ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » ФСИН России, ФСИН республика Мордовия » ФСИН России, ФКУ ИК-1 УФСИН России по республике Мордовия Сосновка


ФСИН России, ФКУ ИК-1 УФСИН России по республике Мордовия Сосновка

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ИК-1 Сосновка, ФСИН РФ, ФСИН России, ФСИН Мордовия, УФСИН Мордовия, ГУФСИН Мордовия, Мордовский ФСИН, Мордовский УФСИН, Мордовский ГУФСИН, исправительные учреждения Мордовия, колонии Мордовия, Мордовские тюрьмы, Мордовские лагеря, Мордовские  зоны, следственные изоляторы Мордовия, Мордовские централы, колонии-поселения Мордовия, Мордовские ЛИУ, Мордовские КП, Мордовские ВК, изоляторы Мордовия, уголовно-исполнительные инспекции Мордовия, УИС Мордовия, лечебно-исправительные учреждения Мордовия, Мордовские пересылки, тюремные больницы Мордовия, этапы Мордовия, Мордовский конвой, Мордовские воспитательные колонии, Мордовские прокуратуры по надзору, Мордовские ФКУ, Мордовские объединения исправительных колоний, ОИК Мордовия, ШИЗО ИК Мордовия, режим содержания Мордовия, колонии строгого режима Мордовия, колонии общего режима Мордовия, колонии особого режима Мордовия, ИВС Мордовия, КПЗ Мордовия, СИЗО Мордовия, следственные изоляторы Мордовия, Мордовские СИЗО, УДО Мордовия, СУС Мордовия, СУОН Мордовия, ПКТ Мордовия, ЕПКТ Мордовия, карцер Мордовия, арест Мордовия, ограничение свободы Мордовия, лишение свободы Мордовия, исправительные работы Мордовия, принудительные работы Мордовия, ИК-1 Сосновка

В Полиции, КАЗ, ИВС, СИЗО, ИК, КП, УИИ Мордовия. Бесплатная консультация юриста, адвоката по уголовному делу, аресту, мере пресечения, обжалованию приговора, УДО.

0

2

ФЕДЕРАЛЬНОЕ КАЗЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ «ИСПРАВИТЕЛЬНАЯ КОЛОНИЯ №1 УФСИН РОССИИ ПО РЕСПУБЛИКЕ МОРДОВИЯ»
ИК-1 Сосновка

Адрес ИК-1 Сосновка: 431120, Зубово-Полянский район, п. Сосновка, ул. Почтовая, д. 8

тел: (834-57) 5-40-10, (834-58) 3-26-39

e-mail: u-385-1ik@yandex.ru

0

3

ИК-1 Сосновка

«В исправительной колонии No 1 при досмотре заказного письма, поступившего на имя осужденного к 15 годам лишения свободы от жителя Московской области, сотрудниками учреждения были обнаружены и изъяты денежные средства в размере 5 000 рублей (4 купюры по 1 000 тысяче и 2 купюры по 500 рублей). По данным фактам проводятся проверки», — подчеркнули в пресс-службе УФСИН по Мордовии.

0

4

Убить нельзя кормить
Темур Козаев

Кризис – не лучшее время, чтобы разбрасываться миллиардами рублей. А именно столько – миллиард рублей ежегодно – тратит российская казна на содержание за решёткой особо опасных преступников, осуждённых пожизненно. К чему же такие расходы, если толку от серийных убийц и насильников всё равно нет никакого, да и самим осуждённым пожизненная отсидка, как правило, в тягость? Может, дешевле и проще вернуться к практике смертной казни – тем паче что за подобный подход ратует более 55% россиян?

А тут ещё и Европа предоставила нам хороший повод, лишив российскую делегацию голоса в ПАСЕ и, таким образом, позволив поставить ребром вопрос об отмене раздражающего большинство наших граждан моратория на смертную казнь.

