субъектами, а также между субъектами Федерации. Кроме того, он рассматривает по вновь открывшимся обстоятельствам принятые им и вступившие в законную силу судебные акты. До сих пор Высший Арбитражный Суд Российской Федерации ни одного дела по первой инстанции не рассматривал;

в) дела об оспаривании нормативных правовых актов Президента Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти, нарушающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если в соответствии с федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражных судов.

Далее это судебный орган надзорной инстанции, единственный в системе арбитражных судов страны. Он рассматривает в порядке надзора дела по проверке вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов в Российской Федерации. Кроме того, это аналитический центр системы: изучает и обобщает практику применения арбитражными судами законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности; дает разъяснения по вопросам судебной практики, а также разрабатывает предложения по совершенствованию законов и иных нормативных актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. Наконец, это организационный центр системы: ведет судебную статистику и организует работу по ее ведению в арбитражных судах; решает в пределах своей компетенции вопросы, вытекающие из международных договоров России (прежде всего в части отношений с высшими хозяйственными и арбитражными судами Содружества Независимых Государств); решает вопросы образования постоянных судебных присутствий арбитражных судов; осуществляет меры по созданию условий для судебной деятельности арбитражных судов, в том числе по их правовому, организационному, материально-техническому и иным видам обеспечения, среди которых финансирование судов - своевременное и в полном объеме - занимает далеко не последнее место.

3. Структура Высшего Арбитражного Суда РФ в настоящее время состоит из:

А) Пленума;

Б) Президиума;

в) Судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений;

г) Судебной коллегии по рассмотрению споров, вытекающих из административных правоотношений.

В составе Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по решению Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации могут быть образованы иные судебные коллегии по рассмотрению отдельных категорий дел.

Каждая из названных структур Высшего Арбитражного Суда РФ действует на базе четко очерченных федеральным конституционным законом правомочий. Так, Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ ныне решает важнейшие вопросы деятельности арбитражных судов, действует в составе Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, его заместителей и судей Высшего Арбитражного Суда РФ. С 1 июля 1995 г. в его состав председатели арбитражных судов субъектов Федерации не входят, да и сам Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ арбитражные дела не рассматривает - ни по первой инстанции, ни в порядке надзора. Установлено, что он, в частности:

а) рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики;

б) решает вопросы о выступлении с законодательной инициативой;

в) об обращении в Конституционный Суд РФ с запросами о проверке конституционности законов, иных нормативных правовых актов и договоров;

г) избирает по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации секретаря Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации из числа судей Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сроком на три года. Один и тот же судья может быть избран секретарем Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации неоднократно;

д) утверждает по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации членов судебных коллегий и председателей судебных составов Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, а также судей, входящих в состав Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации;

е) утверждает по представлению председателей арбитражных судов федеральных округов и субъектов Федерации судей, входящих в состав президиумов этих судов;

ж) решает вопросы создания в структуре арбитражных судов судебных коллегий по рассмотрению отдельных категорий дел; утверждает по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ регламент арбитражных судов и т.д.

4. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ действует в составе Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, его заместителей и председателей судебных составов Высшего Арбитражного Суда РФ, а по решению Пленума в состав Президиума могут быть введены судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации сроком на два года. Один и тот же судья может быть введен в состав Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации неоднократно. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ:

а) рассматривает в порядке надзора дела по проверке вступивших в законную силу судебных актов арбитражных судов в Российской Федерации;

б) рассматривает отдельные вопросы судебной практики и о результатах рассмотрения информирует арбитражные суды системы. Если Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ проводит свои заседания не реже двух раз в год, то Президиум заседает два раза в неделю.

5. Судебные коллегии Высшего Арбитражного Суда РФ создаются из числа судей Высшего Арбитражного Суда РФ, возглавляются председателями коллегий, которые по должности являются заместителями Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ. В их функции входит: рассмотрение дел по первой инстанции, изучение и обобщение судебной практики, разработка предложений по совершенствованию законов и иных нормативных и правовых актов, анализ судебной статистики и т.д. В судебных коллегиях Высшего Арбитражного Суда РФ образуются судебные составы, специализирующиеся на арбитражных делах определенных категорий.

6. Относительно новым органом в системе является Совет председателей арбитражных судов, действующий при Высшем Арбитражном Суде РФ. Это совещательный орган, он призван рассматривать вопросы организационной, кадровой и финансовой деятельности арбитражных судов РФ. Для реализации принятых им решений Председатель Высшего Арбитражного Суда РФ издает приказы и распоряжения. Одновременно при Высшем Арбитражном Суде РФ действует Научно-консультативный совет, задачей которого является подготовка научно обоснованных рекомендаций по вопросам, связанным с формированием практики применения законов по их совершенствованию. Положение об этом Совете, как и его состав, утверждается Председателем Высшего Арбитражного Суда РФ.

0

3

Статья 127

Комментируемая статья учреждает Высший Арбитражный Суд РФ, устанавливает основы его компетенции и определяет место в системе судов арбитражной юрисдикции.

Арбитражная юстиция появилась в России в 1991 г. В отличие от ряда современных государств, имеющих судебные системы, построенные на принципе дуализма судов, специализирующихся на рассмотрении гражданских дел, в России в течение почти 70 лет существовало два принципиально различных подхода к разрешению споров между гражданами (собственно гражданские дела) и между юридическими лицами или, как было принято их называть, организациями, учреждениями и предприятиями (хозяйственные, экономические, торговые дела). Первая категория дел входила в компетенцию (общую предметную подсудность) судов, вторую разрешали специализированные органы системы государственного управления (исполнительной власти) - государственный и так называемый ведомственный арбитраж. Деятельность последних дополнялась в части рассмотрения некоторых видов дел деятельностью диспашерских судов (споры о распределении бремени потерь или убытков при морской общей аварии), международного коммерческого арбитража и третейских судов (существовавших скорее как исключение), а также наличием институтов претензионного типа.

Такое положение дел было предопределено существованием на территории СССР планово-регулируемой экономики, характеризующейся, помимо прочего, не судебными, а административно-командными способами разрешения социальных конфликтов. Другой особенностью общественного строя того времени, явившейся причиной такого положения дел, стал отказ от признания существования права собственности как граждан, так и юридических лиц на большинство возможных объектов (земля, природные ресурсы, недвижимое имущество и т.п.). Суррогатные права - личной собственности (граждане) и оперативного управления (юридические лица) - не предоставляли судам возможности серьезно специализироваться в сфере гражданского права. Отказ от данной экономической системы в конце 80-х годов привел к формированию на территории СССР судов арбитражной или хозяйственной юрисдикции, осуществляющих правосудие по делам, связанным с предпринимательской деятельностью как юридических лиц, так и граждан, поскольку обычные суды не могли справиться с задачей разрешения гражданско-правовых споров в полном объеме. Несколько позже (к 1994 г.) арбитражные суды стали специализироваться также и на рассмотрении административных дел - дел об оспаривании актов и действий (бездействия) органов и должностных лиц системы исполнительной власти, нарушающих права и охраняемые законом интересы в сфере экономики.

В настоящий момент суды арбитражной юрисдикции действуют в РФ в соответствии с конституционными нормами (ст. 118-124, 127-128) и нормами ФКЗ "О судебной системе в Российской Федерации", ст. 23-25, 30, 32-33 (СЗ РФ. 1997. N 1. Ст. 1; 2001. N 51. Ст. 4824; 2003. N 27. Ст. 2698; 2005. N 15. Ст. 1274) и "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (СЗ РФ. 1995. N 18. Ст. 1589; 2003. N 27. Ч. 1. Ст. 2699; 2004. N 13. Ст. 1111; 2006. N 29. Ст. 3120), а также в соответствии с ФЗ "Об арбитражных заседателях арбитражных судов Российской Федерации" (СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2288; 2002. N 30. Ст. 3033). Деятельность этого вида судов урегулирована также Арбитражным процессуальным кодексом 2002 г. (см. комм. к ст. 128).

Высший Арбитражный Суд, согласно комментируемой норме, является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, связанных с предпринимательской и иной экономической деятельностью, рассматриваемых арбитражными судами.

К числу экономических споров статья 27 АПК относит споры, возникающие из гражданских и иных правоотношений между организациями - юридическими лицами, гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, между Российской Федерацией и ее субъектами (обе категории могут быть российскими или иностранными), а также с участием РФ, ее субъектов, муниципальных образований, государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, образований, не имеющих статуса юридического лица, и граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

К числу иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, относятся также экономические споры и другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, в частности:

- об оспаривании нормативных правовых актов, затрагивающих права и свободы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда*(39);

- об оспаривании ненормативных правовых актов органов государственной власти Российской Федерации и ее субъектов, органов местного самоуправления, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов и должностных лиц, затрагивающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности*(40);

- об административных правонарушениях, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда;

- о взыскании с организаций и граждан, осуществляющих предпринимательскую и иную экономическую деятельность, обязательных платежей, санкций, если федеральным законом не предусмотрен иной порядок их взыскания;

а также другие дела, возникающие из административных и иных публичных правоотношений, если федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражного суда (ст. 29 АПК).

Кроме того, к компетенции арбитражных судов АПК относит дела:

- об установлении фактов, имеющих юридическое значение для возникновения, изменения или прекращения прав организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 30 АПК);

- о несостоятельности (банкротстве) организаций и граждан; по спорам о создании, реорганизации и ликвидации организаций; по спорам об отказе в государственной регистрации, уклонении от государственной регистрации юридических лиц, индивидуальных предпринимателей; по спорам между акционером и акционерным обществом, участником иных хозяйственных товариществ и обществ, вытекающим из деятельности этих обществ, за исключением трудовых споров; о защите деловой репутации в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности (ст. 33 АПК).

Арбитражные суды также рассматривают дела об оспаривании решений третейских судов, о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов и о признании и приведении в исполнение решений иностранных судов и иностранных арбитражных решений.

Несмотря на столь обширный перечень, он не является закрытым; федеральным законом могут быть отнесены к подведомственности арбитражного суда и другие дела.

Согласно ст. 4 ФКЗ о судебной системе и ст. 3 ФКЗ об арбитражных судах, в подсистему арбитражной юрисдикции помимо Высшего Арбитражного Суда входят также: федеральные арбитражные суды округов или арбитражные кассационные суды (10 судов), арбитражные апелляционные суды (20) и федеральные арбитражные суды субъектов Федерации (86 судов).

Арбитражные суды субъектов РФ осуществляют: а) рассмотрение по первой инстанции всех экономических споров и иных дел, отнесенных к компетенции (родовой подсудности) арбитражных судов, за исключением тех, которые отнесены к компетенции (видовой подсудности) Высшего Арбитражного Суда (так называемая остаточная компетенция); б) пересматривают дела по вновь открывшимся обстоятельствам; в) обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о конституционности (см. комм. к ст. 125); д) обладают полномочиями по обобщению судебной практики и подготовки предложений по совершенствованию законодательства, анализу судебной статистики (ст. 25 ФКЗ о судебной системе, ст. 36 ФКЗ об арбитражных судах).

Учрежденные в 2003 г. арбитражные апелляционные суды рассматривают жалобы на решения арбитражных судов субъектов Федерации, не вступившие в законную силу, естественно, в апелляционном порядке (ст. 33.1 ФКЗ об арбитражных судах; ранее эти полномочия осуществляли арбитражные суды округов).

Окружные суды являются судами кассационной инстанции, проверяющей законность решений арбитражных судов субъектов Федерации, принятых ими по первой инстанции, и решений арбитражных апелляционных судов, а также осуществляют полномочия иного характера, аналогичные перечисленным выше (ст. 24 ФКЗ о судебной системе, ст. 24 и 26 ФКЗ об арбитражных судах).

Высший Арбитражный Суд возглавляет эту обширную систему, в силу чего он обладает полномочием (как правами, так и обязанностями) по осуществлению судебного надзора за деятельностью арбитражных судов в предусмотренных федеральным законом формах. Организационное подчинение нижестоящих судов вышестоящим с провозглашением принципа независимости судей и судебной власти (см. комм. к ст. 120) ушло в прошлое. Закон устанавливает одну прямую и одну косвенную формы такого надзора: а) пересмотр судебных дел в порядке надзора дела по проверке вступивших в юридическую силу решений арбитражных судов*(41), б) дача разъяснений по вопросам судебной практики (см. комм. к ст. 126); пересматривает по вновь открывшимся обстоятельствам принятые им и вступившие в законную силу судебные акты. Кроме того, Высший Арбитражный Суд обладает правом на обращение в Конституционный Суд РФ с запросом о проверке конституционности указанных в ч. 2 ст. 125 Конституции законов и иных нормативных актов и договоров и о конституционности закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле. Специфической формой судебного надзора, осуществляемой Высшим Арбитражным Судом по отношению к собственным решениям, выступает полномочие по пересмотру по вновь открывшимся обстоятельствам собственных решений, вступивших в юридическую силу (ст. 10 ФКЗ об арбитражных судах).

Комментируемая статья наделяет Высший Арбитражный Суд не только полномочиями, свойственными высшему органу какой-либо системы, но и полномочиями ординарного суда. Эти полномочия конкретизированы в ст. 23 ФКЗ о судебной системе и ст. 10 ФКЗ об арбитражных судах, а также в ст. 34 АПК. В качестве суда первой инстанции Высший Арбитражный Суд рассматривает дела:

- об оспаривании нормативных правовых актов Президента РФ, Правительства РФ, федеральных органов исполнительной власти, нарушающих права и законные интересы организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, если в соответствии с федеральным законом их рассмотрение отнесено к компетенции арбитражных судов (т.е. в каждом случае необходимой предпосылкой применительно к этой группе актов является наличие прямого законодательного предписания. - А.Е.);

- об оспаривании ненормативных правовых актов Президента РФ, Совета Федерации и Государственной Думы, Правительства РФ, не соответствующих закону и нарушающих права и законные интересы заявителя в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

- экономические споры между РФ и ее субъектами, между субъектами Федерации.

Конституция непосредственно наделяет Высший Арбитражный Суд еще одним полномочием - полномочием законодательной инициативы по предметам ведения этого суда (см. комм. к ст. 104).

ФКЗ об арбитражных судах содержит еще несколько полномочий Высшего Арбитражного Суда, обеспечивающих успешную реализацию конституционной модели его правового статуса:

- изучение и обобщение практики применения арбитражными судами законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

- разработка предложений по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности;

- ведение судебной статистики и организация работы по ее ведению в арбитражных судах;

- осуществление мер по созданию условий для судебной деятельности арбитражных судов, в том числе по их кадровому, организационному, материально-техническому и иным видам обеспечения (подробнее см. комм. к ст. 124);

- решение в пределах своей компетенции вопросов, вытекающих из международных договоров РФ.

Высший Арбитражный Суд осуществляет также иные полномочия, предоставленные ему федеральными конституционными законами; в частности, по вопросам внутренней деятельности арбитражных судов Высший Арбитражный Суд обладает правом принимать регламенты.

Относительно полномочия Высшего Арбитражного Суда, а равно иных судов арбитражной юрисдикции, в сфере судебного контроля за конституционностью и законностью нормативных актов Конституционным Судом в Постановлении от 16 июня 1998 г. N 19-П по делу о толковании отдельных положений ст. 125-127 Конституции РФ (СЗ РФ. 1998. N 25. Ст. 3004), а также, косвенным образом, в Постановлении от 11 апреля 2000 г. N 6-П по делу о проверке конституционности отдельных положений п. 2 ст. 1, п. 1 ст. 21 и п. 3 ст. 22 ФЗ "О прокуратуре Российской Федерации" (СЗ РФ. 2000. N 16. Ст. 1774) была выражена правовая позиция, согласно которой эти суды не вправе признавать какие бы то ни было нормативные акты, перечисленные в ст. 125 (ч. 2 и 5), не соответствующими Конституции (подробнее см. комм. к ст. 125).