Мораторий на смертную казнь де-факто действует в нашей стране с 1997 года – с подачи Парламентской ассамблеи Совета Европы. Впрочем, пресловутый «протокол ПАСЕ № 6», запрещающий смертную казнь, российские парламентарии с тех пор так и не ратифицировали. Мало того, в российской Конституции сохранилось положение о том, что смертная казнь может рассматриваться в качестве высшей меры «вплоть до её отмены». Но в том-то и дело, что смертную казнь как высшую меру наказания у нас никто не отменял. Просто так повелось, что осуждённым преступникам её автоматически заменяют пожизненным заключением. С перспективой выхода на свободу через 25 лет. А в нынешней ситуации, когда Брюссель демонстративно развернулся к Москве тылом, приняв резолюцию о дипломатических санкциях в виде лишения российской делегации в ПАСЕ права голоса, нам, как считает первый замглавы думской фракции ЛДПР Алексей Диденко, «нужны всего сутки, чтобы выйти из ПАСЕ и казнить миллионы извращенцев, насильников, педофилов, которые находятся в наших тюрьмах». Диденко, конечно, утрирует: речь по большому счёту идёт не о «миллионах» осуждённых, а всего лишь о 1897 преступниках. Именно столько у нас отбывают пожизненные сроки. Негуманно? Зато какая экономия!

На зарплату охранников приговорённых тратят 75 миллионов в год

Когда наши парламентарии или общественники в сотый раз заводят речь об окончательном отказе от смертной казни, они говорят о чём угодно – об этической стороне дела, о гуманности и «милости к падшим», наконец, о «европейских стандартах» толерантности, – но только не о деньгах. А между тем поговорить о деньгах применительно к осуждённым на «вышку», чрезвычайно занятно. Вот как вы думаете, сколько тратит казна на содержание одного такого преступника? «Российская газета» как-то сообщала, что 3 тыс. евро в год (почему-то именно в евро, а не в рублях или долларах – скорее всего приведённая цифра фигурировала в европейских СМИ) – и рядом приводила данные о том, что-де США тратят на то же самое 30 тыс. долларов. А, по информации, которой корреспонденту «Нашей Версии» удалось разжиться у не слишком высокопоставленного, но достаточно информированного источника во ФСИН, только на прокорм одного пожизненно осуждённого ежемесячно расходуется 14 тыс. рублей. Это значительно больше, чем средняя пенсия, которую платят нашим старикам.

Считаем вместе: каждый из 1897 осуждённых ежемесячно проедают свои 14 тыс.– итого выходит 26 558 000 рублей. Это 300 млн рублей в год, если слегка округлить. Теперь давайте прибавим к этой сумме расходы на содержание мест заключения для «пожизненных пленников». Теоретически их пять – ИК-18 в Ямало-Ненецком автономном округе («Полярная сова»), ИК-2 в Пермском крае («Белый лебедь»), ИК-56 в Свердловской области («Чёрный беркут»), ИК-6 в Оренбургской области («Чёрный дельфин»), ИК-5 в Вологодской области («Вологодский пятак»). А практически то ли семь, то ли девять. Дело в том, что в исправительных учреждениях могут создаваться так называемые спецучастки для содержания осуждённых к пожизненному сроку. Известно, например, что один такой «спецучасток» был создан в мордовской ИК-1 ЖХ-385/1 в Сосновке. А ещё известно, что таких «спецучастков» было создано несколько.

А ещё прибавим зарплату персонала. Вот, кстати, ещё одна закрытая тема: а сколько, собственно, человек охраняет осуждённых на пожизненные сроки? Во ФСИН вам об этом не расскажут, это тайна. Несколько лет назад Newsweek в материале о «Чёрном дельфине» сообщил, что персонал этой колонии на 1600 «посадочных» мест насчитывает 900 человек. Остальные колонии вдвое, а то и втрое меньше «Чёрного дельфина», и, как утверждают знающие люди, сосчитать их персонал не так уж сложно: уменьшить количество мест в полтора-два раза. В «Беркуте» и «Пятаке» по 500 мест, в «Сове» и «Лебеде» – по тысяче. Если грубо – выходит, что 1897 осуждённых охраняют и обслуживают примерно 2500 человек. В прошлом году средняя зарплата во ФСИН исчислялась 25 тыс. рублей – стало быть, на оплату персонала уходит порядка 62 500 000 рублей в месяц – или 750 млн рублей в год. Плюс ещё 300 млн «на прокорм». Плюс расходы на содержание мест заключения – сколько именно тратит на это ФСИН, мы не знаем. Но, так или иначе, ежегодное содержание матёрых убийц и насильников вылетает отнюдь не в копеечку – в полновесный миллиард рублей, по самым скромным подсчётам.