Высший Арбитражный Суд действует в составе: Пленума, Президиума, Судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, и Судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений. В составе Высшего Арбитражного Суда могут быть образованы иные судебные коллегии по рассмотрению отдельных категорий дел.

Работой Высшего Арбитражного Суда руководит его Председатель (ст. 20 ФКЗ об арбитражных судах). Председатель Высшего Арбитражного Суда:

- организует деятельность Высшего Арбитражного Суда и системы арбитражных судов в России;

- созывает Пленум и Президиум Высшего Арбитражного Суда и председательствует на их заседаниях, а также выносит на рассмотрение Пленума и Президиума вопросы, отнесенные к их ведению;

- осуществляет общее руководство аппаратом Высшего Арбитражного Суда, назначает на должность и освобождает от должности работников аппарата Суда;

- распределяет обязанности между заместителями Председателя Высшего Арбитражного Суда;

- формирует из числа судей Высшего Арбитражного Суда судебные составы;

- выносит на обсуждение Совета председателей арбитражных судов вопросы, отнесенные к его ведению;

- представляет Высший Арбитражный Суд в отношениях с государственными, общественными и иными органами;

- осуществляет другие полномочия, предоставленные ему ФКЗ об арбитражных судах.

С целью реализации указанных полномочий Председатель Высшего Арбитражного Суда обладает правом издавать приказы и распоряжения, обязательные для исполнения в системе арбитражных судов, и правом принимать участие в заседаниях Совета Федерации и Государственной Думы, их комитетов и комиссий, Правительства РФ.

В работе Председателю Высшего Арбитражного Суд помогают его заместители, правовой статус которых также определен ФКЗ об арбитражных судах (ст. 21).

Существенную роль в работе Высшего Арбитражного Суда РФ играет Пленум - собрание всех судей Суда, - который решает важнейшие вопросы деятельности арбитражных судов (ст. 13). Пленум Высшего Арбитражного Суда действует в составе Председателя Суда, его заместителей и судей Высшего Арбитражного Суда. В заседаниях Пленума вправе принимать участие депутаты (члены) Совета Федерации и депутаты Государственной Думы, Председатель Конституционного Суда, Председатель Верховного Суда, Генеральный прокурор, министр юстиции, председатели арбитражных судов. По приглашению Председателя Высшего Арбитражного Суда в заседаниях Пленума могут принимать участие судьи арбитражных судов, представители федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов РФ, научных учреждений, других организаций и граждане (ст. 12).

Пленум Высшего Арбитражного Суда:

- рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по вопросам судебной практики;

- решает вопрос о выступлении с законодательной инициативой;

- решает вопросы об обращении в Конституционный Суд с запросами о проверке конституционности законов, иных нормативных правовых актов и договоров;

- избирает, по представлению Председателя Суда, секретаря Пленума из числа судей Высшего Арбитражного Суда сроком на три года;

- утверждает, по представлению Председателя, членов судебных коллегий и председателей судебных составов Суда, а также судей, входящих в состав Президиума Высшего Арбитражного Суда;

- решает вопросы создания в структуре арбитражных судов судебных коллегий по рассмотрению отдельных категорий дел;

- утверждает в порядке, предусмотренном ФКЗ об арбитражных судах, места постоянного пребывания федеральных арбитражных судов округов;

- решает вопросы образования постоянных судебных присутствий в составе арбитражных апелляционных судов и арбитражных судов субъектов Федерации, определяет места их постоянного пребывания и назначает их руководителей из числа заместителей председателей соответствующих судов;

- утверждает, по представлению председателя федерального арбитражного суда округа, судей федерального арбитражного суда округа, входящих в состав президиума федерального арбитражного суда округа;

- утверждает, по представлению председателя арбитражного суда субъекта РФ, судей арбитражного суда субъекта Федерации, входящих в состав президиума арбитражного суда субъекта Федерации;

- утверждает, по представлению председателя арбитражного апелляционного суда, судей арбитражного апелляционного суда, входящих в президиум арбитражного апелляционного суда;

- утверждает, по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда, регламент арбитражных судов;

- решает другие вопросы организации и деятельности арбитражных судов.

Таким образом, именно Пленум Высшего Арбитражного Суда реализует три из перечисленных в Конституции (ст. 104 и 125) полномочия этого Суда. Остальные полномочия Пленума раскрывают сущность положения Высшего Арбитражного Суда в системе арбитражных судов в качестве "высшего судебного органа" в его организационном, в меньшей степени процессуальном, выражении. Отметим также, что Пленум является реально действующим органом, он созывается Председателем Высшего Арбитражного Суда по мере необходимости, но не реже двух раз в год.

Процессуальная сторона деятельности Высшего Арбитражного Суда сосредоточена в его Президиуме и судебных коллегиях.

Президиум Высшего Арбитражного Суда действует в составе Председателя Суда, его заместителей и председателей судебных составов. По решению Пленума в состав Президиума могут быть введены судьи Высшего Арбитражного Суда. В заседаниях Президиума вправе (а в ряде случаев и обязан) принимать участие Генеральный прокурор. По приглашению Председателя Высшего Арбитражного Суда в заседаниях могут принимать участие Председатель Конституционного Суда, Председатель Верховного Суда, министр юстиции, председатели, заместители председателей, судьи арбитражных судов и другие лица.

Президиум Высшего Арбитражного Суда рассматривает в порядке надзора дела по проверке вступивших в юридическую силу решений арбитражных судов, а также отдельные вопросы судебной практики (о результатах рассмотрения информирует арбитражные суды в России), в случае необходимости пересматривает свои решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

Вопрос объема полномочий Президиума Высшего Арбитражного Суда был предметом рассмотрения в Конституционном Суде. В Постановлении от 3 февраля 1998 г. N 5-П в деле о проверке конституционности ст. 180, 181, п. 3 ч. 1 ст. 187 и ст. 192 прежнего АПК (СЗ РФ. 1998. N 6. Ст. 784) оценивались те положения указанных норм, которые, конкретизируя норму комментируемой статьи, не допускали пересмотра в порядке надзора постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда. Нормы ст. 180, 181 и 187 были признаны соответствующими Конституции, но при условии, что они не служат основанием для отказа в пересмотре постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда по вновь открывшимся обстоятельства в связи с обнаружившейся судебной ошибкой, которая не могла быть выявлена ранее, поскольку возможность такого пересмотра вытекает из ст. 46 Конституции. Оспариваемая норма ст. 192 по тем же основаниям была признана не соответствующей положениям ч. 1 ст. 46 Конституции. Нормы АПК, определяющие те или иные аспекты деятельности Высшего Арбитражного Суда, равно как и иных арбитражных судов, в рамках рассмотрения дел по первой, апелляционной, кассационной и особенно надзорной инстанциям вообще часто становились предметом исследования в Конституционном Суде, но они не затрагивали проблем реализации положений комментируемой статьи. В приведенном примере косвенным образом подтверждается конституционная характеристика Высшего Арбитражного Суда как высшего судебного органа системы судов арбитражной юрисдикции.

Судебные коллегии Высшего Арбитражного Суда (которые, в свою очередь, включают несколько судебных составов) рассматривают дела в первой инстанции, изучают и обобщают судебную практику, разрабатывают предложения по совершенствованию законов и иных нормативных правовых актов, анализируют судебную статистику, а также осуществляют иные полномочия, предусмотренные регламентом арбитражных судов (ст. 18 ФКЗ об арбитражных судах).

Общая численность судей и работников аппаратов арбитражных судов устанавливается федеральным законом (например, ФЗ "Об увеличении штатной численности судей и работников аппаратов арбитражных судов в Российской Федерации"//СЗ РФ. 2001. N 23. Ст. 2279). Численность судей и работников аппаратов судов федеральных арбитражных судов округов и арбитражных судов субъектов Федерации устанавливается Высшим Арбитражным Судом в пределах общей численности.

Ресурсное обеспечение арбитражных судов, включая организационное, кадровое, финансовое, материально-техническое, информационное и т.д., также осуществляется Высшим Арбитражным Судом (ст. 44 и 45 Закона об арбитражных судах). Ресурсное обеспечение самого Высшего Арбитражного Суда осуществляет его аппарат, возглавляемый с 2003 г. администратором суда (подробнее см. комм. к ст. 124).

0

4

Статья 127

Высший Арбитражный Суд РФ осуществляет правосудие как специальный орган государства и от имени государства путем разрешения экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами. Данная деятельность осуществляется Высшим Арбитражным Судом РФ в установленной законом процессуальной форме. Еще одна важная сторона статуса Высшего Арбитражного Суда РФ как составной части судебной системы РФ - специфические черты, характерные только для его деятельности и отличающие его от всех остальных российских судебных органов.

Правовая природа Высшего Арбитражного Суда РФ состоит, с одной стороны, в том, что в рамках существующей судебной системы он возглавляет относительно обособленную систему арбитражных судов и осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики. С другой стороны, Высший Арбитражный Суд РФ сам входит в систему высших судов как высший судебный государственный орган по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами.

Основные положения, касающиеся организации и деятельности Высшего Арбитражного Суда РФ, содержатся в правовых актах самого высокого уровня:

Конституции РФ,

Федеральном конституционном законе от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ "Об арбитражных судах в Российской Федерации"*(685);

Федеральном конституционном законе от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации"*(686);

Законе РФ от 26 июня 1992 г. N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"*(687);

Регламенте арбитражных судов, утвержденном постановлением Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 5 июня 1996 г. N 7.

Но, рассматривая арбитражные суды в целом, нельзя забывать о другой стороне законодательного регулирования. Огромный пласт судебных действий, организационных институтов, которые входят в сферу судебной деятельности и играют значительную роль в отправлении правосудия, регулируется подзаконными актами правового характера: различными инструкциями, положениями, постановлениями, приказами (например, Инструкцией по делопроизводству в арбитражных судах Российской Федерации, утв. приказом ВАС РФ от 26 марта 1996 г. N 7; письмом ВАС РФ от 20 сентября 1994 г. N СЗ-7/ОП-662 "О проверке налоговыми органами правильности действий арбитражных судов по взиманию государственной пошлины"; распоряжением ВАС РФ от 14 июля 1995 г. N 14 "О некоторых вопросах рассмотрения заявлений о принесении протестов"; приказом по Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации от 4 июля 1995 г. N 11 "Об организации работы по рассмотрению заявлений о принесении протестов в Высшем Арбитражном Суде Российской Федерации"; приказом по Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации от 4 июля 1995 г. N 12 "О распределении обязанностей между руководителями Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации"; Приложением N 1 к приказу Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 21 сентября 1998 г. N 36 "Положение о Координационном Совете по повышению квалификации кадров арбитражных судов")*(688).

Согласно ч. 1 ст. 11 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (с посл. изм. и доп.) Высший Арбитражный Суд РФ действует в составе:

1) Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ;

2) Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ;

3) судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений;

4) судебной коллегии по рассмотрению споров, возникающих из административных правоотношений.

В составе Высшего Арбитражного Суда РФ по решению Пленума ВАС РФ могут быть образованы иные судебные коллегии по рассмотрению отдельных категорий дел.

Президиум ВАС РФ действует в составе Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ, его заместителей и председателей судебных составов Высшего Арбитражного Суда РФ*(689). В заседаниях Президиума ВАС РФ вправе принимать участие Генеральный прокурор РФ, а также по приглашению Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ Председатель Конституционного Суда РФ, Председатель Верховного Суда РФ, Министр юстиции РФ, председатели, заместители председателей, судьи арбитражных судов и другие лица. В целях обеспечения условий для реализации полномочий судей Высшего Арбитражного Суда РФ по осуществлению правосудия, активизации их участия в осуществлении судебного надзора ВАС РФ Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ своим Постановлением от 20 июля 1998 г. N 11*(690) внес в Регламент арбитражных судов изменения и дополнения, расширяющие полномочия Пленума по формированию Президиума ВАС РФ. В статье 18 Федерального конституционного закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации" определен порядок формирования и работы судебных коллегий в Высшем Арбитражном Суде РФ.

Судебная коллегия по рассмотрению споров, возникающих из гражданских и иных правоотношений, рассматривает в первой инстанции экономические споры между Федерацией и ее субъектами, между самими субъектами; рассматривает заявления о принесении протестов на решения арбитражного суда, вступившие в законную силу, и готовит соответствующие предложения Председателю ВАС РФ и его заместителям; пересматривает по вновь открывшимся обстоятельствам принятые Судебной коллегией и вступившие в законную силу судебные акты, изучает и обобщает судебную практику с учетом специализации судебных составов. Коллегия осуществляет защиту нарушенных или оспариваемых прав и охраняемых законом интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, предупреждает правонарушения в данной сфере*(691).

Арбитражный суд - единственный в России государственный орган, который в соответствии с законом имеет право рассматривать и разрешать экономические споры между предприятиями, учреждениями, организациями, являющимися юридическими лицами, и гражданами, осуществляющими предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющими статус предпринимателя. Рассмотрение и разрешение экономических споров и иных дел, отнесенных федеральным законом к ведению арбитражного суда, является исключительной компетенцией этого суда. Арбитражные суды - особая ветвь (подсистема) российской судебной системы и, в силу подведомственности дел, непосредственно не связаны с другими ветвями судебной системы - общими и военными судами и Конституционным Судом РФ.

Сегодня Высший Арбитражный Суд РФ является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами. Арбитражные суды разрешают экономические споры между различными предприятиями - государственными, частными, акционерными обществами, объединениями и товариществами, а также российскими и иностранными гражданами и лицами без гражданства, занимающимися предпринимательской деятельностью. В арбитражных судах рассматриваются споры, связанные с обжалованием предприятиями и предпринимателями актов государственных органов, которые, по мнению истцов, не соответствуют закону и нарушают их права и интересы.

0

5

Статья 127

     Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным
органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными
судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных
формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам
судебной практики.

Об арбитражных судах в Российской Федерации см. Федеральный конституционный
закон от 28 апреля 1995 г. N 1-ФКЗ

     Комментарий к статье 127

     В соответствии с Федеральным конституционным законом от 28 апреля 1995
г. "Об арбитражных судах в Российской Федерации" (СЗ РФ, 1995, N 18, ст. 1589)
все арбитражные суды являются федеральными и входят в единую систему, которую
составляют: Высший Арбитражный Суд Российской Федерации, федеральные арбитражные
суды округов (таких судов насчитывается десять), арбитражные суды республик,
краев, областей, городов федерального значения, автономной области, автономных
округов.
     Высший Арбитражный Суд находится на вершине этой судебной пирамиды; он
является окончательной инстанцией по разрешению споров, рассмотренных на нижестоящих
уровнях.
     Свыше шестидесяти лет в бывших СССР и РСФСР не было самостоятельных,
независимых органов по разрешению хозяйственных споров - действовали государственные
и ведомственные арбитражи, входившие в систему союзных и республиканских органов
государственного управления. Отказ от командно-административных методов, свойственных
планово-регулируемой экономике, и переход к рынку предопределили прекращение
деятельности государственного и ведомственного арбитража. Однако суды общей
юрисдикции, не рассматривавшие в течение десятилетий экономические (хозяйственные)
споры между юридическими лицами, не имели специальной подготовки для разбирательства
экономических споров. Поэтому для защиты прав и интересов участников предпринимательской
и иной хозяйственной деятельности в условиях рыночной экономики была создана
отдельная система самостоятельных арбитражных судов как органов правосудия
в экономической и административно-правовой сфере.
     Организация и деятельность арбитражных судов определяются в настоящее
время не только ст. 118-125, 127 Конституции Российской Федерации, но и Арбитражным
процессуальным кодексом (принят 5 апреля 1995 г.), а также вышеупомянутым
Федеральным конституционным законом.
     Согласно ст. 46 Закона финансирование арбитражных судов производится
за счет средств федерального бюджета и должно обеспечивать возможность полного
и независимого осуществления правосудия в соответствии с федеральным законом.
Расходы на содержание арбитражных судов предусматриваются отдельной строкой
в федеральном бюджете. Размер расходов на содержание федеральных арбитражных
судов округов и арбитражных судов субъектов Российской Федерации устанавливается
Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации с учетом мнения Совета председателей
арбитражных судов.