Возможность адекватно карать серийных убийц и насильников

Что такое сегодня миллиард рублей? Это двухмесячный бюджет Белгорода. Это в 10 раз больше, чем тратит городское хозяйство 300-тысячного Орла на решение жилищно-коммунальных проблем за три квартала года. Миллиард – это очень много. Так с какой стати вбухивать такие деньжищи в содержание неполных 2 тыс. особо опасных преступников, которым, к слову, даже запрещают работать? По сути, это деньги на ветер. Да и самим осуждённым нести бремя пожизненных сроков явно в тягость: недаром же скончавшийся полтора года назад от сердечной недостаточности маньяк Анатолий Оноприенко, осуждённый за 52 убийства и отсидевший почти 20 лет за решёткой, не раз умолял надзирателей лишить его жизни. Так, может быть, стоит задуматься?

И недавнее решение ПАСЕ предоставляет для этого прекрасный повод. Недаром забили тревогу правозащитники: «Если Россия выйдет из Совета Европы, у Жириновского будут развязаны руки, чтобы требовать восстановления смертной казни, – пророчествует член Общественной комиссии по сохранению наследия академика Сахарова, экс-депутат Госдумы Юлий Рыбаков. – И Жириновский будет этим пользоваться. Не исключено, что смертную казнь могут вскоре вернуть – на фоне эскалации вражды с Европой». Но в том-то и дело, что возвращение применения исключительной меры наказания поддерживает отнюдь не один только Жириновский. Менее года назад большинство депутатов Госдумы приветствовали слова главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина о целесообразности отмены моратория. Аналогичное заявление не так давно сделал и глава МВД Владимир Колокольцев. Подобные настроения присущи и большинству российских сенаторов. Помнится, член Комитета Совета Федерации по международным делам Игорь Морозов, предвосхищая недавний демарш ПАСЕ, заявил, что в российское законодательство может быть возвращена смертная казнь: «Мораторий был лишь одной из многих договорённостей, заключённых при вступлении России в эту организацию. При выходе России из ассамблеи потеряют силу все решения Страсбургского суда по правам человека, а Европа лишится мощного рычага давления на Кремль». И наша правоохранительная система сможет наконец адекватно карать серийных убийц и насильников – как это делают в США, Китае, Японии или даже у нас по соседству, в союзной Белоруссии. Экономя при этом бюджету миллиарды рублей.

Стоит ли казнить всех осуждённых к высшей мере

Следует сказать и о том, что 1897 осуждённых пожизненно – это далеко не все, кто, так сказать, «ходит под вышкой» и кому в силу содеянного вполне могли бы применить высшую меру наказания, как это делалось 20 лет назад и ранее. В прошлом году в России за особо тяжкие преступления были осуждены 21,5 тыс. человек – каждому второму из них вполне могли бы назначить и высшую меру, принимая во внимание масштабы содеянного. За торговлю наркотиками в прошлом году на тюремные нары попали 54 тыс. человек – в Китае, если кто-то не знает, за подобные преступления расстреливают выстрелом в упор в голову. И мужчин и женщин. Впрочем, российское законодательство в отличие от китайского ограничивает применение высшей меры в отношении женщин, несовершеннолетних и пожилых. А если учесть, что КПРФ, к примеру, последовательно выступает за то, чтобы смертной казнью наказывали за коррупцию в особо крупных размерах, то число тех, кто, можно сказать, рискует жизнью, увеличивается ещё на несколько тысяч. И что, всех взять и перестрелять?

Всех – негуманно. На Руси вообще казнили не так много – в отличие от «цивилизованных» Америки и Европы. В конце XIX века лишали жизни «по суду» до пяти человек в год, не больше. И только в разгар столыпинщины казнить стали сотнями: в 1906-м – 245 человек, в 1907-м – 624 человека, в 1908-м – 1340 человек – недаром последнего российского самодержца прозвали в народе Николаем Кровавым. Что же касается советской истории, то при «тиране» Сталине смертную казнь вообще упразднили, а чаще всего «вышку» назначали при «гуманном» Хрущёве – до 2500 приговоров в год. В конце 70-х – начале 80-х ежегодно казнили по 400–500 преступников.

Особо опасные рецидивисты в состоянии принести пользу экономике

Так вот, не целесообразнее ли будет, вернувшись к практике применения смертной казни, большую часть преступников, проходящих по особо тяжким статьям, всё-таки не расстреливать, а предоставить им возможность искупить вину не кровью, но потом? Нынче считается, что принудительный труд неэффективен, но едва ли это так на самом деле. Вот пример: челябинская женская исправительная колония № 5 шьёт спортивные костюмы, которые реализуются по 2500 рублей за комплект. На производстве задействованы не только «зэка», но и «вольняшки». Так вот, месячная зарплата швеи-заключённой составляет до 1200 рублей, в то время как «вольная» зарабатывает до 18 тысяч. При том, что работают они вровень, в одном пошивочном цехе. Сегодня заключённому, занятому на дальневосточном лесоповале, платят до 15 тыс. рублей – при том, что его «вольный» напарник может зарабатывать вдесятеро больше. А пилят-валят они вдвоём один ствол.

Многочисленные исследователи истории ГУЛАГа сходились на том, что-де заключённые работали спустя рукава, допуская много брака в работе. Но при этом системе «спецстроев» МВД удавалось развивать промышленность в тех регионах, где её никогда не удалось бы развить без участия заключённых. Кстати, в работе «Заключённые на стройках коммунизма: ГУЛАГ и объекты энергетики СССР», на которую любят ссылаться правозащитники, отмечается, что «нормы выработки в 1951–1952 годах не выполняли от 26 до 28% заключённых» – значит, «зэка» в массе своей работали не так уж «неэффективно», как об этом гласит расхожее мнение.

Мнения:

Франц Клинцевич, депутат Госдумы:

– Само наличие смертной казни в УК дисциплинирует общество – правда, лишь в том случае, когда она применяется, а не заменяется автоматически тюремным сроком. Сейчас у нас есть возможность отменить мораторий – и, я считаю, это сделать необходимо. Разумеется, как здравомыслящий человек, я отдаю себе отчёт, насколько важны для общества либеральные ценности, – но это лишь одна сторона медали. Однако есть у неё и другая сторона – безнаказанность. Которая растлевает и развращает людей. Когда сегодня педофил, совершивший преступление, убивший малолетнего ребёнка, получает семь лет, через три года выходит по условно-досрочному на свободу и на второй день совершает точно такое же преступление – меня ничто не переубедит, что этот человек должен быть физически уничтожен. Не людьми – законом. И это моя позиция взрослого, прожившего жизнь человека.

Михаил Виноградов, психиатр-криминалист:

– Я убеждён в том, что смертная казнь – это не только наказание. Это мера социальной защиты общества от маньяков, серийных убийц и насильников. И смертная казнь нашему обществу необходима. Сейчас появился повод её вернуть – и её надо вернуть! Говорят, что моя позиция идёт вразрез с позицией церкви. Отнюдь: православие твёрдо стоит на позициях защиты отечества, поражения врагов смертью, физической ликвидации врагов. Поэт Жуковский защищал смертную казнь, как христианин: он считал её не только актом правосудия, но и актом христианской любви. На днях жуткое преступление произошло в Тюменской области – мать позволила изнасиловать свою семилетнюю дочку за 50 тыс. рублей. Что делать с этой матерью? А что делать с другой женщиной, которая в период запоев мужа, чтобы добыть ему денег на водку и закуску, убивала других женщин? 16 доказанных убийств, 40 убийств под вопросом. Что с ней делать? Женщина абсолютно здорова – в том числе и психически. Вообще, психически больные люди совершают тяжкие преступления в десятки, в сотни раз меньше, чем психически здоровые, отдающие отчёт в своих действиях.

Противники смертной казни приводят примеры судебных ошибок, когда расстреливали невинных людей. Это единичные случаи. Но даже их можно исключить, если смертная казнь будет приводиться в исполнение с отсрочкой. Тогда, когда суд, прокурор, следователи, адвокаты будут абсолютно уверены в приговоре.

0

5

Открытые обращения и заявления
О НЕОБХОДИМОСТИ СРОЧНОЙ МЕДПОМОЩИ ОСУЖДЕННЫМ, НАХОДЯЩИМСЯ В ИК-1, П. СОСНОВКА РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ
05-09-2015

В Управление организации медико-санитарного обеспечения ФСИН России
Врио начальника Управления
Приклонскому Александру Петровичу

Прокурору Республики Мордовия
Мачинскому Валерию Михайловичу

В адрес «Комитета за гражданские права» 17 и 29 августа 2015 года поступило два электронных обращения родственников осужденных, находящихся в учреждении ИК-1 УФСИН России по Республике Мордовия, п. Сосновка, о необходимости оказания срочной медицинской помощи:

- ос. Филину Олегу Николаевичу, 1976 г.р., от супруги Сивохиной Ольги Николаевны, контактный адрес olgafld2@ramdler.ru

- ос. Сокольскому Дмитрию Владимировичу, 1977 г.р., от супруги Гвоздевой Юлии, контактный адрес yula_85_08@mail.ru

По первому обращению.