     Примечание

     Комментируемая статья возлагает на Высший Арбитражный Суд, являющийся,
согласно Закону, высшим экономическим судебным органом Российской Федерации,
выполнение нескольких функций, более детально перечисленных в Законе. В частности,
он:
     1) рассматривает в первой инстанции:
     дела о признании недействительными (полностью или частично) ненормативных
актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации и Государственной
Думы Федерального Собрания, Правительства Российской Федерации, не соответствующих
закону и нарушающих права и законные интересы организаций и граждан;
     экономические споры между Российской Федерацией и ее субъектами, между
субъектами Российской Федерации;
     2) рассматривает дела в порядке надзора по протестам на вступившие в
законную силу судебные акты арбитражных судов Российской Федерации;
     3) пересматривает по вновь открывшимся обстоятельствам принятые им и
вступившие в законную силу судебные акты;
     4) обращается в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о
проверке конституционности указанных в ч. 2 ст. 125 Конституции законов, иных
нормативных актов и договоров; обращается в Конституционный Суд с запросом
о проверке конституционности закона, примененного или подлежащего применению
в деле, рассматриваемом им в любой инстанции;
     5) изучает и обобщает практику применения арбитражными судами законов
и иных нормативных правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской
и иной экономической деятельности, дает разъяснения по вопросам судебной практики;
     6) разрабатывает предложения по совершенствованию законов и иных нормативных
правовых актов, регулирующих отношения в сфере предпринимательской и иной
экономической деятельности;
     7) ведет судебную статистику и организует работу по ее ведению в арбитражных
судах;
     8) осуществляет меры по созданию условий для судебной деятельности арбитражных
судов, в том числе по их кадровому, организационному, материально-техническому
и иным видам обеспечения;
     9) решает в пределах своей компетенции вопросы, вытекающие из международных
договоров Российской Федерации;
     10) осуществляет другие полномочия, предоставленные ему Конституцией,
настоящим Федеральным конституционным законом и другими федеральными конституционными
законами.

     Высшему Арбитражному Суду принадлежит право законодательной инициативы
по вопросам его ведения.
     По вопросам внутренней деятельности арбитражных судов в Российской Федерации
и взаимоотношений между ними Высший Арбитражный Суд принимает регламент, обязательный
для арбитражных судов (ст. 10 Закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации").
     Председатель Высшего Арбитражного Суда является судьей и осуществляет
процессуальные полномочия, установленные АПК.

     Примечание

     Председатель Высшего Арбитражного Суда:
     1) организует деятельность Высшего Арбитражного Суда и всей системы арбитражных
судов;
     2) созывает Пленум и Президиум Высшего Арбитражного Суда и председательствует
на их заседаниях, а также выносит на рассмотрение Пленума и Президиума вопросы,
отнесенные Законом к их ведению;
     3) осуществляет общее руководство аппаратом Суда, назначает на должность
и освобождает от должности работников аппарата;
     4) распределяет обязанности между заместителями Председателя;
     5) формирует из числа судей Высшего Арбитражного Суда судебные составы
Суда;
     6) выносит на обсуждение Совета председателей арбитражных судов вопросы,
отнесенные Законом к его ведению;
     7) представляет Высший Арбитражный Суд в отношениях с государственными,
общественными и иными органами;
     8) осуществляет другие полномочия, предоставленные ему Законом (ст. 20).

     В состав Пленума входят Председатель, его заместители, секретарь Пленума,
председатели коллегий и судьи Высшего Арбитражного Суда, председатели высших
арбитражных судов республик в составе Российской Федерации.
     По решению Пленума Высшего Арбитражного Суда в состав Президиума могут
быть введены судьи Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.
     В заседаниях Президиума Высшего Арбитражного Суда вправе принимать участие
Генеральный прокурор Российской Федерации. По приглашению Председателя Суда
в заседаниях могут участвовать Председатель Конституционного Суда, Председатель
Верховного Суда, министр юстиции Российской Федерации, председатели, заместители
председателей, судьи арбитражных судов и другие лица.
     Итак, к ведению Высшего Арбитражного Суда отнесено разрешение только
тех экономических споров и иных дел, которые прямо предусмотрены Законом "Об
арбитражных судах в Российской Федерации", АПК, иными законодательными актами
Российской Федерации, межгосударственными соглашениями и международными договорами.
Под экономическими спорами понимаются споры, вытекающие из гражданских правоотношений,
участниками которых выступают, как правило, юридические лица и граждане-предприниматели,
находящиеся на территории Российской Федерации. К числу таких споров относятся
споры, возникающие: в связи с признанием права собственности на имущество,
находящееся в государственной собственности Российской Федерации (федеральной
собственности); в связи с истребованием имущества, находящегося в государственной
собственности Российской Федерации, из чужого незаконного владения; в связи
с требованиями об устранении нарушений прав субъектов федеральной собственности
и вытекающих из нее прав полного хозяйственного ведения или оперативного управления,
не связанных с лишением владения (ст. 22 АПК).
     В статье 127 Конституции говорится и об иных делах, рассматриваемых Высшим
Арбитражным Судом. Прежде всего это споры в сфере управления. АПК относит
к ведению Высшего Арбитражного Суда лишь те споры в сфере управления, которые
возникают с участием государственных и иных органов Российской Федерации.
В их числе дела о признании недействительными (полностью или частично) актов
государственных и иных органов Российской Федерации; о возмещении убытков,
причиненных этими актами; дела, возникающие в связи с ненадлежащим исполнением
указанными органами своих обязанностей по отношению к организациям и гражданам-предпринимателям;
дела о банкротстве и др. К иным рассматриваемым Высшим Арбитражным Судом делам
относятся споры, вытекающие из экономических отношений между государственными
органами Российской Федерации и государственными органами других государств,
когда это предусмотрено межгосударственными соглашениями; споры, возникающие
из экономических соглашений между органами управления субъектов федерации,
и некоторые другие, предусмотренные АПК. Кроме того, Высший Арбитражный Суд
вправе принять к своему производству в качестве суда первой инстанции дела,
подсудные другим арбитражным судам, если об этом договорились стороны, а также
любое дело при невозможности его рассмотрения соответствующим арбитражным
судом.
     В составе Высшего Арбитражного Суда действуют: коллегия по спорам, вытекающим
из гражданских и иных правоотношений; коллегия по спорам, вытекающим из административных
правоотношений; Президиум, который вправе осуществлять проверку в кассационном
и надзорном порядке законность и обоснованность решений арбитражных судов,
не вступивших в законную силу, и Пленум.

     Примечание

     Особо важные функции доверены Пленуму Высшего Арбитражного Суда, который:
     1) рассматривает материалы изучения и обобщения практики применения законов
и иных нормативных правовых актов арбитражными судами и дает разъяснения по
вопросам судебной практики;
     2) решает вопрос о выступлении с законодательной инициативой;
     3) решает вопрос об обращении в Конституционный Суд Российской Федерации
с запросом о проверке конституционности законов, иных нормативных правовых
актов и договоров;
     4) избирает по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда секретаря
Пленума Высшего Арбитражного Суда из числа его судей;
     5) утверждает по представлению Председателя членов судебных коллегий
и председателей судебных составов Высшего Арбитражного Суда;
     6) утверждает в порядке, предусмотренном Законом, места постоянного пребывания
федеральных арбитражных судов округов;
     7) утверждает по представлению федерального арбитражного суда округа
судей этого суда, входящих в состав президиума федерального арбитражного суда
округа;
     8) утверждает по представлению председателя арбитражного суда субъекта
Российской Федерации судей этого суда, входящих в состав президиума арбитражного
суда субъекта Российской Федерации;
     9) утверждает по представлению Председателя Высшего Арбитражного Суда
регламент арбитражных судов.

     Комментируемая статья возложила на Высший Арбитражный Суд судебный надзор
за деятельностью арбитражных судов, который должен осуществляться в предусмотренных
федеральным законом процессуальных, а не административных формах, так как
арбитражные суды независимы и не находятся в административном подчинении Высшего
Арбитражного Суда. Сущность судебного надзора состоит в проверке законности
и обоснованности вступивших в законную силу решений всех арбитражных судов.
Решения проверяются Президиумом Высшего Арбитражного Суда в порядке надзора
по протестам на решения арбитражных судов, вступившие в законную силу. Право
возбуждать надзорное производство имеют только предусмотренные Законом об
арбитражных судах и АПК должностные лица: Председатель Высшего Арбитражного
Суда и его заместители, Генеральный прокурор Российской Федерации и его заместители,
которые вносят в Президиум протест на решения арбитражных судов. Пересмотр
постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда, решений и определений
всех арбитражных судов Пленумом осуществляется по протестам Председателя Высшего
Арбитражного Суда и Генерального прокурора. Постановление, принимаемое Пленумом,
является окончательным и обжалованию не подлежит.
     Общая численность судей и работников аппаратов арбитражных судов в Российской
Федерации, в том числе судей и работников аппарата Высшего Арбитражного Суда
Российской Федерации, устанавливается федеральным законом. Численность судей
и работников аппаратов федеральных арбитражных судов округов и арбитражных
судов субъектов Российской Федерации устанавливается Высшим Арбитражным Судом.
Структура и штатное расписание Высшего Арбитражного Суда утверждаются его
председателем (ст. 47 Закона "Об арбитражных судах в Российской Федерации").

0

6

Статья 127

     Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным
органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными
судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных
формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам
судебной практики.

     Комментарий к статье 127

     Важнейшей гарантией эффективного осуществления хозяйственной деятельности
является защита гражданских прав организаций и граждан-предпринимателей арбитражным
судом.
     Высший Арбитражный Суд Российской Федерации наряду с Конституционным
Судом и - Верховным Судом входит в судебную систему Российской Федерации.
При этом Высший Арбитражный Суд возглавляет систему арбитражных судов, включающую
высшие арбитражные суды республик в составе Российской Федерации, краевые,
областные, городские арбитражные суды, арбитражный суд автономной области,
арбитражные суды автономных округов.
     Осуществление экономической реформы, развитие рыночных отношений, отказ
от административно-командной системы управления экономикой создали объективные
условия для замены государственного арбитража новой системой арбитражных судов.
Конституция закрепляет арбитражный суд как орган правосудия, осуществляющий
судебную власть наряду с судами общей юрисдикции. В отличие от государственного
арбитража арбитражный суд не вмешивается в деятельность сторон, осуществляя
правосудие на основе принципов состязательности, диспозитивности, коллегиальности
и гласности.
     Основные принципы деятельности арбитражных судов, сама процедура судебного
разбирательства во многом совпадают с гражданским процессом, применяемым судами
общей юрисдикции. Как и суды общей юрисдикции, арбитражные суды осуществляют
судебную власть при разрешении споров, вытекающих из гражданских правоотношений.
В комментируемой статье такие споры названы экономическими.
     К компетенции арбитражных судов отнесены споры с участием организаций
и граждан-предпринимателей, т. е. граждан, занимающихся самостоятельной предпринимательской
деятельностью без образования юридического лица. Эти споры возникают, как
правило, в предпринимательской сфере и тесно связаны с экономикой. Специфика
таких споров, обусловленная субъектным составом участников арбитражного судопроизводства
и характером правоотношений, из которых возникают споры, порождает потребность
в существовании наряду с судами общей юрисдикции специальных (арбитражных)
судов, определяет особенности арбитражного судопроизводства.
     Наряду с экономическими (имущественными) спорами, вытекающими из гражданских
правоотношений, арбитражные суды разрешают споры в сфере управления. Возможность
опротестовать в арбитражный суд неправомерные акты органов исполнительной
власти - важное правомочие предпринимателей; осуществление же контроля за
законностью актов органов власти и управления, признание недействительными
незаконных актов, ущемляющих права и интересы предприятий, организаций и граждан-предпринимателей,
- проявление судебной власти.
     Таким образом, арбитражные суды рассматривают две категории споров: экономические
(имущественные споры, вытекающие из гражданских правоотношений) и споры в
сфере управления.
     К экономическим спорам относятся споры о собственности; споры, возникающие
при заключении и исполнении гражданско-правовых договоров и др. Среди споров
в сфере управления можно назвать споры о признании недействительными неправомерных
актов, связанных с созданием, реорганизацией или ликвидацией предприятий,
иных актов органов исполнительной власти, не соответствующих законодательству
и ущемляющих охраняемые законом права и интересы предприятий, организаций,
граждан-предпринимателей; споры о возврате незаконно списанных сумм в виде
налогов, экономических санкций и т. д.
     Принципы формирования и деятельности арбитражных судов, правомочия Высшего
Арбитражного Суда Российской Федерации, процессуальные формы осуществления
им судебного надзора за деятельностью арбитражных судов определены Законом
РФ об арбитражном суде от 4 июля 1991 г. <133> и Арбитражным процессуальным
кодексом Российской Федерации.
     Комментируемая статья Конституции, как и п. "о" ст. 71, относящая арбитражно-процессуальное
законодательство к ведению федеральных органов, предусматривает установление
процессуальных форм деятельности Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации
федеральным законом.
     В соответствии с Конституцией Высший Арбитражный Суд России является
высшим судебным органом. Отсюда вытекает, что одним из его важнейших правомочий
является дача разъяснений по вопросам судебной практики. Разъяснения Высшего
Арбитражного Суда, даваемые в порядке судебного толкования по вопросам применения
законодательства, закрепляют обязательные условия применения законодательных
и иных нормативных актов и способствуют уяснению смысла законодательных норм.
Такие разъяснения принимаются Пленумом Высшего Арбитражного Суда и обязательны
для всей системы арбитражных судов в Российской Федерации. Обязательность
разъяснений призвана обеспечить единство правоприменительной судебно-арбитражной
практики всех арбитражных судов Российской Федерации.
     Другим средством обеспечения единства судебно-арбитражной практики является
судебный надзор за деятельностью арбитражных судов, осуществляемый Высшим
Арбитражным Судом Российской Федерации.
     Для новой арбитражной системы характерно введение кассационного порядка
обжалования решений и обособление кассации от проверки в порядке надзора за
законностью и обоснованностью решений арбитражных судов.
     Согласно ст. 127 Высший Арбитражный Суд осуществляет судебный надзор,
надзор за законностью и обоснованностью решений арбитражных судов, вступивших
в законную силу. Вместе с тем надзорные функции действующим законодательством
предоставлены также высшим арбитражным судам республик, входящих в состав
Российской Федерации.
     Вступившие в законную силу решения всех арбитражных судов Российской
Федерации могут быть пересмотрены Высшим Арбитражным Судом России в порядке
надзора по протестам Председателя Высшего Арбитражного Суда, его заместителей,
Генерального прокурора Российской Федерации и его заместителей. При этом дела
в порядке надзора по протестам Председателя Высшего Арбитражного Суда и Генерального
прокурора рассматриваются Пленумом Высшего Арбитражного Суда России. Следует
отметить, что ст. 127 Конституции, устанавливая правомочия Высшего Арбитражного
Суда по судебному надзору за деятельностью арбитражных судов, требует осуществления
его в процессуальных формах, что исключает возможность вмешательства Высшего
Арбитражного Суда в деятельность арбитражных судов в иных формах.

0

7

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 16 июня 1998 г. No. 19-П

ПО ДЕЛУ О ТОЛКОВАНИИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ СТАТЕЙ
125, 126 И 127 КОНСТИТУЦИИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Э.М. Аметистова, Н.Т. Ведерникова, Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, В.И. Олейника, Н.В. Селезнева, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
с участием представителей сторон, направивших запросы в Конституционный Суд Российской Федерации: кандидата юридических наук Е.П. Пашкова - представителя Законодательного Собрания Республики Карелия и кандидата юридических наук Н.Т. Арапова - представителя Государственного Совета Республики Коми,
руководствуясь статьей 125 (часть 5) Конституции Российской Федерации, пунктом 4 части первой статьи 3, пунктом 2 части второй статьи 21, статьями 36, 74, 105 и 106 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации.
Поводом к рассмотрению дела явились запрос Законодательного Собрания Республики Карелия о толковании статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации и запрос Государственного Совета Республики Коми о толковании пункта "б" части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации.
Поскольку оба запроса касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим запросам в одном производстве.
Заслушав сообщение судьи - докладчика Т.Г. Морщаковой, объяснения представителей сторон, заключения экспертов - доктора юридических наук А.А. Белкина и кандидата юридических наук В.А. Четвернина, выступления приглашенных в заседание: от Верховного Суда Российской Федерации - заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.М. Жуйкова, от Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации - заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации О.В. Бойкова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. В запросе Законодательного Собрания Республики Карелия указывается, что в результате неопределенности в понимании компетенции судов, установленной статьями 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, в правоприменительной практике имеют место случаи признания неконституционными нормативных актов, перечисленных в пунктах "а" и "б" части 2 и в части 4 статьи 125, иными помимо Конституционного Суда Российской Федерации судами. По мнению же заявителя, проверка конституционности этих актов относится к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации. Аналогичная позиция изложена в запросе Государственного Совета Республики Коми.
Исходя из этого, предметом толкования в данном деле являются положения статьи 125 Конституции Российской Федерации, согласно которым Конституционный Суд Российской Федерации проверяет конституционность названных в пунктах "а" и "б" части 2 и в части 4 данной статьи нормативных актов, которые в случае признания их неконституционными утрачивают юридическую силу (часть 6 статьи 125), в соотношении с положениями статей 126 и 127 Конституции Российской Федерации, которые закрепляют полномочия Верховного Суда Российской Федерации как высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным и иным делам и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации как высшего судебного органа по разрешению экономических споров и иных дел и тем самым определяют в общем виде компетенцию соответственно судов общей юрисдикции и арбитражных судов. В связи с этим надлежит выявить, вытекает ли из подлежащих толкованию положений полномочие судов общей юрисдикции и арбитражных судов проверять конституционность указанных нормативных актов и признавать их недействующими, т.е. утрачивающими юридическую силу. Таким образом, рамки настоящего толкования определяются целью разграничения компетенции в области нормоконтроля между Конституционным Судом Российской Федерации и другими судами.
При этом, как следует из статьи 74 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации принимает решения, оценивая не только буквальный смысл подлежащих толкованию конституционных положений, но и смысл, придаваемый им сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе норм Конституции Российской Федерации.
2. Основополагающее значение для настоящего толкования имеют положения Конституции Российской Федерации, провозглашающие высшую юридическую силу конституционных норм, непосредственное действие Конституции Российской Федерации (статья 15), в том числе в области прав и свобод, обеспечиваемых правосудием (статья 18), в котором реализуется их судебная защита (статья 46). Из указанных конституционных норм вытекает, что требование о непосредственном применении Конституции Российской Федерации обращено ко всем судам, которые в соответствии с главой 7 Конституции Российской Федерации независимо осуществляют судебную власть в пределах своей компетенции и в формах судопроизводства, установленных данной главой.
Ее статья 125 содержит специальные предписания, которые возлагают на особый орган правосудия - Конституционный Суд Российской Федерации полномочия по осуществлению проверки конституционности перечисленных в ней нормативных актов, которая может повлечь утрату ими юридической силы. Другие судебные органы Конституция Российской Федерации такими полномочиями не наделяет.
Определяя компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, Конституция Российской Федерации исходит из обязательности ее осуществления в специфической форме правосудия - конституционном судопроизводстве и поэтому устанавливает основные признаки этой формы, а именно круг предметов проверки и инициаторов рассмотрения дел, связанные с этим виды процедур и юридические последствия принимаемых решений. В отношении других судов такая регламентация на конституционном уровне отсутствует. Следовательно, Конституция Российской Федерации не предполагает и проверку ими конституционности нормативных актов, которые перечислены в ее статье 125 в качестве предмета нормоконтроля со стороны Конституционного Суда Российской Федерации.
Таким образом, поскольку указанные полномочия Конституционного Суда Российской Федерации закреплены специально и поскольку для их осуществления именно этим органом судебной власти предусмотрена особая форма правосудия - конституционное судопроизводство, то осуществление другими судами аналогичных полномочий без их конституционного закрепления и вне таких форм исключается.
Это вытекает также из общего принципа правосудия, согласно которому надлежащим судом для рассмотрения дела признается суд, созданный и действующий на основании закона (статья 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод), что подразумевает закрепление в Конституции и принятом в соответствии с нею законе правомочий различных судов. Данный принцип находит свое выражение в статьях 47, 118, 120 и 128 Конституции Российской Федерации и лежит в основе определения предметной, территориальной и инстанционной подсудности дел, а также разграничения видов судебной юрисдикции. Применительно к осуществлению компетенции по судебной проверке конституционности актов надлежащий суд устанавливается только Конституцией и другим законом устанавливаться не может.
3. В статьях 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации последовательно развивается логика ее статьи 118, согласно которой судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Именно исходя из того, что конституционное судопроизводство в соответствии со статьей 125 возложено на Конституционный Суд Российской Федерации, в статьях 126 и 127 определено, что к полномочиям других судов отнесено судопроизводство по гражданским, уголовным, административным делам и по разрешению экономических споров.
Перечень полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов не является закрытым, поскольку статьи 126 и 127 допускают рассмотрение ими и иных, не названных в этих конституционных нормах категорий дел, что связано с возможностью введения (на основании статьи 128 Конституции Российской Федерации) новых судебных процедур, не нашедших закрепления в действующей Конституции Российской Федерации. Однако это ни в коей мере не предполагает осуществления судами общей юрисдикции и арбитражными судами проверки конституционности нормативных актов, перечисленных в статье 125 Конституции Российской Федерации, поскольку она прямо возлагает данную функцию на Конституционный Суд Российской Федерации.
4. Правомочием по проверке конституционности указанных нормативных актов наделен только Конституционный Суд Российской Федерации, который осуществляет ее в особой судебной процедуре конституционного судопроизводства. Это обусловлено тем, что решения Конституционного Суда Российской Федерации, в результате которых неконституционные нормативные акты утрачивают юридическую силу, имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же, как нормативные акты, общее значение, не присущее правоприменительным по своей природе актам судов общей юрисдикции и арбитражных судов.
В то же время Конституционный Суд Российской Федерации, принимая решение по делу, оценивает также смысл, придаваемый рассматриваемому нормативному акту сложившейся судебной практикой. Таким образом он выражает свое отношение как к позиции законодателя или иного нормотворческого органа, так и к ее пониманию правоприменителем, основываясь при этом на толковании положений Конституции Российской Федерации, в сфере которого, по смыслу ее статьи 125 (части 5 и 6), только Конституционный Суд Российской Федерации выносит официальные решения, имеющие общеобязательное значение. Поэтому его постановления являются окончательными, не могут быть пересмотрены другими органами или преодолены путем повторного принятия отвергнутого неконституционного акта, а также обязывают всех правоприменителей, включая другие суды, действовать в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации.
Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не обладают такой юридической силой. Они не обязательны для других судов по другим делам, так как суды самостоятельно толкуют подлежащие применению нормативные предписания, следуя при этом Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120, часть 1, Конституции Российской Федерации). Решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов могут быть оспорены в установленных федеральным законом процессуальных формах. Кроме того, не предусмотрена обязательность официального опубликования этих решений, что в силу статьи 15 (часть 3) Конституции Российской Федерации, согласно которой применению подлежат только официально опубликованные акты, также исключает для других правоприменителей и обязательность следования им при разрешении других дел. Возможность опубликования отдельных судебных решений или извлечений из них не является достаточной гарантией для реализации указанной конституционной нормы.
В силу изложенного согласно Конституции Российской Федерации решения судов общей юрисдикции и арбитражных судов не признаются адекватным средством для лишения нормативных актов, названных в ее статье 125 (пункты "а" и "б" части 2 и часть 4), юридической силы в связи с их неконституционностью.
5. Отсутствие у судов общей юрисдикции и арбитражных судов правомочия признавать указанные нормативные акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому недействующими прямо вытекает и из части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации, которая относит Верховный Суд Российской Федерации и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации к субъектам обращения в Конституционный Суд Российской Федерации с запросами о проверке (вне связи с рассмотрением конкретного дела, т.е. в порядке абстрактного нормоконтроля) конституционности нормативных актов, перечисленных в пунктах "а" и "б" части 2 данной статьи. Кроме того, согласно ее части 4 Конституционный Суд Российской Федерации по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.
Таким образом, на конституционном уровне закреплено, что выводы других судов о неконституционности закона не могут сами по себе послужить основанием для его официального признания не соответствующим Конституции Российской Федерации и утрачивающим юридическую силу. В аспекте взаимодействия судов различных видов юрисдикции и разграничения их компетенции по выявлению неконституционных законов исключение последних из числа действующих актов является совокупным результатом реализации, с одной стороны, обязанности общих судов поставить вопрос о конституционности закона перед Конституционным Судом Российской Федерации, а с другой - обязанности последнего окончательно разрешить этот вопрос.
Предусмотренное статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации обращение иных судов в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности примененного или подлежащего применению в конкретном деле закона, если суд приходит к выводу о несоответствии закона Конституции Российской Федерации, не может рассматриваться только как его право, - суд обязан обратиться с таким запросом, чтобы не соответствующий Конституции Российской Федерации акт был лишен юридической силы (часть 6 статьи 125) в конституционно установленном порядке, что исключило бы его дальнейшее применение. Данная обязанность судов вытекает из возложенного на них, как на независимые органы правосудия, конституционного полномочия обеспечивать судебную защиту прав и свобод человека, включая равенство перед законом и судом (статьи 18, 19 и 46), подчиняясь при этом Конституции Российской Федерации и федеральному закону (статья 120).
Отказ от применения в конкретном деле закона, неконституционного с точки зрения суда, без обращения в связи с этим в Конституционный Суд Российской Федерации противоречил бы и конституционным положениям, согласно которым законы действуют единообразно на всей территории Российской Федерации (статьи 4, 15 и 76), и в то же время ставил бы под сомнение верховенство Конституции Российской Федерации, так как оно не может быть реализовано, если допускается разноречивое толкование различными судами конституционных норм. Именно поэтому обращение в Конституционный Суд Российской Федерации обязательно и в тех случаях, когда суд при рассмотрении конкретного дела приходит к выводу о неконституционности закона, который принят до вступления в силу Конституции Российской Федерации и применение которого должно быть исключено в соответствии с пунктом 2 ее Заключительных и переходных положений.
Обязанность судов в случаях, если они приходят к выводу о неконституционности закона, для официального подтверждения его неконституционности обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации не ограничивает непосредственное применение ими Конституции Российской Федерации, которое призвано обеспечивать реализацию конституционных норм прежде всего при отсутствии их законодательной конкретизации. Если же закон, который должен был бы быть применен в конкретном деле, по мнению суда, не соответствует Конституции Российской Федерации и тем самым препятствует реализации ее положений, то для обеспечения непосредственного действия Конституции Российской Федерации во всех случаях, в том числе и когда дело разрешено судом на основании конкретной конституционной нормы, требуется лишение такого закона юридической силы в предусмотренном статьей 125 Конституции Российской Федерации порядке конституционного судопроизводства.
Устранение неконституционного закона из системы правовых актов не может быть достигнуто ни путем разрешения дел в порядке гражданского, административного или уголовного судопроизводства, ни путем разъяснений по вопросам судебной практики, которые в соответствии со статьями 126 и 127 Конституции Российской Федерации дают Пленумы Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Последние не вправе определять какой-либо иной порядок обеспечения непосредственного применения Конституции Российской Федерации при разрешении конкретных дел, чем предусмотренный ею, а также федеральным конституционным законом.
6. Статья 125 Конституции Российской Федерации, определяя полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, не ограничивает правомочий других судов самостоятельно решать, руководствуясь статьей 120 (часть 2) в ее взаимосвязи со статьей 76 (части 3, 5 и 6) Конституции Российской Федерации, какой закон подлежит применению в рассматриваемом деле в случаях противоречия между законами, обнаружения в правовом регулировании пробелов либо фактически утративших силу, но не отмененных в установленном порядке норм. При этом, однако, суд может не применить федеральный закон или закон субъекта Российской Федерации, но не вправе признавать их недействующими.
Из статьи 76 Конституции Российской Федерации, регулирующей принципы разрешения коллизий между нормативными актами различного уровня, не вытекает и правомочие федеральных судов признавать нормативные акты субъектов Российской Федерации не соответствующими их конституциям (уставам). Осуществление указанной функции, влекущее лишение нормативных актов субъектов Российской Федерации юридической силы, по смыслу статей 5 (часть 2), 73 и 118 Конституции Российской Федерации, возможно лишь органами конституционного судопроизводства, если такое их правомочие предусматривается конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации.
7. Конституционное закрепление исключительного полномочия Конституционного Суда Российской Федерации по проверке конституционности нормативных актов, перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) Конституции Российской Федерации, не затрагивает положение ее статьи 120 (часть 2), согласно которому другие суды, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного органа закону, принимают решение в соответствии с законом.
Непосредственно из Конституции Российской Федерации не вытекает также, что суды вправе вне связи с рассмотрением конкретного дела осуществлять нормоконтроль в отношении нормативных актов, перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2), и признавать их недействующими в связи с несоответствием иному акту, имеющему большую юридическую силу. В то же время статьи 76, 118, 120, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации не исключают права законодателя специально предусматривать осуществление судами общей юрисдикции и арбитражными судами в порядке административного судопроизводства полномочий по проверке соответствия перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции Российской Федерации. Однако признание недействующими названных в статье 125 Конституции Российской Федерации актов ниже уровня федерального закона невозможно вне четкой регламентации принятия таких решений.
Осуществленная в статье 125 конституционная регламентация компетенции Конституционного Суда Российской Федерации указывает и на те общие требования, которым должно отвечать правовое регулирование принятия иными судами решений о признании перечисленных в ней актов недействующими. Им должны определяться предметная, территориальная и инстанционная подсудность дел, субъекты, управомоченные обращаться в суд с соответствующим требованием, основания обращения, виды актов, подлежащих проверке судами, правила, обеспечивающие юридическую силу судебных решений как обязательных для правоприменителей по всем другим делам, в том числе в соответствии с требованием статьи 15 (часть 3) Конституции Российской Федерации, по смыслу которой прекращение действия любых нормативных положений, затрагивающих права, свободы и обязанности граждан, невозможно без официального опубликования для всеобщего сведения судебных решений, аннулирующих такие нормы.
Из статей 71 (пункт "о"), 118 (часть 3) и 128 Конституции Российской Федерации в их совокупности вытекает, что впредь соответствующие полномочия судов могут устанавливаться только федеральным конституционным законом. В отсутствие указанного регулирования суды общей юрисдикции и арбитражные суды не обладают полномочиями по прекращению юридической силы нормативных актов, перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) Конституции Российской Федерации. Вместе с тем и при наличии закрепленных таким образом полномочий других судов не исключается - исходя из приоритета Конституции Российской Федерации - проверка конституционности этих актов Конституционным Судом Российской Федерации.
На основании изложенного и руководствуясь статьями 72, 74 и 75 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Предусмотренное статьей 125 Конституции Российской Федерации полномочие по разрешению дел о соответствии Конституции Российской Федерации федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации, конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, относится к компетенции только Конституционного Суда Российской Федерации. По смыслу статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, суды общей юрисдикции и арбитражные суды не могут признавать названные в ее статье 125 (пункты "а" и "б" части 2 и часть 4) акты не соответствующими Конституции Российской Федерации и потому утрачивающими юридическую силу.
2. Суд общей юрисдикции или арбитражный суд, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации федерального закона или закона субъекта Российской Федерации, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности этого закона. Обязанность обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с таким запросом, по смыслу частей 2 и 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 2, 15, 18, 19, 47, 118 и 120, существует независимо от того, было ли разрешено дело, рассматриваемое судом, отказавшимся от применения неконституционного, по его мнению, закона на основе непосредственно действующих норм Конституции Российской Федерации.
3. Статьи 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации не исключают возможности осуществления судами общей юрисдикции и арбитражными судами вне связи с рассмотрением конкретного дела проверки соответствия перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) Конституции Российской Федерации нормативных актов ниже уровня федерального закона иному, имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции Российской Федерации.
Такие полномочия судов могут быть установлены федеральным конституционным законом, с тем чтобы в нем были закреплены виды нормативных актов, подлежащих проверке судами, правила о предметной, территориальной и инстанционной подсудности таких дел, субъекты, управомоченные обращаться в суд с требованием о проверке законности актов, обязательность решений судов по результатам проверки акта для всех правоприменителей по другим делам. Иначе суды не вправе признавать незаконными и в связи с этим утрачивающими юридическую силу акты ниже уровня федерального закона, перечисленные в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) Конституции Российской Федерации.
4. Согласно статье 106 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" данное Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем Постановлении толкование является официальным и общеобязательным.
5. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.
6. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации



ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Н.В. ВИТРУКА

При толковании статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации следовало учитывать различие категорий конституционности и законности. В Российской Федерации проверка конституционности нормативных актов осуществляется на двух уровнях: на уровне Федерации (проверка нормативных актов - федеральных и субъектов Федерации - на соответствие Конституции Российской Федерации) и на уровне субъектов Федерации (проверка нормативных актов субъектов Российской Федерации на соответствие конституциям (уставам) субъектов Российской Федерации).
В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации нет четкого ответа на вопрос, какие суды в настоящее время могут проверять на соответствие Конституции Российской Федерации и, следовательно, признавать недействующими и теряющими свою юридическую силу следующие виды нормативных актов:
- федеральные нормативные акты ниже уровня постановлений Правительства Российской Федерации (нормативные акты федеральных министерств и ведомств и др.);
- нормативные акты субъектов Российской Федерации по предмету их ведения, строго определенного федеральными законами в рамках совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (см. пункт 2 мотивировочной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 10 июня 1998 года);
- нормативные акты субъектов Российской Федерации по предмету их ведения в порядке нормоконтроля.
В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года не снята неопределенность относительно того, могут признавать нормативные акты (законы и др.) субъектов Российской Федерации не соответствующими их конституциям (уставам) и, следовательно, теряющими юридическую силу лишь органы конституционного судопроизводства (так сказано в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации. - Н.В.), имея в виду под ними только конституционные (уставные) суды или суды общей юрисдикции, которые могут быть наделены конституциями (уставами) субъектов Российской Федерации таким полномочием и осуществляющими его в форме особого, конституционного судопроизводства (путем создания и функционирования конституционных (уставных) коллегий (палат) в судах общей юрисдикции).
Конституционный Суд Российской Федерации вопреки запросам Законодательного Собрания Республики Карелия и Государственного Совета Республики Коми расширил предмет толкования содержания статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, включив в него решение вопроса о проверке законности подзаконных актов.
Как известно, нормативные акты могут проверяться на их законность, то есть на соответствие нормативному акту большей юридической силы, кроме Конституции, как на уровне Федерации, так и на уровне субъектов Российской Федерации. Такую проверку суды общей юрисдикции и арбитражные суды могут осуществлять не только при рассмотрении конкретных дел (см. пункт 3 статьи 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации"), но и в порядке нормоконтроля.
Исходным при решении вопросов о полномочиях судов общей юрисдикции и арбитражных судов по проверке нормативных актов на соответствие Конституции Российской Федерации, конституциям (уставам) субъектов Российской Федерации, а также на соответствие подзаконных актов актам большей юридической силы в порядке нормоконтроля должны быть конституционные положения о праве граждан на судебную защиту (статьи 18, 45, 46 Конституции Российской Федерации). Не должно быть такой правовой ситуации, при которой гражданин не мог бы в судебном порядке поставить вопрос об отмене неконституционного или незаконного нормативного акта (федерального или субъекта Российской Федерации).



ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
Г.А. ГАДЖИЕВА

Будучи не согласным с рядом выводов и положений, содержащихся в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, заявляю о своем особом мнении.
1. Конституционный Суд Российской Федерации в ряде своих решений сформулировал правовую позицию о недопустимости принятия к производству запросов о толковании конституционных положений, конкретизированных в действующем законодательстве, ибо в таких случаях, под видом толкования, осуществляется проверка конституционности не заявленных в Конституционный Суд норм текущего законодательства. Если возникают сомнения в конституционности конкретизирующих конституционную норму положений действующего законодательства, следует обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации не в процедуре абстрактного толкования Конституции РФ (часть 5), а в процедурах, предусмотренных частями 2 - 4 ст. 125 Конституции. И только при невозможности решения возникшего конституционно - правового вопроса в рамках этих процедур допустимо толкование положений Конституции в абстрактной форме. Данное правило о субсидиарном характере судебной процедуры, предусмотренной частью 5 ст. 125 Конституции РФ, было сформулировано КС РФ в определении о прекращении производства по делу о толковании положений ст. 95, части 2 ст. 96 и пунктов 7 и 8 раздела II "Заключительные и переходные положения" Конституции Российской Федерации. Эта правовая позиция КС не учитывается при толковании ст. 125 Конституции РФ, ибо фактически речь идет о споре о компетенции, возникшем между КС и Пленумом Верховного Суда.
В Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 31 октября 1995 г. No. 8 "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия" разъяснялось, что суды, исходя из положений ч. 4 ст. 125 Конституции Российской Федерации, могут (а не обязаны) обращаться в Конституционный Суд.
Исходя из общеправового принципа "никто не может быть судьей в собственном деле", в Федеральном конституционном законе "О Конституционном Суде Российской Федерации" установлено, что недопустимо ходатайство органа государственной власти о разрешении спора о компетенции, если спор касается вопроса о подведомственности дела судам или о подсудности. Поскольку возник спор между Пленумом Верховного Суда Российской Федерации и Конституционным Судом Российской Федерации по вопросу о том, обязан ли суд общей юрисдикции или арбитражный суд обращаться с запросом о проверке конституционности примененного или подлежащего применению в конкретном деле закона, или он может обратиться с таким запросом, то разрешение возникшего спора о подведомственности одним из участников этого спора, явно заинтересованным в его разрешении, является нарушением ст. 93 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и закрепленного в нем общеправового принципа "никто не может быть судьей в собственном деле".
2. Существуют определенные общепринятые правила толкования конституционных положений. Одно из них состоит в том, что конституционная норма должна истолковываться наиболее всеобъемлющим образом, так чтобы результатом толкования была максимальная защита прав граждан. Такое правило толкования может быть выведено из смысла конституционных норм, содержащихся в статьях 2 и 8 Конституции Российской Федерации.
В соответствии с частью 4 статьи 125 Конституции Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, и в том числе проверяет законы субъектов Российской Федерации, причем все законы, а не только изданные по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации, как указано в пункте 1 Постановления Конституционного Суда от 16 июня 1998 г.
Статья 125 Конституции Российской Федерации, определяющая полномочия Конституционного Суда, содержит несомненную логику. Между пятью судебными процедурами рассмотрения дел Конституционным Судом, предусмотренными в частях 2 - 5 ст. 125 Конституции России, существует очевидная взаимосвязь, поскольку они дополняют друг друга. Запросы органов государственной власти, перечисленных в части 2, о проверке конституционности конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации допустимы, если нормативный акт принят по вопросу, относящемуся к ведению органов государственной власти Российской Федерации или к совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации.
Но когда в Конституционный Суд поступают жалобы частных лиц, Конституция допускает расширение пределов конституционного контроля, давая возможность им оспаривать любые законы, изданные субъектами Российской Федерации.
Граждане Российской Федерации не могут быть ограничены в обжаловании законов субъектов Российской Федерации, принятых в сфере ведения этих субъектов, толкованием статьи 125 Конституции, ибо такое толкование ограничивает право на судебную защиту (ст. 46 Конституции Российской Федерации). В соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации ограничение конституционных прав возможно только путем принятия федерального закона, а не путем толкования, осуществляемого Конституционным Судом.
3. Результатом толкования статьи 125 Конституции Российской Федерации не может быть ограничение полномочий судов общей юрисдикции и арбитражных судов по проверке в порядке административного судопроизводства конституционности таких подзаконных актов, как нормативные акты федеральных министерств, ведомств, нормативные акты министерств и ведомств субъектов Российской Федерации.
Признание неконституционными и недействующими таких подзаконных актов суды не только вправе, но и обязаны осуществлять по жалобам частных лиц в порядке прямого применения конституционного положения о праве на судебную защиту (статья 46 Конституции Российской Федерации).
В отличие от формулировки этого права в других конституциях, в которых, как правило, устанавливается право на судебную защиту в порядке, определяемом законом, в статье 46 Конституции Российской Федерации оговорка "в порядке, определяемом законом" отсутствует, что и дает право (и обязанность) судам проверять конституционность подзаконных актов в порядке абстрактного нормоконтроля на основании действующего гражданского процессуального законодательства.
4. В соответствии с пунктом 3 статьи 5 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" "суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного или иного органа, а равно должностного лица Конституции Российской Федерации, Федеральному конституционному закону, общепризнанным принципам и нормам международного права, международному договору Российской Федерации, конституции (уставу) субъекта Российской Федерации, принимает решение в соответствии с правовыми положениями, имеющими наибольшую юридическую силу".
Выводы судов (в особенности, высших судов) о противоречии нормы закона Конституции Российской Федерации не означают признание ее утратившей силу. Однако такие решения судов представляют собой появление судебного права, развитие которого крайне необходимо для российской правовой системы в целях преодоления позитивистских подходов.

0

8

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 11 апреля 2000 г. No. 6-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТА 2 СТАТЬИ 1,
ПУНКТА 1 СТАТЬИ 21 И ПУНКТА 3 СТАТЬИ 22 ФЕДЕРАЛЬНОГО
ЗАКОНА "О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ" В СВЯЗИ
С ЗАПРОСОМ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ
ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Именем Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В. Баглая, судей Н.В. Витрука, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, В.Д. Зорькина, А.Л. Кононова, В.О. Лучина, Т.Г. Морщаковой, Ю.Д. Рудкина, А.Я. Сливы, В.Г. Стрекозова, О.И. Тиунова, О.С. Хохряковой, Б.С. Эбзеева, В.Г. Ярославцева,
с участием председателя состава Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации В.П. Кнышева, депутата Государственной Думы С.А. Попова, постоянного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации В.В. Лазарева, представителя Совета Федерации Ю.А. Костанова и полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.А. Митюкова,
руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, частью первой статьи 21, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 86, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности отдельных положений пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
Поводом к рассмотрению дела явился запрос Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые в запросе положения Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
Заслушав сообщение судей - докладчиков Г.А. Гаджиева и Г.А. Жилина, объяснения представителей сторон, выступление приглашенного в заседание представителя от прокуратуры Российской Федерации - В.П. Рябцева, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации

установил:

1. Согласно Федеральному закону от 17 января 1992 года "О прокуратуре Российской Федерации" (в редакции Федеральных законов от 17 ноября 1995 года и от 10 февраля 1999 года) прокуратура Российской Федерации в целях обеспечения верховенства закона, единства и укрепления законности, защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства осуществляет надзор за соответствием законам правовых актов, издаваемых представительными (законодательными) органами субъектов Российской Федерации (абзацы первый и второй пункта 2 статьи 1); соответствие законам правовых актов, издаваемых представительными (законодательными) органами субъектов Российской Федерации, является предметом надзора (пункт 1 статьи 21); прокурор или его заместитель опротестовывает противоречащие закону правовые акты, обращается в суд или арбитражный суд с требованием о признании таких актов недействительными (абзацы первый и третий пункта 3 статьи 22).
Исходя из закрепленных в этих положениях полномочий прокурора и суда, Кемеровский областной суд 12 ноября 1998 года удовлетворил заявление прокурора Кемеровской области о признании Закона Кемеровской области "О ценовой политике в Кемеровской области" недействительным как противоречащего федеральному законодательству, применив тем самым и названные нормы Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
Администрация Кемеровской области обжаловала решение Кемеровского областного суда в Верховный Суд Российской Федерации, полагая, что оно подлежит отмене, поскольку в соответствии с Постановлением Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации рассмотрение возникшего спора относится к исключительной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации при рассмотрении дела в кассационном порядке приостановила производство и обратилась в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности названных положений, содержащихся в пункте 2 статьи 1, пункте 1 статьи 21 и пункте 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации".
2. Конституционный Суд Российской Федерации в силу статей 74, 101 и 102 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" по запросам судов проверяет конституционность закона или отдельных его положений лишь в той части, в какой они применены или подлежат, по мнению суда, применению в рассматриваемом им конкретном деле, и принимает постановление только по предмету, указанному в запросе.
Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации ставит вопрос о том, вправе ли прокурор, осуществляя надзор, обращаться в суд общей юрисдикции с требованием о признании недействительным такого правового акта, как закон субъекта Российской Федерации, если он противоречит федеральному закону, и управомочен ли суд рассматривать данные дела и, соответственно, признавать закон субъекта Российской Федерации недействительным. При этом заявитель ходатайствует о проверке конституционности оспариваемых норм как по форме закрепляющего их акта с точки зрения требований статьи 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации, так и по содержанию - с точки зрения требований статей 18, 46 (часть 2) и 47 (часть 1) Конституции Российской Федерации, предъявляемых к оспариванию нормативных правовых актов.
Следовательно, положения абзацев первого и второго пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и абзацев первого и третьего пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" являются предметом рассмотрения по настоящему делу в той части, в какой на их основании прокурор, осуществляя надзор, может обращаться в суд общей юрисдикции с требованием о признании недействительным закона субъекта Российской Федерации, противоречащего федеральному закону, а суд - разрешать такого рода дела. Названные законоположения в части, касающейся иных правовых актов, в том числе конституций и уставов субъектов Российской Федерации, а также в части, касающейся полномочий арбитражных судов, предметом проверки по настоящему делу не являются.
3. Рассматриваемые положения Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" определяют как полномочия прокурора, так и полномочия суда.
Согласно статье 129 (часть 5) Конституции Российской Федерации полномочия, организация и порядок деятельности прокуратуры Российской Федерации определяются федеральным законом. Осуществляя соответствующее регулирование и руководствуясь статьями 4 (часть 2), 5 (часть 3), 15 (части 1 и 2), 18, 45 (часть 1), 46 (части 1 и 2) и 71 (пункты "в" и "о") Конституции Российской Федерации, федеральный законодатель в целях обеспечения верховенства федеральных законов на всей территории Российской Федерации, исходя из ее федеративного устройства и необходимости государственной защиты прав и свобод человека и гражданина, а также охраняемых законом интересов общества и государства, может наделить прокурора полномочием обращаться в суд, в том числе с заявлением о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону. При этом, однако, реализация указанного полномочия прокурором не должна приводить к подмене функций органов законодательной, исполнительной и судебной власти, а также местного самоуправления.
Устанавливая полномочие прокурора обращаться в суд с заявлением о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону и тем самым подтверждая соответствующее полномочие суда, Федеральный закон "О прокуратуре Российской Федерации" не определяет при этом порядок его осуществления судом.
4. Конституция Российской Федерации непосредственно не предусматривает полномочие судов общей юрисдикции рассматривать дела о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону - вне связи с рассмотрением какого-либо другого конкретного дела - и принимать решения, которые влекут правовые последствия, связанные с лишением закона субъекта Российской Федерации юридической силы.
Верховенство Конституции Российской Федерации и верховенство федеральных законов как составные части единого принципа, образующего одну из основ конституционного строя (статья 4, часть 2, Конституции Российской Федерации), вместе с тем имеют относительно самостоятельное значение и обеспечиваются правосудием не только в конституционном, но и в других видах судопроизводства, что следует из статей 118 (часть 2), 120 и 126 Конституции Российской Федерации.
Согласно статье 125 Конституции Российской Федерации проверка конституционности нормативных актов и лишение их юридической силы в случае противоречия Конституции Российской Федерации осуществляются в порядке конституционного судопроизводства, что является юридической гарантией высшей юридической силы Конституции Российской Федерации, провозглашенной в ее статье 15 (часть 1). Соответствие же федеральному закону законов субъектов Российской Федерации, если при этом не затрагивается вопрос об их конституционности, проверяется судами общей юрисдикции, которые гарантируют верховенство федеральных законов в правоприменительной деятельности, основываясь на положениях статей 4 (часть 2), 5 (часть 3) и 76 (части 5 и 6) Конституции Российской Федерации.
Как следует из данных статей во взаимосвязи со статьями 66 (части 1 и 2), 125 и 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации, проверка актов, определяющих конституционный статус субъектов Российской Федерации, может быть осуществлена только в порядке конституционного, а не административного или гражданского судопроизводства. Не допуская проверки судами общей юрисдикции конституций (уставов) субъектов Российской Федерации, Конституция Российской Федерации, однако, не исключает возможность наделения судов общей юрисдикции на основании федерального конституционного закона полномочием проверять вне связи с рассмотрением какого-либо иного дела соответствие законов субъекта Российской Федерации федеральному закону и в случае противоречия признавать их недействующими именно на этом основании.
Федеральный законодатель может предусмотреть осуществление судами общей юрисдикции - вне связи с рассмотрением какого-либо другого конкретного дела - проверки соответствия перечисленных в статье 125 (пункты "а" и "б" части 2) Конституции Российской Федерации нормативных актов ниже уровня федерального закона (в том числе, следовательно, и законов субъектов Российской Федерации) иному, имеющему большую юридическую силу акту, кроме Конституции Российской Федерации. Данная правовая позиция была изложена в Постановлениях Конституционного Суда Российской Федерации от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации и от 30 апреля 1997 года по делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 2 марта 1996 года No. 315 "О порядке переноса срока выборов в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации", а также в определении от 5 ноября 1998 года No. 147-О по запросу Иркутского областного суда о проверке конституционности ряда положений Закона Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области".
Как указал Конституционный Суд Российской Федерации, суды общей юрисдикции, по смыслу статей 76, 118, 120, 125, 126, 127 и 128 Конституции Российской Федерации, не могут признавать законы субъектов Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации и на этом основании утрачивающими юридическую силу. Данное полномочие в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации относится к компетенции только Конституционного Суда Российской Федерации.
Суд общей юрисдикции, придя к выводу о несоответствии Конституции Российской Федерации закона субъекта Российской Федерации, не вправе применить его в конкретном деле и обязан обратиться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке его конституционности. Данная обязанность, по смыслу статьи 125 (части 2 и 4) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 2, 15, 18, 19, 47, 118 и 120, существует независимо от того, было ли дело, рассматриваемое судом, отказавшимся от применения неконституционного, по его мнению, закона, разрешено на основе непосредственно действующих норм Конституции Российской Федерации. Однако такой подход к разграничению компетенции в области нормоконтроля между Конституционным Судом Российской Федерации и другими судами не отрицает правомочия судов общей юрисдикции подтверждать недействительность законов субъекта Российской Федерации, содержащих такие же положения, какие уже были признаны неконституционными Конституционным Судом Российской Федерации, т.е. основывать свое решение на соответствующем решении Конституционного Суда Российской Федерации, что вытекает из части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 года No. 147-О).
5. Согласно статье 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации полномочия, порядок образования и деятельности федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом. Такие законы отсутствовали в правовой системе до вступления в силу Конституции Российской Федерации. Вместе с тем, согласно ее "Заключительным и переходным положениям", в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации, применяются законы и другие правовые акты, действовавшие ранее на территории Российской Федерации (пункты 1 и 2).
Именно поэтому, в частности, статьей 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предусмотрено, что проверка конституционности нормативных актов органов государственной власти, принятых до вступления в силу Конституции Российской Федерации, производится Конституционным Судом Российской Федерации только по содержанию норм, и, следовательно, Конституционный Суд Российской Федерации не устанавливает соответствие таких актов Конституции Российской Федерации по форме, в том числе в зависимости от того, являются ли они федеральными или федеральными конституционными законами.
Отсюда следует, что принятый до вступления в силу Конституции Российской Федерации закон, исходя из которого судом общей юрисдикции осуществляется то или иное полномочие, не может быть признан неконституционным лишь на том основании, что по форме он не является федеральным конституционным законом.
Таким образом, если полномочие судов общей юрисдикции по проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону основано на законе, принятом до вступления в силу Конституции Российской Федерации, то оно не может быть аннулировано лишь по той причине, что отсутствует (не принят) соответствующий федеральный конституционный закон. Вместе с тем закон, регулирующий это полномочие, подлежит применению лишь в части, не противоречащей Конституции Российской Федерации, и, следовательно, его конституционность по содержанию норм может быть проверена Конституционным Судом Российской Федерации.
6. Конституционно - правовой смысл рассматриваемых положений Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" выявляется только во взаимосвязи с другими предписаниями данного Федерального закона, а также с иными законодательными актами, которые устанавливают полномочие прокурора обращаться в суд с заявлением о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону и полномочие судов общей юрисдикции разрешать такого рода дела.
Согласно Федеральному закону "О прокуратуре Российской Федерации" прокурор обращается в суд и участвует в рассмотрении дел в случаях и порядке, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации (пункт 1 статьи 23 и пункт 1 статьи 35), в том числе он вправе обратиться в суд с заявлением или вступить в дело в любой стадии процесса, если этого требует защита прав граждан и охраняемых законом интересов общества или государства (пункт 3 статьи 35). Данное полномочие прокурора и соответствующее полномочие суда основаны на положениях принятого в 1964 году Гражданского процессуального кодекса РСФСР, которые содержатся в части третьей статьи 10, статье 41, пункте 2 части первой и части второй статьи 231, статьях 239.1 - 239.8 (в редакции Закона Российской Федерации от 28 апреля 1993 года), а также на положениях Закона Российской Федерации от 27 апреля 1993 года "Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан" (статьи 3 и 6).
Следовательно, рассматриваемые положения Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" лишь подтверждают нормативные положения о полномочии прокурора обращаться в суд с заявлением о проверке нормативных актов представительных органов субъекта Российской Федерации и соответствующем полномочии судов общей юрисдикции, которые до вступления в силу Конституции Российской Федерации уже были предусмотрены названным процессуальным законодательством. Сложившаяся на его основе правоприменительная практика также исходит из того, что суд по заявлению прокурора может вне связи с каким-либо другим гражданско - правовым или административно - правовым спором проверить закон субъекта Российской Федерации и признать его противоречащим федеральному закону в порядке, установленном для рассмотрения дел, возникающих из административно - правовых отношений, с теми особенностями, которые дополнительно к общим правилам, в том числе допускающим возможность использования аналогии процессуального закона и аналогии процессуального права, предусмотрены для этой категории дел в Гражданском процессуальном кодексе РСФСР.
Указанный процессуально - правовой механизм осуществления данного полномочия, как закрепленный не в Федеральном законе "О прокуратуре Российской Федерации", не является предметом рассмотрения и не подлежит проверке и оценке Конституционным Судом Российской Федерации в настоящем деле. Это относится не только к инстанционной подсудности таких дел, но и к вопросам о подведомственности, о субъектах, управомоченных обращаться в суд с требованием проверки законности актов, о составе суда по таким делам, о порядке исполнения решений и т.д.
7. Абзац третий пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", как по его буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему сложившейся правоприменительной практикой и официальными разъяснениями Верховного Суда Российской Федерации, позволяет суду республики, краевому, областному суду, рассмотрев дело по заявлению прокурора, признать правовой акт, в том числе закон субъекта Российской Федерации, недействительным, утрачивающим силу, не порождающим правовых последствий со дня издания и, следовательно, не требующим отмены органом, его принявшим.
Однако это выходит за пределы установленных Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, в том числе его главой 24.1, правил, на основании которых осуществляется производство по делам о признании нормативных актов субъектов Российской Федерации противоречащими федеральному закону. В соответствии со статьей 239.8 Гражданского процессуального кодекса РСФСР решение суда, вступившее в законную силу, обязательно для государственного органа, общественной организации, должностного лица, которых оно касается (часть первая); решение суда направляется государственному органу, общественной организации, должностному лицу, а также гражданину не позднее десяти дней после вступления данного решения в законную силу (часть вторая); с момента вступления в законную силу решения суда о признании индивидуального или нормативного акта либо отдельной его части незаконными этот акт или его отдельная часть считаются недействующими (часть третья); об исполнении решения должно быть сообщено суду и гражданину не позднее чем в месячный срок со дня получения решения суда (часть четвертая).
Утрата законом юридической силы, как следует из статьи 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих ее статей 79 и 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", возможна лишь в результате признания его неконституционным. Такое решение, вынесенное в порядке конституционного судопроизводства, действует непосредственно, и потому отмена не соответствующего Конституции Российской Федерации закона органом, его принявшим, не требуется, так как этот закон считается отмененным, т.е. недействительным, с момента оглашения постановления Конституционного Суда Российской Федерации.
Различия в юридических последствиях признания закона субъекта Российской Федерации недействительным и признания закона субъекта Российской Федерации недействующим обусловлены различиями между его несоответствием Конституции Российской Федерации и несоответствием федеральному закону.
Рассмотрение судом общей юрисдикции дела о проверке закона субъекта Российской Федерации, в результате которой он может быть признан противоречащим федеральному закону, не исключает последующей проверки его конституционности в порядке конституционного судопроизводства. Следовательно, решение суда общей юрисдикции, которым закон субъекта Российской Федерации признан противоречащим федеральному закону, по своей природе не является подтверждением недействительности закона, его отмены самим судом, тем более лишения его юридической силы с момента издания, а означает лишь признание его недействующим и, следовательно, с момента вступления решения суда в силу не подлежащим применению; как любое судебное решение, оно обязательно к исполнению всеми субъектами, которых оно касается. Лишение же акта юридической силы возможно только по решению самого законодательного органа, издавшего акт, или в предусмотренном Конституцией Российской Федерации порядке конституционного судопроизводства.
Таким образом, положения абзацев первого и второго пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и абзацев первого и третьего пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" не противоречат Конституции Российской Федерации, поскольку на их основании во взаимосвязи с частью третьей статьи 10, статьей 41, статьями 231, 239.1 - 239.8 Гражданского процессуального кодекса РСФСР прокурор, осуществляя надзор, обращается в суд общей юрисдикции с требованием о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону, а суд по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, может признать закон субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону и, следовательно, недействующим, не подлежащим применению, что влечет необходимость его приведения в соответствие с федеральным законом законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации.
Между тем положение абзаца третьего пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" предполагает, что в случае противоречия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону суд общей юрисдикции по заявлению прокурора признает закон субъекта Российской Федерации недействительным, что не согласуется с закрепленными Конституцией Российской Федерации принципами осуществления народовластия через законодательные (представительные) органы, разделения властей, обеспечения правосудием верховенства Конституции Российской Федерации и закона и потому не соответствует ее статьям 3 (часть 2), 10, 11, 15 (части 1 и 2), 120 и 125 (части 2, 3 и 6).
8. Статьи 5 (часть 3) и 66 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, закрепляющие принципы федеративного устройства, основанного в том числе на разграничении предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами (статьи 71, 72 и 73), во взаимосвязи со статьями 15 и 76 Конституции Российской Федерации обосновывают соответствующую иерархию законов в Российской Федерации, исходя из которой решается вопрос о том, в каких случаях закон субъекта Российской Федерации признается противоречащим федеральному закону и действует федеральный закон, а в каких случаях противоречие между ними не может служить основанием для признания закона субъекта Российской Федерации недействующим.
Согласно статье 72 (пункт "а" части 1) обеспечение соответствия законов субъектов Российской Федерации федеральным законам относится к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов. Из федеративной природы их взаимоотношений вытекает также недопустимость произвольного присвоения органами государственной власти Российской Федерации всей полноты полномочий по предметам совместного ведения, т.е. без учета интересов субъектов Российской Федерации и места их органов власти в системе публичной власти. Разрешение публично - правовых споров между федеральными органами государственной власти и органами государственной власти субъектов Российской Федерации в области разграничения нормотворческой компетенции должно основываться прежде всего на толковании компетенционных норм Конституции Российской Федерации в порядке конституционного судопроизводства.
Признание судами общей юрисдикции законов субъектов Российской Федерации недействительными не согласуется с конституционным полномочием обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации с требованием о подтверждении конституционности закона субъекта Российской Федерации, как принятого в соответствии с установленным Конституцией Российской Федерации разграничением предметов ведения и полномочий между Российской Федерацией и ее субъектами, или о проверке конституционности федерального закона. Принятое же судом общей юрисдикции решение о том, что закон субъекта Российской Федерации не подлежит применению, не препятствует возможности проверки Конституционным Судом Российской Федерации конституционности федерального закона и закона субъекта Российской Федерации, в том числе если заявитель вопреки решению суда общей юрисдикции считает закон субъекта Российской Федерации подлежащим действию.
Конституционный Суд Российской Федерации вправе рассматривать такие дела как по инициативе соответствующих органов государственной власти субъектов Российской Федерации - в соответствии со статьей 125 (части 2 и 3) Конституции Российской Федерации, так и по запросам судов, а также по жалобам граждан, когда публично - правовой спор о разграничении компетенции между различными уровнями государственной власти затрагивает конституционные права и свободы, - в соответствии со статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации. При этом Конституционный Суд Российской Федерации, принимающий в силу прямого указания Конституции Российской Федерации решение, на основании которого признанные неконституционными акты законодательных (представительных) органов субъектов Российской Федерации утрачивают юридическую силу, выступает в качестве судебной инстанции, окончательно разрешающей такие публично - правовые споры.
В то же время при наличии указанной конституционной компетенции Конституционного Суда Российской Федерации законодатель может, соблюдая требования статьи 128 (часть 3) Конституции Российской Федерации и исходя из предписаний статьи 72 (пункт "а" части 1) Конституции Российской Федерации, а также в развитие статьи 27 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" дополнительно урегулировать в федеральном конституционном законе полномочия не только судов общей юрисдикции, но и конституционных (уставных) судов субъектов Российской Федерации по проверке соответствия федеральному закону законов субъектов Российской Федерации.
Исходя из изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 75, 85, 100 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации

постановил:

1. Признать не противоречащими Конституции Российской Федерации положения абзацев первого и второго пункта 2 статьи 1, пункта 1 статьи 21 и абзацев первого и третьего пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации", поскольку во взаимосвязи с частью третьей статьи 10, статьей 41, статьями 231 и 239.1 - 239.8 Гражданского процессуального кодекса РСФСР они означают, что на их основании прокурор, осуществляя надзор, обращается в суд общей юрисдикции с требованием о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону, а суд, разрешая такого рода дела по правилам, установленным Гражданским процессуальным кодексом РСФСР, вправе признавать закон субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону и, следовательно, недействующим, не подлежащим применению, что влечет необходимость его приведения в соответствие с федеральным законом законодательным (представительным) органом субъекта Российской Федерации.
Этим не затрагивается право соответствующих органов и лиц на основании статьи 125 Конституции Российской Федерации обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации с требованием о проверке конституционности федерального закона или закона субъекта Российской Федерации.
2. Признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 10, 11, 15 (части 1 и 2) и 125 (части 2, 3 и 6), положение абзаца третьего пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в части, наделяющей суды общей юрисдикции полномочием признавать закон субъекта Российской Федерации, противоречащий федеральному закону, недействительным и утрачивающим юридическую силу.
3. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения и действует непосредственно.
4. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации



ОСОБОЕ МНЕНИЕ
СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ
ФЕДЕРАЦИИ Г.А. ЖИЛИНА ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ
КОНСТИТУЦИОННОСТИ ОТДЕЛЬНЫХ ПОЛОЖЕНИЙ ПУНКТА 2
СТАТЬИ 1, ПУНКТА 1 СТАТЬИ 21 И ПУНКТА 3 СТАТЬИ 22
ФЕДЕРАЛЬНОГО ЗАКОНА "О ПРОКУРАТУРЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"
В СВЯЗИ С ЗАПРОСОМ СУДЕБНОЙ КОЛЛЕГИИ ПО ГРАЖДАНСКИМ
ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Разделяя выраженную в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 11 апреля 2000 года позицию о непротиворечии Конституции Российской Федерации положений законодательства о полномочии прокурора обращаться в суд с требованием о проверке соответствия закона субъекта Российской Федерации федеральному закону и полномочии суда разрешать такие дела по правилам ГПК РСФСР, излагаю свое мнение по поводу отдельных аргументов, касающихся некоторых иных выводов Постановления.
Признавая неконституционным положение абзаца третьего пункта 3 статьи 22 Федерального закона "О прокуратуре Российской Федерации" в части, наделяющей суды общей юрисдикции полномочием признавать закон субъекта Российской Федерации, противоречащий федеральному закону, недействительным и утрачивающим юридическую силу, Конституционный Суд Российской Федерации сослался на статьи 10, 11, 15 (части 1 и 2) и 125 (части 2, 3 и 6) Конституции Российской Федерации. Однако ни одна из приведенных норм не дает оснований для такого вывода.
Так, статья 10 Конституции Российской Федерации, устанавливающая принцип разделения государственной власти и самостоятельности ее ветвей, не исключает возможности осуществления в соответствующей процессуальной форме судебной проверки нормативных актов органов законодательной власти, включая законы субъектов Российской Федерации.
Ни прямо, ни косвенно из нее нельзя вывести положение о том, что в делах о проверке законов субъектов Российской Федерации на предмет их соответствия федеральным законам, по сравнению с другими категориями дел, суды как самостоятельные и независимые органы судебной власти ограничены в реализации целей гражданского судопроизводства, приоритетной из которых в соответствии со статьями 2, 17, 18 и 46 Конституции Российской Федерации является защита прав и свобод человека и гражданина. Сохранение юридической силы закона субъекта Российской Федерации, признанного вступившим в законную силу решением суда противоречащим федеральному закону, не соответствует не только названной главной конституционной цели правосудия, но и целям охраны государственных и общественных интересов, укрепления законности и правопорядка, предупреждения правонарушений, формирования уважительного отношения к праву и суду.
Статья 11 Конституции Российской Федерации, устанавливая общие положения о разграничении предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, также не содержит запрета федеральным судам осуществлять такой контроль за решениями и действиями органов власти субъектов Российской Федерации в целях обеспечения верховенства федерального закона (статья 76, часть 2, и статья 120 Конституции Российской Федерации).
Признание судом общей юрисдикции закона субъекта Российской Федерации не соответствующим федеральному закону и в связи с этим не имеющим юридической силы не находится в противоречии и с положениями статьи 15 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, провозглашающей ее высшую юридическую силу и прямое действие, обязательность Конституции и законов на всей территории Российской Федерации для всех субъектов правоотношений. Более того, такие судебные решения являются одним из способов реализации названных конституционных положений.
Что касается статьи 125 (части 2, 3 и 6) Конституции Российской Федерации, устанавливающей полномочия Конституционного Суда Российской Федерации, то она не имеет отношения к вопросу о последствиях признания судом общей юрисдикции закона субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону. Такого рода дела суды общей юрисдикции рассматривают не в порядке конституционного судопроизводства, а по правилам ГПК РСФСР, не вторгаясь при этом в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации.
Отсутствие у суда общей юрисдикции полномочий признавать закон субъекта Российской Федерации утратившим юридическую силу в Постановлении выводится из придания понятиям "признание закона недействующим" и "признание закона недействительным" различного содержания, которое усматривается в том, что первое отражает противоречие закона субъекта Российской Федерации федеральному закону, а второе - несоответствие Конституции Российской Федерации, что может признать лишь Конституционный Суд Российской Федерации. На самом же деле приведенные понятия выражают одно и то же явление при его рассмотрении в процессуально - правовом и материально - правовом аспектах.
Согласно части третьей статьи 239.8 ГПК РСФСР с момента вступления в законную силу решения суда о признании нормативного акта (к числу которых относится и закон субъекта Российской Федерации) незаконным этот акт считается недействующим. Из этого следует, что данная процессуальная норма устанавливает последствия вступления в законную силу решения суда о признании нормативного акта незаконным, которое в силу своей специфики не требует каких-либо действий по принудительному исполнению. Как и все другие вступившие в законную силу решения судов, оно является обязательным для всех без исключения органов государственной власти и других субъектов правоотношений и не нуждается в каком-либо их подтверждении. Это вытекает из положений статей 10, 118 и 120 Конституции Российской Федерации, закрепляющих самостоятельность и независимость судебной власти, и конкретизирующих их положений статей 1 (часть 2), 5 (части 1 и 3) и 6 (часть 1) Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", а также статьи 13 ГПК РСФСР. Реализация данных положений возможна лишь при условии, что закон субъекта Российской Федерации, признанный не соответствующим федеральному закону, с момента вступления решения в законную силу утрачивает юридическую силу.
В связи с этим нельзя согласиться и с пунктом 1 резолютивной части Постановления, где указывается на приведение закона субъекта Российской Федерации в соответствие с федеральным законом представительным (законодательным) органом, его принявшим, как на обязательное последствие вступления в законную силу решения суда о признании закона субъекта Российской Федерации недействующим. Это умаляет авторитет судебной власти, ее самостоятельность и независимость, вводит дополнительные условия для сохранения юридической силы за актами, признанными судом незаконными.
Обязательность и неопровержимость вступившего в законную силу решения суда о признании закона субъекта Российской Федерации полностью или в части противоречащим федеральному закону не допускает выбора вариантов для законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации - признавать или не признавать такое решение. Между тем законодательный (представительный) орган принимает свое решение большинством голосов, что предполагает юридическую оценку вступившего в законную силу решения суда и возможность выбора варианта неисполнения такого судебного решения, которое по своей правовой сути не требует специальных действий по исполнению.
Что касается понятия недействительности нормативных актов, к числу которых относятся и законы субъектов Российской Федерации, то оно характеризует не процессуальные вопросы вступления решения суда в законную силу, а его материально - правовые последствия для защиты субъективных прав, нарушенных незаконным актом. Согласно части второй статьи 13 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае признания судом нормативного акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными законом.
Решение суда о признании закона субъекта Российской Федерации противоречащим федеральному закону не может затрагивать полномочия соответствующих органов законодательной и исполнительной власти субъекта Российской Федерации обращаться в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке конституционности федерального закона, послужившего основанием для вынесения решения (статья 125, пункт "б" части 2, Конституции Российской Федерации). Последствием признания данного федерального закона неконституционным является пересмотр принятого судом решения в установленном порядке. Указанные обстоятельства являются бесспорными, они не являлись предметом запроса Верховного Суда Российской Федерации, поэтому не имелось необходимости указывать на это полномочие в абзаце втором пункта 1 резолютивной части Постановления.
В полномочия суда общей юрисдикции не входит признание закона субъекта Российской Федерации не соответствующим Конституции Российской Федерации, а вступление в законную силу его решения о признании данного нормативного акта противоречащим федеральному закону должно иметь своим последствием утрату им юридической силы. Поэтому не соответствует статье 85 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" положение абзаца второго пункта 1 резолютивной части Постановления о полномочиях управомоченных субъектов на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с ходатайством о подтверждении конституционности закона субъекта Российской Федерации, признанного противоречащим федеральному закону. Тем самым Конституционный Суд Российской Федерации взял на себя функции дополнительной инстанции по проверке вступивших в законную силу решений судов общей юрисдикции, что не соответствует положениям статей 125 и 126 Конституции Российской Федерации, статьям 1, 4, 5 и 19 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", статьям 1, 3 и 36 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

0

9

Постановление Конституционного Суда РФ от 03.02.1998 N 5-П "По делу о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации"

КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 3 февраля 1998 г. N 5-П

ПО ДЕЛУ О ПРОВЕРКЕ КОНСТИТУЦИОННОСТИ
СТАТЕЙ 180, 181, ПУНКТА 3 ЧАСТИ 1 СТАТЬИ 187
И СТАТЬИ 192 АРБИТРАЖНОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Конституционный Суд Российской Федерации в составе председательствующего Э.М. Аметистова, судей М.В. Баглая, Н.Т. Ведерникова, Ю.М. Данилова, В.Д. Зорькина, В.О. Лучина, В.И. Олейника, О.С. Хохряковой,

с участием Н.Н. Кожурова, В.В. Фомина и И.В. Чернякова - представителей граждан - акционеров акционерного общества "Гамаюн", А.И. Бардина - представителя предприятия общественной организации "Фирма "Спинорт", И.3. Давлетшина - представителя акционерного общества "Буинский сахарный завод",

руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями второй и третьей статьи 3, пунктом 3 части второй статьи 22, статьями 36, 74, 96, 97, 99 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации",

рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности статей 180, 181, пункта 3 части 1 статьи 187 и статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации от 5 мая 1995 года.

Поводом к рассмотрению дела явились жалоба граждан - акционеров акционерного общества "Гамаюн" (город Смоленск), жалоба предприятия общественной организации "Фирма "Спинорт" (город Москва) и жалоба акционерного общества "Буинский сахарный завод" (город Буинск, Республика Татарстан) на нарушение конституционных прав граждан статьями 180, 181, пунктом 3 части 1 статьи 187 и статьей 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, примененными в конкретных делах.

Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителями положения Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Поскольку жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи - докладчика В.Д. Зорькина, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации О.В. Бойкова и заместителя руководителя департамента Министерства юстиции Российской Федерации Р.Н. Гильманова, исследовав имеющиеся документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Граждане - акционеры акционерного общества "Гамаюн" полагают, что при рассмотрении арбитражным судом дела, в котором АО "Гамаюн" участвовало в качестве стороны, были допущены судебные ошибки, а Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассматривавший дело в порядке надзора, своим Постановлением от 3 сентября 1996 года эти ошибки не устранил. Между тем статьи 180 и 181 АПК Российской Федерации не допускают возможности пересмотра постановлений, принятых Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации при рассмотрении дела в порядке надзора, а статья 192 не позволяет в этом случае пересмотреть дело по вновь открывшимся обстоятельствам. Кроме того, как утверждают заявители, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации посчитал доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении арбитражного суда, и, исходя из этого, изменил его, применив пункт 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации. В результате применения указанных положений, по мнению заявителей, нарушаются права граждан, предусмотренные статьями 35 (части 1 и 2), 45 и 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации, в связи с чем они просят признать эти положения не соответствующими Конституции Российской Федерации.

Предприятие общественной организации "Фирма "Спинорт" в своей жалобе указывает, что Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассматривавший дело в порядке надзора, своим Постановлением от 2 апреля 1996 года на основании пункта 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации изменил решение арбитражного суда. При этом, по мнению заявителя, Президиум, проверяя законность и обоснованность решения, в оценке доказательств и установлении обстоятельств по делу вышел за пределы прав надзорной инстанции и допустил судебную ошибку. Исправить данную ошибку невозможно, поскольку статья 180 АПК Российской Федерации исключает пересмотр постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в порядке надзора, а статья 192 не предусматривает возможность пересмотра судебных актов Президиума, принятых в результате судебной ошибки. Заявитель полагает, что тем самым нарушены его права, закрепленные статьями 15, 45, 46, 50 (часть 2), 123 и 125 Конституции Российской Федерации, и потому статья 180, пункт 3 части 1 статьи 187 и статья 192 АПК Российской Федерации не соответствуют Конституции Российской Федерации.

Кроме того, заявитель утверждает, что Конституции Российской Федерации не соответствуют статьи 184, 185 и 188 АПК Российской Федерации. Однако, как следует из содержания жалобы, не ставя под сомнение конституционность этих статей, заявитель фактически оспаривает допустимость их применения в конкретном деле, т.е. законность судебного акта, что не может быть предметом конституционного судопроизводства. Поэтому в данном деле Конституционный Суд Российской Федерации не проверяет конституционность статей 184, 185 и 188 АПК Российской Федерации.

Акционерное общество "Буинский сахарный завод" в своей жалобе указывает, что Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассмотрев в порядке надзора дело, в котором заявитель участвовал в качестве истца, и применив пункт 5 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации, своим Постановлением от 20 мая 1997 года оставил в силе ранее принятое постановление апелляционной инстанции и отменил решение первой инстанции и постановление кассационной инстанции. По мнению заявителя, надзорной инстанцией была допущена судебная ошибка. При этом конституционность пункта 5 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации он не оспаривает, но считает, что статьи 180 и 181, препятствующие пересмотру постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, в котором допущена судебная ошибка, ограничивают конституционное право на судебную защиту и не соответствуют статье 46 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации.

Однако, как следует из материалов дела, АО "Буинский сахарный завод" не обращалось в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с заявлением о пересмотре его Постановления от 20 мая 1997 года, а лишь намеревалось сделать это, т.е. нет конкретного дела, в котором были применены или подлежат применению статьи 180 и 181 АПК Российской Федерации как основание для отказа в возможности пересмотра указанного Постановления в связи с предполагаемой судебной ошибкой. Следовательно, данная жалоба не отвечает требованиям допустимости по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации". Поэтому в силу пункта 2 части первой статьи 43 и статьи 68 названного Закона производство по делу в части, относящейся к жалобе акционерного общества "Буинский сахарный завод", подлежит прекращению.

Таким образом, предметом рассмотрения по данному делу являются следующие положения АПК Российской Федерации: содержащееся в статьях 180 и 181 положение о недопустимости пересмотра в порядке надзора постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; положение пункта 3 части 1 статьи 187, согласно которому Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе изменить или отменить решение, постановление и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение; статья 192 постольку, поскольку она служит основанием для отказа в пересмотре судебных актов Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вновь открывшимся обстоятельствам в случаях, когда была допущена судебная ошибка, которая не была или не могла быть выявлена ранее.

При этом, руководствуясь частями первой и третьей статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств, не входит в оценку законности и обоснованности судебных решений, вынесенных в отношении заявителей, а рассматривает лишь вопрос о соответствии Конституции Российской Федерации оспариваемых ими норм АПК Российской Федерации.

2. Согласно статье 180 АПК Российской Федерации вступившие в законную силу решения и постановления всех арбитражных судов в Российской Федерации могут быть пересмотрены в порядке надзора по протестам должностных лиц, указанных в статье 181, за исключением постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Согласно статье 181 АПК Российской Федерации протесты вправе приносить: Председатель Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и Генеральный прокурор Российской Федерации на решения и постановления любого арбитражного суда в Российской Федерации, за исключением постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации; заместитель Председателя Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и заместитель Генерального прокурора Российской Федерации на решения и постановления любого арбитражного суда в Российской Федерации, за исключением решений и постановлений Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Из этих статей АПК Российской Федерации в их взаимосвязи со статьей 183, согласно которой дела по протестам в порядке надзора на решения и постановления всех арбитражных судов в Российской Федерации рассматривает именно Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, следует, что постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации вообще не подлежат пересмотру в порядке надзора.