Осужденный Филин Олег Николаевич имеет заболевание ВИЧ, стадия 4В (то есть поздняя стадия), глубокая иммунодепрессия - количество CD4-лимфоцитов менее 200/мкл.

С его слов, воспалены лимфоузлы, испытывает боли при ходьбе, самочувствие очень плохое. Специальная терапия не проводится, врачи МСЧ предлагают только обезболивающие.

Сообщается, что в ИК-1 в августе 2015 года скончалось двое осужденных, больных ВИЧ.

В указанной стадии заболевания, без адекватного наблюдения и адекватной терапии, жизни осужденного О.Н. Филина угрожает смертельная опасность.

В связи с этим, убедительно ПРОШУ:

- принять срочные меры к приему от супруги ос. Филина, необходимых лекарств, если терапия назначалась. Например, путем высылки (выдачи) ей рецептов МСЧ или решением вопроса о получении перевода денежных средств в ускоренном порядке от Сивохиной на имя Филина и закупкой необходимых лекарственных препаратов сотрудниками учреждения для поддерживающего лечения Филина. Данные меры не запрещены ни УИК РФ, ни ПВР ИУ.

По второму обращению.

Ос. Сокольский имеет заболевания посттромбофлебитический синдром, варикоз, трофическая язва на левой голени.

С его слов, был на обследовании в ЛПУ-21 Республики Мордовия, улучшения состояния нет. Нога сине-черного цвета, к концу дня сильный отек, очень тяжело передвигаться, в просьбах разрешить пользоваться тростью отказано. Нет бинтов для компрессионного лечения.

Исходя из общедоступной информации по данному заболеванию, Сокольский нуждается в осмотре и назначениях хирурга-ангиолога и в проведении ультразвукового дуплексного сканирования, так как у абсолютного большинства таких больных развивается вторичное расширение подкожных вен. А в ряде случаев возможно расширение основных венозных стволов. Также, не исключено, что существенное улучшение состояния Сокольского возможно только в случае хирургического вмешательства.

По смыслу поступившего сообщения - сосудистый хирург Сокольского не осматривал, УЗДС ему не проводилось. В связи с этим, не приходится говорить о какой-либо адекватной медицинской помощи.

В связи с изложенным, ПРОШУ:

- принять меры к направлению ос. Сокольского в ЛПУ системы УИС, где имеется возможность провести необходимое обследование по данному заболеванию;

- до решения этого вопроса, принять меры к обеспечению ос. Сокольского эластичными бинтами, тростью (или рассмотреть возможность предоставления постельного режима в течение дня).

Также, убедительно ПРОШУ Прокуратуру Республики Мордовия провести совместную с Росздравнадзором проверку адекватности осмотров и назначений врачами медицинской части учреждения ИК-1, включая случаи Филина и Сокольского, с проверкой медкарт осужденных.

С уважением,

Председатель Комитета,
Член Совета по развитию гражданского общества и правам человека при Президенте РФ,
член Экспертного Совета при Уполномоченном по правам человека в РФ,
Заместитель председателя Общественного Совета при ГУ МВД по г. Москве,
член ФС РОДП «Яблоко», сопредседатель Ассоциации независимых наблюдателей,
заместитель председателя правозащитной группы
Общественной наблюдательной комиссии г. Москвы

А. В. Бабушкин

0

6

Где содержатся маньяки: репортаж из закрытой тюрьмы для смертников
«Мордовская зона» наизнанку
28.03.2019

Самые страшные маньяки СССР, о которых помнят разве что наши бабушки и дедушки, до сих пор живы. Они заточены в мордовских тюрьмах. А где еще — ведь Мордовия действительно уникальный регион: здесь на территории в 50 км располагается... 17 (!) исправительных учреждений, в том числе две колонии для пожизненно осужденных. Нигде больше нет такой концентрации тюремного населения и нигде больше нет сразу двух тюрем для «смертников».

Серийные убийцы советской эпохи здесь делят одни камеры с современными маньяками. Бывшие военные, сотрудники правоохранительных органов, оленеводы, директора фабрик — кого тут только нет, и на совести каждого из них горы трупов. Как подсчитал кто-то, на две сотни пожизненно осужденных приходится примерно целый «город призраков» (душ тех, кого они убили).

Обозреватель «МК» побывала в мордовских колониях для «смертников». Мы публикуем репортаж из ИК-1, известной как «мордовская зона».

Письмо Сталину от осужденной жены атамана Махно

ИЗ ДОСЬЕ «МК»:

В 1931 году на территории Мордовии был образован Темлаг (подразделение в системе ГУЛАГа). В 1948 году там появилось отдельное управление Дубравлаг с лагерями для политзаключенных.

ADVERTISEMENT
Сейчас в Мордовии почти 30 учреждений уголовно-исполнительной системы, включая СИЗО, больницы и т.д. Здесь есть практически все виды колоний, в том числе единственная в России ИК для женщин, больных туберкулезом.

Мордовия — край суровый, край тюремный. Некоторые поселки целиком состоят только из жителей-тюремщиков. В одном из них под названием Явас есть уникальный музей, посвященный жизни за колючей проволокой. Полностью сохраненный интерьер служебного кабинета работника Темлага, подлинные письма известных осужденных (ученых, поэтов, писателей)... Ну и «вишенка на торте» — одиночная камера, где в темноте сидит зэк-манекен эпохи политических репрессий.

Из фактов, которые наверняка многих потрясут: в 30–40-е годы начальниками управлений мордовской уголовно-исполнительной системы несколько раз становились бывшие осужденные.

— Времена были такие, что среди арестантов оказывались люди образованные, представляющие ценность для культуры и науки страны и даже мира, — говорит представитель УФСИН по Мордовии Марина Ханиева. — У нас здесь отбывали наказание дочь Цветаевой Ариадна Эфрон, диссиденты Ирина Ратушинская, Александр Гинзбург, Андрей Синявский... Сидел тут священник, ставший впоследствии митрополитом всея Эстонии (он, кстати, потом приезжал сюда).

Галерея известных заключенных впечатляет. Вот только некоторые из них.

Жена легендарного атамана Махно Галина Кузьменко. Ее привезли сюда этапом в 1945 году, немолодую (47 лет) женщину осудили за «бандитизм в годы гражданской войны». Восемь лет она провела в Дубравлаге. Сохранилось ее письмо Сталину, в котором она накануне освобождения спрашивает про ключи к своей квартире в Берлине (их изъяли при аресте). Есть и документ с грифом «совсекретно», подписанный замначальника Дубравлага. Там сказано: Кузьменко может быть отпущена только после получения от ее дочери письменного согласия взять ее под опеку на иждивение.

Юрий Айзеншпис. Да-да, в мордовских лагерях сидел будущий директор и продюсер группы «Кино» (помните, как он на взятые в кредит деньги выпустил «Черный альбом» Виктора Цоя?). Свой срок он получил в 70-е за контрабанду и валютные операции: в его квартире нашли американские доллары.

Почти всех осужденных на этап раньше гнали через Мордовию, отсюда и страшные рассказы про «дорогу смерти». В сосновых борах прячутся заброшенные кладбища арестантов. Но самое ужасное впечатление все же производят колонии для «смертников». Что за чудовища и на каких «цепях» там сидят?

Гражданин начальник «мордовской зоны»

ИК-1 поселка Сосновка. Плакаты с надписями: «На свободу с чистой совестью» могли бы казаться издевательскими, но это не колония для пожизненно осужденных в чистом виде. ИК-1 — особого режима с участком для «смертников». Руководит участком Сергей Валентинович.

Его кабинет (единственным украшением которого является огромный бюст Дзержинского) располагается прямо между камер со «смертниками». Соседство с маньяками его не пугает. Сергея Валентиновича вообще в этой жизни, как мне показалось, мало что может напугать. Он сам, к слову, — ходячая история. Вместе с женой (она тюремный медик) приехал в Мордовию из Вильнюса в 90-е, да так до сих пор и остался сторожить тех, к кому все остальные боятся даже приближаться.

— Я принимал первый этап пожизненно осужденных в 1998 году. Работал тогда начальником спецотдела, так что все личные дела этих людей шли через меня. Помню, старенький дедушка Данилов сжег дом с людьми, цыган Панченко в составе банды ограбил и вырезал семью... Все истории примерно такие. У меня до сих пор в журнале хранится информация о каждом из пожизненно осужденных, пришедшем теми первыми этапами. Вели себя они относительно спокойно, но были растеряны. Они ведь все готовились к расстрелу, а тут им жизнь даровали. Некоторые при опросе говорили: «Лучше б расстреляли, чем так жить». Но через несколько лет точку зрения поменяли.