3. В соответствии с разделом III АПК Российской Федерации производство по пересмотру решений арбитражных судов может осуществляться в апелляционном, кассационном и надзорном порядке (главы 20, 21 и 22). Кроме того, в этом же разделе предусмотрена еще одна возможность пересмотра судебных актов арбитражного суда, вступивших в законную силу, - по вновь открывшимся обстоятельствам (глава 23, статьи 192 - 196). Согласно части 1 статьи 192 АПК Российской Федерации арбитражный суд может пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам принятый им вступивший в законную силу судебный акт. Из этой нормы во взаимосвязи со статьей 180 следует, что постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, не подлежащие пересмотру в порядке надзора, вместе с тем могут быть самим же Президиумом пересмотрены по вновь открывшимся обстоятельствам.

Таким образом, положение статей 180 и 181 АПК Российской Федерации о том, что постановления Президиума являются окончательными и не подлежат пересмотру именно в порядке надзора, не может рассматриваться как лишающее граждан права на судебную защиту. В случае, если Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по результатам рассмотрения дела в порядке надзора постановление уже вынесено, а нарушенные или оспариваемые права и законные интересы предприятий, учреждений, организаций и граждан в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности тем не менее арбитражным судом в результате судебной ошибки не защищены, пересмотр такого судебного решения Президиумом возможен на дополнительной стадии - по вновь открывшимся обстоятельствам. Данная стадия, имеющая исключительный (чрезвычайный) характер, позволяет устранить допущенные судебные ошибки, которые не были или не могли быть выявлены ранее.

Правовая позиция, согласно которой окончательный характер постановлений надзорной инстанции не может рассматриваться как препятствие к возможности их пересмотра в дополнительной стадии - по вновь открывшимся обстоятельствам, в случае судебных ошибок, которые ранее не были или не могли быть выявлены, уже была выражена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 2 февраля 1996 года по делу о проверке конституционности пункта 5 части второй статьи 371, части третьей статьи 374 и пункта 4 части второй статьи 384 Уголовно - процессуального кодекса РСФСР. Данная правовая позиция сформулирована в связи с рассмотрением соответствующих механизмов уголовного судопроизводства. Вместе с тем такая же позиция применима и к оценке процедур, которые, по смыслу части 1 статьи 192 АПК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьей 2, могут быть в аналогичных случаях использованы при пересмотре постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

4. В соответствии со статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод. Это означает, что государство обязано обеспечить полное осуществление права на судебную защиту, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной. Данная обязанность вытекает из общепризнанных принципов и норм международного права, в частности закрепленных в статьях 8 и 29 Всеобщей декларации прав человека, а также в статье 2 (пункт 2 и подпункт "а" пункта 3) Международного пакта о гражданских и политических правах.

Согласно статье 14 (пункт 1) Международного пакта о гражданских и политических правах каждый имеет право на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Судебное решение не может быть признано справедливым и правосудным, а судебная защита - полной и эффективной, если допущена судебная ошибка. Поэтому статья 14 (пункт 6) Международного пакта предусматривает, что судебное решение подлежит пересмотру, если "какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки".

В силу статей 15 (часть 4) и 17 (часть 1) Конституции Российской Федерации право каждого на судебную защиту, предусмотренное ее статьей 46 (часть 1), должно гарантироваться в соответствии с названной нормой международного права, которая имеет общепризнанный характер и как таковая является составной частью правовой системы Российской Федерации. Таким образом, из статьи 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьями 2, 15 (часть 4), 17 (части 1 и 2), 18, 21 (часть 1), 45 (часть 1), 46 (части 2 и 3), 55 и 56 (часть 3) следует, что ошибочное судебное решение не может считаться правосудным и государство обязано гарантировать защиту прав и свобод человека и гражданина от судебной ошибки. Отсутствие возможности пересмотреть ошибочный судебный акт умаляет и ограничивает право каждого на судебную защиту, что недопустимо. Поэтому законодатель, устанавливая порядок осуществления правосудия, обязан предусмотреть механизм (процедуру) исправления таких ошибок, в том числе на стадии пересмотра судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам.

5. Такая возможность не исключается по буквальному смыслу части 1 статьи 192 АПК Российской Федерации, согласно которой арбитражный суд может пересмотреть по вновь открывшимся обстоятельствам принятый им вступивший в законную силу судебный акт. Однако подобный пересмотр, который мог бы иметь место в связи с обнаруженной судебной ошибкой как одним из вновь открывшихся обстоятельств, в деятельности Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации фактически не осуществляется в силу следующих причин.

Согласно части 2 статьи 192 АПК Российской Федерации основаниями для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта являются: существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны заявителю; установленные вступившим в законную силу приговором суда заведомо ложные показания свидетеля, заведомо ложное заключение эксперта, заведомо неправильный перевод, подложность документов либо вещественных доказательств, повлекшие за собой принятие незаконного или необоснованного судебного акта; установленные вступившим в законную силу приговором суда преступные действия лиц, участвующих в деле, либо их представителей или преступные деяния судей, совершенные при рассмотрении данного дела; отмена судебного акта арбитражного суда, решения, приговора суда либо постановления другого органа, послужившего основанием к принятию данного решения.

Этот перечень, не предусматривающий возможности пересмотра постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в связи с обнаружившейся судебной ошибкой, которая не была или не могла быть выявлена ранее, является закрытым, исчерпывающим. Именно в качестве такового он рассматривается в правоприменительной практике Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. Поэтому устанавливающая его часть 2 статьи 192 АПК Российской Федерации препятствует тому, чтобы положение части 1 той же статьи о возможности пересмотра арбитражным судом принятого им вступившего в законную силу судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам применялось для пересмотра постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, если они приняты в результате судебной ошибки. В таких случаях ошибочное судебное решение не может быть исправлено, что несовместимо с принципом правосудности (законности и обоснованности) решений, постановлений арбитражного суда и с задачами судопроизводства в арбитражном суде по защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов граждан, предприятий, учреждений и организаций в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Кроме того, как следует из материалов дела, заявления с просьбой о пересмотре постановлений надзорной инстанции именно по вновь открывшимся обстоятельствам вследствие допущенной судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее, были отклонены со ссылкой и на статьи 180 и 181 АПК Российской Федерации как вообще не позволяющие обжаловать постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации не только в порядке надзора, но и в случаях, которые относятся к особой стадии арбитражного судопроизводства - пересмотру дел по вновь открывшимся обстоятельствам. Следовательно, статьи 180 и 181 АПК Российской Федерации неправомерно используются в качестве основания к отказу в пересмотре постановлений надзорной инстанции, когда такие постановления приняты в результате судебной ошибки.

Таким образом, часть 2 статьи 192 АПК Российской Федерации (постольку, поскольку она служит основанием для отказа в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, принятых в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее) нарушает закрепленную статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации гарантию судебной защиты прав человека и гражданина.

6. Согласно пункту 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе изменить или отменить решение, постановление и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение. По мнению заявителей, данная норма позволяет Президиуму Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации самостоятельно выяснять фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, собирать и дополнительно исследовать и оценивать доказательства, что несовместимо с задачами надзорной инстанции и противоречит статье 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

Для понимания и оценки смысла оспариваемого положения необходимо учитывать его взаимосвязь с другими положениями АПК Российской Федерации.

Статьями 145, 146, 153, 155, 157 - 159 АПК Российской Федерации предусмотрена возможность обжалования судебного решения и его пересмотра апелляционной инстанцией. При рассмотрении дела в апелляционной инстанции арбитражный суд по имеющимся в деле и дополнительно представленным доказательствам повторно рассматривает дело и проверяет законность и обоснованность решения в полном объеме, причем с применением тех же принципов, что и в первой инстанции. К ним, в частности, относятся принцип состязательности и равноправия сторон (статья 7 АПК Российской Федерации) и принцип непосредственности судебного разбирательства, согласно которому арбитражный суд при разбирательстве дела обязан непосредственно исследовать все доказательства по делу (статья 10 АПК Российской Федерации).

Возможность такого обжалования судебного решения и его пересмотра в вышестоящей инстанции является одним из неотъемлемых элементов права на судебную защиту. Это вытекает из смысла статей 46, 50 (часть 3) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации и является одним из общепризнанных принципов организации судебной системы и осуществления правосудия в правовом государстве.

Наряду с первой и апелляционной инстанциями в АПК Российской Федерации предусмотрены кассационная и надзорная инстанции (главы 21 и 22), что направлено на создание условий для более полного осуществления конституционного права на судебную защиту и для реализации вытекающих отсюда задач судопроизводства в арбитражном суде.

Надзорное производство в арбитражном суде, как дополнительная гарантия права граждан на судебную защиту, имеет место после того, как судебное решение, постановление по делу, рассмотренному зачастую не только в первой, но и в апелляционной и кассационной инстанциях, вступило в законную силу и на его основе уже могло возникнуть множество правоотношений, причем срок для него не установлен. Поэтому в АПК Российской Федерации закреплены существенные особенности судопроизводства в порядке надзора, а также пределы прав надзорной инстанции.

В соответствии с АПК Российской Федерации основаниями к изменению или отмене решения, постановления в порядке надзора являются незаконность или необоснованность судебного акта (часть 1 статьи 188); указания арбитражного суда, рассматривающего дело в порядке надзора, изложенные в постановлении об отмене решения, постановления, обязательны для арбитражного суда, вновь рассматривающего данное дело (часть 1 статьи 190). Однако арбитражный суд, рассматривающий дело в порядке надзора, не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены в решении, постановлении либо отвергнуты им, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение, постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела (часть 2 статьи 190 АПК Российской Федерации).

По смыслу пункта 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 188 и 190, если Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в порядке надзора изменяет или отменяет решение, постановление, он в любом случае (и когда возвращает дело на новое рассмотрение, и когда принимает новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение) не может устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо отвергнуты в решении, постановлении. Это означает, что он не вправе самостоятельно устанавливать имеющие значение для дела обстоятельства на основе собранных доказательств и не может дополнительно собирать новые доказательства. Однако, не передавая дело на новое рассмотрение, он может исправить допущенную в решении, постановлении ошибку в применении и толковании норм материального права.

В связи с проверкой правильности выбора нормы материального права в конкретном деле, применительно к фактическим обстоятельствам дела, надзорная инстанция проверяет не только законность, но и обоснованность судебного акта, т.е. насколько установленные обстоятельства (с точки зрения их доказанности и полноты выяснения), собранные доказательства (с точки зрения их всесторонности, полноты и объективности) и выводы (с точки зрения их соответствия обстоятельствам дела) позволяют применить ту или иную норму материального права.

Следовательно, принимая новое решение, надзорная инстанция тем самым исправляет ошибки, допущенные судом на той ступени правоприменительного процесса, которая связана с выбором нормы материального права, ее уяснения, толкования. Но при этом, по смыслу статьи 187 АПК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 186, 188, 190, а также со статьями 7, 10, 117 (часть 1), 124 (часть 1), 125, 127 (абзац четвертый части 2), 155, 157 (пункты 2 и 3), 158 и 159 (пункт 7 части 2), 162, 171, 174, 175 (пункты 2 и 3), Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассматривающий дело в порядке надзора, непосредственно не исследует доказательства и не устанавливает фактические обстоятельства, так как он не может подменять первую и апелляционную инстанции, которые самостоятельно исследуют и оценивают доказательства и устанавливают фактические обстоятельства дела на основе принципов состязательности и равноправия сторон и непосредственности судебного разбирательства. А это именно те принципы, которые являются обязательными для разрешения спора по существу и в рамках которых, согласно статьям 7, 10 и 52 (часть 2) АПК Российской Федерации, только и возможно установление фактических обстоятельств и получение, исследование и оценка доказательств.

В надзорной инстанции, как следует из статей 186 и 190 АПК Российской Федерации, эти принципы ограничены именно потому, что суд в порядке надзора использует полномочие, закрепленное в пункте 3 части 1 статьи 187, только тогда, когда допущена ошибка в применении и толковании норм материального права. В этом случае надзорная инстанция не решает вопросы факта, от нее не требуется собирания, исследования и оценки доказательств и установления фактических обстоятельств. Поэтому принятое в порядке надзорного производства новое решение, исправляющее ошибку, допущенную в применении и толковании норм материального права, способствует осуществлению задач судопроизводства в арбитражном суде по защите нарушенных или оспариваемых прав и законных интересов и не нарушает предусмотренных Конституцией Российской Федерации положений о праве на судебную защиту (статья 46), о порядке получения и использования доказательств (статья 50, часть 2) и об осуществлении судопроизводства на основе состязательности и равноправия сторон (статья 123, часть 3).

Таким образом, пункт 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации соответствует Конституции Российской Федерации.

7. Положение пункта 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации не может служить основанием для принятия Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации нового решения, которым не только исправляются ошибки в применении и толковании норм материального права, но и изменяется доказательственная база.

Если надзорная инстанция приходит к выводу о том, что решение, постановление должно быть отменено в силу недостаточной обоснованности, она не может на этом основании принять новое решение. По смыслу пункта 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации во взаимосвязи с его статьями 187 (пункт 2 части 1), 188 и 190, дело должно быть направлено на новое рассмотрение. При этом недопустимо предрешение вопросов о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими, а также вопросов о том, какая норма материального права должна быть применена и какое решение, постановление должно быть принято при новом рассмотрении дела.

В противном случае создавалась бы возможность принятия постановлений вопреки требованиям и ограничениям, которыми надзорная инстанция связана в отношении пересматриваемых ею решений, постановлений, неправомерно расширялись бы полномочия надзорной инстанции, что приводило бы к нарушению статей 46, 50 (часть 2) и 123 (часть 3) Конституции Российской Федерации.

Новое решение Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассматривающего дело в порядке надзора, принятое с нарушением действительного смысла пункта 3 части 1 статьи 187 АПК Российской Федерации, является ошибочным и как таковое может быть пересмотрено по вновь открывшимся обстоятельствам в порядке, предусмотренном главой 23 (статьи 192 - 196) АПК Российской Федерации, и с учетом настоящего Постановления.

На основании изложенного и руководствуясь частями первой и второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 100 и 86 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать соответствующим Конституции Российской Федерации содержащееся в статьях 180 и 181 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации положение о недопустимости пересмотра в порядке надзора постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

При этом данное положение не может служить основанием для отказа в пересмотре постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с обнаружившейся судебной ошибкой, которая не была или не могла быть выявлена ранее, поскольку возможность такого пересмотра не исключается в силу общего положения части 1 статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и вытекает из права на судебную защиту, гарантированную статьей 46 (часть 1) Конституции Российской Федерации.

2. Признать соответствующим Конституции Российской Федерации пункт 3 части 1 статьи 187 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, поскольку, по смыслу содержащегося в нем положения, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, рассмотрев дело в порядке надзора, вправе изменить либо отменить решение суда первой инстанции, постановление апелляционной или кассационной инстанций и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение, если допущена ошибка в применении и толковании норм материального права.

3. Признать соответствующей Конституции Российской Федерации часть 1 статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

4. Признать не соответствующей Конституции Российской Федерации, ее статье 46 (часть 1), часть 2 статьи 192 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации постольку, поскольку она служит основанием для отказа в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам постановлений Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации в тех случаях, когда судебный акт принят в результате судебной ошибки, которая не была или не могла быть выявлена ранее.

5. В силу статьи 68, пункта 2 части первой статьи 43, статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" производство по делу в части, относящейся к жалобе акционерного общества "Буинский сахарный завод", прекратить, поскольку данная жалоба не соответствует требованиям допустимости.

6. Дела, в которых в качестве сторон участвовали акционерное общество "Гамаюн" и предприятие общественной организации "Фирма "Спинорт" и которые были рассмотрены в порядке надзора, подлежат пересмотру Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с учетом настоящего Постановления.

7. Согласно частям первой и второй статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление является окончательным, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

8. Согласно статье 78 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации" и "Российской газете". Постановление должно быть также опубликовано в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации" и в "Вестнике Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд
Российской Федерации

0


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » Конституция РФ, статьи, комментарии, материалы » ГЛАВА 7. СУДЕБНАЯ ВЛАСТЬ И ПРОКУРАТУРА ≤25≥. Статья 127