«Гражданин начальник» с самого начала завел правило: осужденные не делятся на касты и категории. В «мордовской зоне» все равны и все начинают с чистого листа.

— Чем убийца старушек лучше убийцы детей? — рассуждает начальник. — Как один из них может предъявлять другому за педофилию? Или как кто-то может быть авторитетнее, если у всех одинаковый приговор?

В конце 90-х в «мордовскую зону» стали прибывать и первые маньяки. Почти все они уже умерли и покоятся на специальном кладбище в Барашеве. Те, кто живы, уже настолько немощны и стары, что сами не помнят — за что они тут оказались.

Сергей Валентинович достает «амбарную книгу» — как раз в ней все записи. Красным цветом выделены те, кто умер, и причина их смерти. Мы пробегаем глазами сухие строчки в поисках самых известных советских маньяков.

Маньяк Олег Кузнецов умер 4 августа 2000 года от острой сердечной недостаточности.

А ведь никто не знает о том, что его больше нет. В Википедии указано: «Отбывает наказание в Мордовии». 19 лет как не отбывает...

На счету Кузнецова минимум 10 жертв — девочки, девушки, женщины. Он их насиловал, а потом убивал. Почти все преступления совершил в Москве в районе Измайловского парка.

— Вину свою он не признавал, — вспоминает Сергей Валентинович. — Наверное, думал, что к нему тут сотрудники лучше относиться будут, если он будет кричать, что следствие и суд в отношении него совершили ошибку. Его никто не навещал, никто не слал посылок. С сокамерником почти не общался. Так и умер в одиночестве.

Маньяк Сергей Ряховский умер 12 ноября 2007 года от туберкулеза легких.

Странно, что общественность похоронила «балашихинского потрошителя», на счету которого 18 доказанных убийств, на два года раньше — еще в 2005 году. Так написано в той же Википедии и других источниках. Вообще, точной информацией по смертям пожизненно осужденных обладает лишь ФСИН. А о кончине сообщают только близким родственникам. У Ряховского они были, но интереса к его судьбе не проявляли.

— Мать почему-то ни разу не приезжала даже на короткую свиданку, — говорит Сергей Валентинович. — Он писал ей письма бесконечно. А еще целыми днями мемуары составлял (но вам не будет интересно, там сплошное безумие). Он считал себя «санитаром леса» — убивал проституток и гомосексуалистов.

Всего с 1998 года, суда по записям начальника, умерли 60 человек из числа приговоренных к смертной казни, которым ее заменили на пожизненный срок. А еще эта книга говорит, что никто из осужденных «мордовской зоны» отсюда живым не вышел. За все существование «централа» не было и ни одного удачного побега.

«Не виноватый я»

Не маньяками едиными жива «мордовская зона», как грустно пошутил один из ее сотрудников. Один кавказец, к примеру, убил в порыве ревности свою жену, когда застал ее дома с любовником (а тот успел сбежать, потому выжил), и 11-летнего пасынка. Или вот оленевод Андрей Выучейский в селе Ненецкого автономного округа спалил юрту со всей семьей — заживо сгорели пять человек, включая детей, среди который был шестимесячный Артем. Пришел домой пьяный, требовал деньги на водку, а когда не дали, разозлился… Сам он уверяет, что, наоборот, пытался спасти домочадцев из огня. Может, правда не помнит по пьяни, как все было на самом деле, а может, придумал себе эту версию и поверил в нее, чтобы дальше жить можно было. То, что был пьян в момент трагедии, не отрицает — объясняет, мол, белый олень сбежал, он его искал по всей тундре, вот и выпил...

Оленеводу 30 лет, но есть осужденные намного моложе — по 20–25 лет. Их десятки, и от этого страшно. Истории таких ребят типичны — убивали таксистов или гастарбайтеров, грабили дома (расправлялись с хозяевами на месте). Житель Хакасии Максим Смирнов сел за решетку в 19 лет. Вместе с товарищами они изнасиловали, жестоко убили и сожгли трех китаянок, которые работали в теплице (компания бродила по району в поисках водки, наркотиков и денег, а женщины попались им под руку).

— 50 процентов считают себя жертвами судебной ошибки или же признают вину, но частично и со сроком не согласны, — говорит Сергей Валентинович. — И пытаются убедить в этом меня. Я им отвечаю: я не следователь, не прокурор, не судья, мое дело — охранять. А вы пишите в высшие инстанции, добивайтесь справедливости, я вам не мешаю. Я не берусь судить. Все может быть. Но иногда даже простой беседы достаточно, чтобы понять, что версия осужденного не выдерживает никакой критики и он виновен.

В худом арестанте в черной тюремной робе ни за что не узнаешь курсанта училища МВД в Санкт-Петербурге Илью Комарова. В 2013 году он, по версии суда и следствия, из-за конфликтов (соседи его заливали) и с целью наживы вырезал семью наркополицейского: 38-летнюю женщину, 12-летнего мальчика и собаку. До этого момента ничего подобного в вузах внутренних войск не случалось, потому на место выезжал главком ВВ МВД Николай Рогожкин.

Илья Комаров один из тех, кто вину свою не признает и никогда не признавал. Но вот послушайте его ответы на мои вопросы и сами сделайте выводы.

— Следствию нужно было срочно найти виновного, потому что преступление громкое, — начинает Илья. — Я был идеальным подозреваемым. Я был в квартире в день убийства, буквально за полчаса до этого. Я никогда этого не отрицал. У меня в туалете хомут растянулся, и я пришел к соседям посмотреть, как он крепится (они одинаковые во всех квартирах). Я даже предложил женщине позвонить мужу и разрешить мне войти. Он разрешил. И потом она говорила во время моего визита по телефону с подружками. А по версии следствия, я ушел, вернулся и побежал искать золото, а когда меня увидели, всех убил. И вот вам не странно, что я якобы нанес собаке один удар в сердце, а женщине и ребенку 72? Я не понимаю логики.

— Но ведь даже орудие убийства нашли, как я читала в репортажах из зала суда.

— Нож нашли, но он абсолютно тупой. Он был куплен для походов. Я им с хомута ржавчину счищал. На хомуте есть отметина, что я чистил действительно. И вот, по версии следствия, я всех зарезал и ушел, а золото оставил в подъезде. Зачем?

— Не знаю. Но знаю, что вас задержали, когда вы ехали из больницы, где вам лечили раненую руку.

— По их версии, ребенок нанес мне эту рану. Но это не так. На самом деле рана — от драки с истинным преступником в их квартире. Я с ним столкнулся там. Следствие не стало его искать. Им проще было меня обвинить.

— Если вы застали убийцу на месте преступления, да еще пытались задержать, то почему сразу не вызвали полицию? Почему через какое-то время просто спокойно пошли в больницу?

— Это моя ошибка, и я этого не отрицаю. Но я считаю, что вина моя не доказана. А мне пожизненное дали. Это дико — такой срок сам по себе... Но надежда умирает последней. Мне сейчас 26 лет всего.

— Чем занимаетесь в колонии?

— Работаю. Шью. У меня иски есть — судебные издержки в 70 тысяч и еще военному училищу я должен компенсировать расходы по обмундированию и обучению. Родители поддерживают, письма пишут. А свидания с ними не хочу. Почему? Скажем так — стыдно. И чем меньше видишь, тем меньше хочется. Так проще всем.

Если вы думаете, что в былые времена с военными такого произойти не могло, — ошибаетесь. «Мордовская зона» свидетельствует: так было всегда. В одной из камер сидит (точнее, лежит, он частично парализован после инсульта) бывший советский военнослужащий, старший лейтенант Артиллерийских войск по фамилии Бородин. Пил он как-то в одной компании, разразился скандал, поножовщина... В общем, несколько трупов на его совести, в том числе 90-летней бабушки. Старушка была лежачая, как и он сейчас. Ну чем не закон кармы? Или вот житель Калининграда Юрий Савин убил двух мужчин, а конечности им отпилил садовой пилой, чтобы легче спрятать и труднее опознать было. Так вот он сейчас в колонии сам без ноги (ампутировали из-за заболевания).

0


Вы здесь » ФОРУМ ПРО АМНИСТИЮ, ТЮРЬМЫ, ЗОНЫ и ЗАКОНЫ » ФСИН России, ФСИН республика Мордовия » ФСИН России, ФКУ ИК-1 УФСИН России по республике Мордовия Сосновка